Украинский праймериз

Чего греха таить: ну любим мы, анализируя реалии собственного житья-бытья, в том числе и политического, ссылаться на опыт ближнего и особенно дальнего зарубежья. Мол, а вот у них, в Европе… А вот в Штатах… Там, кстати, тоже на повестке дня президентские выборы. И вся страна следит за проходящими сейчас "праймериз" — генеральной репетицией "настоящих" выборов. Своего рода "праймериз" с видом на конституционную реформу прошел недавно и в Украине.

Вариант законопроекта о выборах народных депутатов, предусматривающий народное волеизъявление по закрытым партийным спискам, был принят в первом чтении под занавес сессионного дня 5 марта. 262 депутатских голоса — результат более чем достаточный для "обычного" законопроекта. Но в данном случае речь идет о документе исключительном, важном не только для будущего избирательной системы и даже не только для будущего отечественного парламентаризма. Всем понятно: его судьба во многом определит судьбу политреформы в целом.

Принятие закона о пропорциональных выборах было главным условием вступления в конституционную коалицию коммунистов, а затем и социалистов. Пункт об избирательном законе открывает перечень документов, предусмотренных Политическим соглашением депутатских фракций и групп, намеренных провести и законодательно обеспечить конституционную реформу. Чтобы законопроект о внесении изменений в Конституцию, ожидающий "благословения" Конституционного суда, после возвращения в парламент и окончательного рассмотрения Верховной Радой вступил в действие, ему, напомним, необходима поддержка не менее 300 депутатов. В свете этого 262 голоса, "собранные" законопроектом о выборах, — это много или мало? На этот вопрос и отвечает народный депутат Украины, постоянный представитель Президента в Верховной Раде Александр Задорожний:

— Скажу так: 262 голоса, отданные за законопроект о выборах на пропорциональной основе, — это немало. Голосование, о котором идет речь, стало для парламентского большинства своего рода проверкой на политическую зрелость. Считаю, большинство эту проверку выдержало. Мы доказали союзникам по конституционной коалиции в лице коммунистов и социалистов, что, несмотря на многочисленные инсинуации и спекуляции ("большинство не проголосует, оно не сможет набрать голоса"), договариваться с нами можно. В том числе и по самым серьезным вопросам.

Хочу обратить ваше внимание на неучастие в голосовании блоков "Наша Украина" и БЮТ. Все помнят, сколько сил, времени, энергии, эмоций отдали представители этих фракций борьбе за то, чтобы парламент в Украине формировался на основе пропорциональной избирательной системы. Сколько раз, начиная с 2000 года, законопроект выносился на голосование. Что творилось под парламентским куполом, когда документ набирал 209 и 217 голосов… Как этот купол не снесли бушевавшие депутатские страсти, для меня до сих пор загадка.

Сегодня у законопроекта, одним из авторов которого является "нашеукраинец" Юрий Ключковский, есть все шансы для того, чтобы стать полноценным законом. Все, кроме поддержки еще недавно самых яростных его сторонников. Почитайте стенограмму. Представители "НУ" и БЮТ столь же страстно 5 марта говорили о невозможности принятия данного документа, как еще совсем недавно доказывали необходимость его немедленного одобрения. Если не вдаваться в детали, соль всех их выступлений сводилась к парадоксальной формуле: "Мы за, но против". Другими словами, "Наша Украина" и Блок Юлии Тимошенко за пропорциональные выборы, но если данный закон поддерживает нынешняя власть, то они категорически против. Подобная логика, помнится, отличала одного принципиального пассажира, вошедшего в историю благодаря фразе, ставшей крылатой: "Назло кондуктору возьму билет и пойду пешком!".

А собственно говоря, чем в данном случае рисковали вчерашние поборники и сегодняшние оппоненты пропорциональных выборов? Да, в общем-то, ничем. С самого начала было ясно, что и без их голосов необходимая поддержка законопроекту обеспечена. Зато можно добавить новые штрихи к имиджу последовательных борцов с системой (и ни к чему вспоминать об уплывших из рук собственных высоких постах в этой системе). Правда, представители "НУ" и БЮТ не учли одного существенного момента: их горячие монологи о невозможности голосовать за выборы по закрытым партийным спискам вызовут эффект, обратный ожидаемому. Среди 262 депутатов, поддержавших законопроект о пропорциональных выборах, оказались люди, на чьи голоса, честно говоря, не очень рассчитывали…

