Программатор–II

После не совсем триумфального, но все же позитивного голосования по программе правительства ("за" – 239, а в прошлом году за аналогичный документ проголосовало 335 депутатов) премьер-министр должен был выйти в кулуары ВР, чтобы удовлетворить информационное любопытство "шакалов пера". 12 телекамер и примерно пять десятков представителей СМИ поджидали Виктора Федоровича, а Татьяна Коробова разминалась, готовясь задать свой вопрос главе КМ.

Янукович действительно появился и решительно опроверг все домыслы относительно политизации программного вопроса, а также попыток гарантировать свое будущее. Уже все без исключения журналисты наизусть знали положение Конституции, в соответствии с которым депутаты не могут на протяжении года отправлять в отставку Кабинет министров в случае благополучного утверждения его программы.

Премьер держался хорошо. Рядом по стойке "смирно", расправив могучие плечи, стоял его пресс-секретарь Тарас Аврахов. Немного бледный, но полный решимости. Они издалека очень хорошо смотрелись. А в это время Коробова предприняла первую попытку задать вопрос. Но, поскольку пробиться сквозь плотный частокол телекамер ей не удалось, попытка не удалась. Виктор Федорович продолжал убеждать "шакалов пера" в достоинствах сегодняшнего программного момента. Тарас постепенно приобретал более живой цвет лица. Коробова воспользовалась секундной паузой и все-таки задала свой вопрос: "Виктор Федорович, а что вы делаете сегодня вечером?". После короткого хохота премьер ответил: "Как всегда, буду работать".

С чувством исполненного долга Таня оторвалась от общей массы и ушла к небольшой группе парламентских пофигистов, которые издалека наблюдали за происходящим. Они уже как бы "поняли тему" и наслаждались общением на посторонние темы. Изредка раздавался дикий хохот. Премьер-министр отреагировал на очередной "взрыв" следующей фразой: "А тех, кто там смеется, я приглашаю на фуршет сегодня вечером". Иногда лучше смеяться, чем серьезно относиться к происходящему. Или подкалывать пресс-секретаря "Нашей Украины" по поводу "отщепенца", который не удержался и проголосовал за программный кабминовский документ. Этим "изменником" оказался Павел Игнатенко, который оперативно распространил в СМИ заявление, что это "стопроцентная случайность", и он напишет бумагу на имя спикера с просьбой отозвать свой голос. Пресс-секретарь "НУ" радостно всем рассказывала, что наконец-то удалось обеспечить монолитное единство фракции. Действительно, год назад 55 представителей "Нашей Украины" не удержались и поддержали программу деятельности Кабинета министров. Теперь же подобного ажиотажа не было. Ситуация изменилась.

В настоящее время на основе программного блицкрига Виктора Януковича по схеме "два в одном" (за один день и отчет правительства о выполнении программы-2003, и утверждение программы-2004) можно сделать следующие выводы.

Во-первых, ритуальный план действий правительства проходил через парламент, что называется, "в притирку", с минимальным количеством голосов. За включение данного вопроса в повестку дня проголосовали 228 народных депутатов, за утверждение окончательной процедуры рассмотрения программы-2004 – 229, а окончательный результат, напомним, 239. Коммунисты, социалисты, "нашеукраинцы" и "тимошенковцы" не "слили" своих голосов. Похоже, Виктор Федорович шел в парламент без страховки. И, кстати, еще во время обсуждения этого вопроса в сессионном зале даже у знающих "большевиков" не было уверенности в том, что программу действительно утвердят. Некоторые ожидали, что в последний момент или члены СДПУ(о) "забудут" нажать кнопки, или же одна из "карликовых фракций" (допустим, "Народовластие") включит обратный ход. Получить 224 или 225 голосов (для позитивного голосования необходимо 226) – согласитесь, очень неприятная для премьера "пилюля". Мог бы поломаться весь дальнейший ход политической игры.

Во-вторых, состоялось четкое деление сессионного зала на электоральной основе. К программе Януковича отнеслись как к предвыборному ходу потенциального кандидата в президенты. Поэтому и разнородная оппозиция так дружно не голосовала. Дескать, ваш кандидат (в смысле, "большевиков"), вот вы с ним и разбирайтесь.

В-третьих, неучастие социалистов в голосовании свидетельствует о желании Александра Мороза продемонстрировать: сотрудничество с большинством по вопросу конституционной реформы – это одно, а политическая поддержка правительства Виктора Януковича – совсем другое. Подобное позиционирование необходимо Александру Морозу для корректировки имиджа, который некоторые его коллеги по оппозиции пытаются подпортить обвинениями в "пособничестве режиму".

В-четвертых, крайне неудачно выступил лидер "Нашей Украины" Виктор Ющенко в ходе обсуждения программного документа. Он неожиданно проникся заботой о социальных проблемах "маленьких украинцев", выплатой зарплат и пенсий. Другими словами, толкнул стопроцентно популистскую предвыборную речь, забывая при этом о своих "достижениях" во время премьерства. Его выступление – еще одно наглядное свидетельство отсутствия единой идеологии у "Нашей Украины". Ее лидер смотрится "размазано". Невозможно определить, кто он: либерал, социал-демократ, национал-патриот или нечто другое? Мог бы выставить вместо себя того же Виктора Пинзеника. Пусть бы он порассуждал о монетарных аспектах социальной сферы.

И, наконец, в-пятых. Достаточно призрачны гарантии "парламентской неприкосновенности", полученные правительством Виктора Януковича. Да, базовая схема – "парламентское большинство в потугах рождает единого кандидата в президенты" – не поломана. "Шикидымс" (широкая коалиция демократических сил) по-прежнему существует. Но ведь никто не может помешать президенту отправить кабинет Януковича в отставку без всякого согласия парламента. А еще может возникнуть неприятная ситуация, связанная с успешной реализацией конституционной реформы. Там тоже есть норма о "годичной неприкосновенности" Кабмина. Но программы была принята в момент действия старой Конституции. После конституционной реформы обязательно будет подниматься вопрос о недействительности "парламентской защиты" Януковича.

Но, тем не менее, Виктор Федорович выжал из сложившейся ситуации все, что только возможно. По крайней мере, до политической реформы, а также на протяжении четырех месяцев после ее завершения (срок вступления в действие конституционных изменений) он обезопасил себя со стороны "парламентского тыла". В таком случае и 239 голосов "за" – достаточно неплохой результат.