Системный администратор

Николай Азаров — достаточно специфическая фигура в украинском политикуме. Он знает все обо всех (поскольку обладает уникальной базой данных на украинских бизнесменов), но мало кто знает что-то о нем. Кроме, естественно, официальных должностей и высказываний. Азаров умудрился, занимая первые посты в государстве, фактически не "пересекаться" со сферой публичной политики.

Проще говоря, Николай Янович — человек "закрытый", застегнутый на все пуговицы. Он неохотно дает интервью, предпочитая делать свое дело без света юпитеров. Самым известным и громким "делом" Азарова, безусловно, следует считать построение "с нуля" Налоговой администрации. Кстати, многие до сих пор не могут привыкнуть, что руководитель у ГНАУ совсем другой. Тем не менее вот уже почти полтора года экс-шеф главного налогового ведомства страны исправно "несет" службу на другом фронте — правительственном. В свое время появление Николая Азарова в Кабмине стало сенсацией. Он занял кресло первого вице-премьера в кабинете Януковича, причем "совместив" его с должностью главы Минфина. Короче, "два в одном". Фактически полномочия, которые сосредоточены в руках Николая Яновича, сродни премьерским. Недаром же многие на них посягали и еще будут посягать. За те полтора года, что Азаров работает в правительстве, с его именем связывали множество самых разноплановых событий: вступление Украины в Единое экономическое пространство с Россией, Беларусью и Казахстаном, бюджетную эпопею, кадровый демарш "молодых реформаторов", присоединение фракции "Европейский выбор" к региональному блоку в Верховной Раде. Тем не менее, несмотря ни на что, факт остается фактом: Николай Азаров ведает экономикой страны, европейской интеграцией и финансами. Зачем одному человеку такая концентрация полномочий, и что он с ними собирается делать? Эти вопросы мы задали первому вице-премьеру и получили на них ответы. Публичные упреки в ваш адрес, прозвучавшие в начале нынешнего года, расцениваются как проявление внутреннего конфликта в правительстве. Не думаете ли вы, что такой обвал критики был не только личной инициативой нескольких чиновников, но и поддерживался определенными влиятельными силами?

— Я бы не стал говорить о данном вопросе в той плоскости, в которой рассматриваете его вы. Нет конфликта принципов и убеждений. Речь идет об организации эффективного правительственного менеджмента. Вот и все. Поэтому распространять слухи о некоем конфликте в правительстве нет никаких оснований. Есть программа действий Кабинета министров, которую принял к исполнению каждый, кто добровольно, подчеркиваю, добровольно нанимался на работу в это правительство. И если кто-то не может или не хочет выполнять программу, то добровольный уход — это нормальный и, пожалуй, лучший выход. Есть очень хорошая арабская пословица "в строку", которая звучит примерно так: "Имеющий в кармане мускус не кричит об этом на всю улицу: запах мускуса говорит за него". Так что время все расставит по своим местам, и будет видно: кто реально работал в правительстве, а кто рассуждал, что работать невозможно. Думаю, больше хлопаний дверями не будет, потому что теперь уровень требований к руководителям и ответственности за дело продемонстрирован недвусмысленно. Полагаю, все усвоили этот уровень.

Вы сработаетесь с новым руководителем Государственного комитета по вопросам регуляторной политики и предпринимательства Юрием Авксентьевым?

— Не надо все переводить на личности. Авксентьев — грамотный, профессиональный управленец. Оценка его работы будет проводиться не на основе личного отношения к нему. Дескать, такой хороший парень, пусть работает. Перед госкомитетом, как я уже говорил, поставлены четкие задачи. В первую очередь мы ожидаем качественного, интеллектуального прорыва в законопроектной работе. Следует создать такие правила экономической игры, которые обезопасили бы бизнес от политических рисков, коррупции и чиновничьего беспредела. Практически за три месяца нужно обеспечить регистрацию предприятий по принципу "в одно окно", отменить необоснованные регуляторные, разрешительные ограничения для бизнеса, обеспечить нормальный, прозрачный отвод земли под инвестпроекты, предложить решение проблемы социальных начислений на фонд оплаты, которые тенизируют зарплаты.

