Кошкина любовь

Каждый раз, когда кошки устраивают любовно-акробатическое шоу на крыше 21-го отделения милиции, непосредственно под моими окнами, почему-то на задний план отходят выборы президента России, весенний авитаминоз, а также традиционные проблемы, связанные со сменой гардероба. И хочется перечитать Сашу Черного. Особенно это:
"Вчера мой кот взглянул на календарь
И хвост трубою поднял моментально.
Потом подрал на лестницу, как встарь,
И завопил тепло и вакханально:
"Весенний брак, гражданский брак!
Спешите кошки на чердак!"

Увы, но этой ночью я так и не смогла уснуть. Из-за кошек. Они орали столь вдохновенно и громко, что из нескольких окон вниз полетели пакеты с чем-то съестным. Похоже, с недопитым кефиром. Кошки на некоторое время затихли, но, перекусив, с новой энергией приступили к своим занятиям. Извините, у них март. Сезон любви. Так придумала природа, и люди ничего не могут изменить в зверином распорядке.

Кстати, утром, когда я выходила из подъезда, на канализационном люке сидело нечто серо-полосатое, вполне невзрачное, но абсолютно довольное, и важно умывало лапкой усы. Эти движения напомнили мне собственные: я тоже по утрам вот так же расправляю мятую мордочку. Правда, без усов. Но это неважно.

Женщины похожи на кошек. Особенно весной. Единственное, что нас кардинально отличает: кошкам не дарят цветы. Даже на 8-е марта. В этом наше явное женское преимущество перед ними. У меня на письменном столе, среди финансового анализа программы правительства, каких-то полусекретных "пробивок" коммерческих фирм и биографий олигархов, стоят три банки с цветами. Белые и желтые розы подарили друзья. Этим букетам всего несколько дней. А вот красные розы… Они проделали огромные путь длиной в 800 км, побывали в воздушных ямах и на таможенном досмотре, успели проголодаться и повянуть, потом глотнуть воды на работе и вновь задорно поднять лепестки кверху. И вот они живут уже вторую неделю, не думая сдаваться. Мне бы тоже хотелось такой жизнестойкости.

Целыми днями я добываю информацию: пялюсь в компьютер и вызваниваю "знающих людей". На них почему-то весна действует меньше, чем на кошек. Пересев озимых, компьютеризация системы регистрации негосударственных пенсионных фондов, назначения и увольнения, кулуарные склоки и бюрократически методы подковерной войны убили в них любые намеки на сентиментальность. Хотя финансовые аналитики тоже, наверное, умеют любить. А министры обращают внимание еще на что-то, кроме показателей платежного баланса. Например, на длинные ноги секретарш. И в этом есть некая параллель между кошкиной любовью и нашей человеческой действительностью.

К сожалению, действительность всегда ближе к прозе. Чем старше мы становимся, тем реже появляются в нашей жизни цветы. И тем бережнее мы относимся к этим мимолетным проявлениям то ли еще любви, то ли уже уважения. Кошки тоже меняются с возрастом. Но по ним это не так заметно. К тому же их жизнь не отягощают депрессии, неврозы и тяжелые раздумья: "позвонит – не позвонит", "придет – не придет", "любит – не любит". У них чувства дозируются по сезонам. Вот, март – сезон любви. Скачи по крышам, ори сколько хочешь, давай волю весеннему темпераменту. Такова традиция поколений.

Впрочем, мне тоже сегодня придется много скакать. Но не по крышам – по пресс-конференциям. При всем этом мне ужасно интересно, дождутся ли красные розы, пока с перекошенным от усталости лицом и отупевшими мозгами я приползу домой, притащив в нагрузку ворох приятных и неприятных новостей. Не знаю почему, но мне очень хочется, чтобы дождались, не повяли. Весна все-таки. А женщины так похожи на кошек…