Резоны и мотивации

Вообще же, анализируя результаты голосования по законопроекту о выборах народных депутатов, я бы выделил несколько моментов. Во-первых, это последовательность в проведении курса на политическую реформу, провозглашенного Президентом в августе 2002 г. Во-вторых, соблюдение политических договоренностей с такими непростыми союзниками, как коммунисты и социалисты. В-третьих, важность конституционных изменений для целого ряда народных депутатов, в том числе и для тех, кто не принимает идею пропорциональных выборов. Каждый из этих факторов оказал существенное влияние на результат, достигнутый 5 марта. Хотя, напомню, более 60 депутатов большинства не голосовали за законопроект.

Не надо думать, что они представляют некую организованную структуру с четкими требованиями. У каждого свои резоны, мотивации. Для одних это был демарш: "Не хочу и не буду!". Для других — элемент поиска своего места в будущем политическом процессе и гарантий, что это место за ними будет закреплено. Для третьих отказ от голосования за избирательный закон — начало (продолжение) некоего торга, например, с правительством, по поводу решения конкретных вопросов — своего округа, своего бизнеса и т. д.

О чем все это говорит? О том, что (к вопросу о "праймериз") у законопроекта по внесению изменений в Конституцию есть определенный (и немалый) резерв. Но прежде всего — о наличии серьезных проблем и необходимости их безотлагательного решения. Надо быть очень наивными, чтобы не понимать: решением тех же проблем энергично займутся противники политреформы, стараясь привлечь на свою сторону хотя бы часть депутатов, не поддержавших закон о выборах на пропорциональной основе.

Вопросы. Пока без ответов…

Понятно, это проблемы не только большинства, а всех участников конституционной коалиции. Если мы действительно стремимся к реформированию Основного Закона, то голосование 5 марта — серьезный сигнал для тех, от кого зависит увеличение количества голосов "за". Одновременно это и сигнал для тех, кто выбрал роль стороннего наблюдателя: мол, мы-то "за", но вот посмотрим, как вы управитесь.

Не сумеем сейчас серьезно просчитать последовательность дальнейших совместных шагов — не сможем уже никогда найти возможности для достижения реальных компромиссов. Надо думать, союзники по коалиции это наконец осознают.

В этой связи у меня лично возникают вопросы. В том числе — к временной специальной комиссии, призванной подготовить к рассмотрению в сессионном зале целый ряд законопроектов. Тех, которые, как предусматривает Политическое соглашение, должны быть приняты до финального внесения изменений в Основной Закон. Вопрос: как именно приняты — окончательно или хотя бы в первом чтении?

При всем глубочайшем уважении к тайнам конституционного судопроизводства, неплохо получить хотя бы намек от КС: когда же именно будет вынесено решение относительно законопроекта о внесении изменений в Основной Закон? Это помогло бы более четко спланировать работу Верховной Рады.

Кстати, о планировании депутатской работы. Понятно, что все законодательные акты, которые рассматривает наш парламент, исключительно важны. Но все же, думается, не должно быть так, как случается у нас: сначала все что угодно, а потом уже — то, что в первую очередь волнует депутатов. Чтобы вечером предпраздничного дня, дважды продлевая время работы сессии, выносить на голосование законопроект, определяющий будущее каждого из тех, кто находится в парламентском зале. Будь моя воля, я бы на рассмотрение таких вопросов выделил целую сессионную неделю, не "разбавляя" никакими другими делами.

Конечно, можно возразить, что есть и более важные документы, например, экономического характера. Но не будем лукавить — не о них в данном случае речь. Могу назвать целый ряд правительственных чиновников, упорно приспосабливающих под себя законодательное поле, с этой целью "пробивающих" под видом первоочередных поправки к законодательным актам. Да не остановится экономика, если эти поправки не будут приняты на нынешней неделе! В то же время депутаты могли бы сосредоточиться на тех политических вопросах, от решения которых, в конечном счете, зависит судьба и правительства, и отдельных его представителей.

Как бы то ни было, опыт последних дней и, в частности, голосования за избирательный закон показал, что в парламенте произошло структурирование, а вместе с ним серьезное осознание депутатами конечных целей политического процесса. Значит, есть основания надеяться, что ближайшие недели в контексте политической реформы будут результативными. Станут, несмотря на давление улицы и усилия многочисленных политических спекулянтов, временем взвешенной, вдумчивой работы.