С какой целью муссируются слухи о вашей отставке и целесообразности разделения должностей министра финансов и первого вице-премьера?

— Понятно, что об истинных целях лучше спросить у "авторов" и распространителей подобных слухов. Впрочем, есть и абсолютно очевидные факты. Сколько лет в Украине говорили о налоговой реформе, и кто ее реально начал?

Будем считать, что вы…

— Вот… А эта реформа затрагивает интересы буквально всех, кто делает бизнес в стране. Очень многих, мягко говоря, огорчает конец "халявы". Очень многие не могут или не хотят играть по предложенным правительством честным правилам. Так вот, я ответственно утверждаю: начать, а затем последовательно и твердо проводить налоговую реформу было бы невозможно без замкнутого "цикла" ответственности: от разработки законопроектов, продвижения их в парламенте до организации исполнения по линии Министерство финансов — экономический блок — первый вице-премьер-министр. Таким образом, противодействие системному решению Президента объединить эти должности, по большому счету, — это противодействие глубокой цивилизованной реформе экономики.

Выходит, глава государства вас поддерживает. А как складываются отношения с премьером Виктором Януковичем?

— Это очень хорошие, рабочие отношения, основанные на взаимном уважении и четком понимании ответственности за порученное дело. По сути, отношения игроков одной команды.

Вы сделали заявление, что не намерены баллотироваться в президенты в 2004 году. В чем причина подобного выступления? Кто-то толкает вас на подобный шаг?

— Не было никакого заявления. Был вопрос ведущего телепрограммы "Деловой мир" на УТ-1, который он обязательно задает всем гостям программы, и был мой ответ на него. В эфире ведущий подчеркнул: "Такой вопрос мы задаем всем собеседникам". Никто никуда меня не толкал. Я дал простой ответ на простой для меня вопрос.

Вас называют главным лоббистом создания Единого экономического пространства России, Украины, Казахстана и Беларуси. Удастся ли ратифицировать соответствующие соглашения в текущем году, или вопрос будет решаться уже после президентских выборов?

— Решение разработать проект Единого экономического пространства принимали президенты наших стран. В Украине отвечать за эту работу Президент Леонид Кучма назначил меня. А я привык поставленные задачи выполнять настойчиво и тщательно. Так что здесь дело вовсе не в моем личном отношении к проекту. Хотя и не скрываю: оно обусловлено сугубо прагматичными мотивами. Убежден, что громадные рынки России, Казахстана, Беларуси, традиционно "адаптированные" для украинской продукции, крайне важны для нас. И потому экономическая интеграция этих рынков, исходя из национальных интересов Украины, нам выгодна и крайне необходима. Работа над проектом в этом году переходит в стадию создания конкретных договоров, оформляющих режим "общего рынка". Поэтому эта работа непосредственно не зависит от президентских выборов. Вместе с тем понятно, что политическое противостояние в парламенте может и затормозить принятие необходимых решений.

Обоснованны ли заявления оппозиции, которая считает, что в рамках ЕЭП будет создан некий надгосударственный орган?

— Этот вопрос — дело достаточно далекого будущего, когда сама практика интеграции поставит нас перед необходимостью принимать решение: создавать наднациональные органы или нет? Например, многолетняя интеграционная практика Европейского Союза привела к появлению подобного органа. И если украинская оппозиция торопится в ЕС, то пусть честно ответит: принимают они наднациональное регулирование, существующее в Евросоюзе, или нет?

Вы "курируете" ЕЭП, а сами собираетесь в Штаты —договариваться о скорейшем предоставлении Украине статуса страны с рыночной экономикой. В связи с этим сразу возникает вопрос: куда будем интегрироваться?

— Говоря об экономической интеграции Украины, у нас до сих пор стереотипно предполагают альтернативность развития ситуации. Некоторые критики даже твердят, что "двух интеграций Украина не выдержит". Это поверхностный и предвзятый взгляд на реалии сегодняшнего мира. Сегодня есть необходимость интеграции экономики Украины в различные перспективные рынки, но — на единых принципах, которые четко определены Президентом Украины и зафиксированы в программе деятельности правительства. Это принципы открытости, рыночной конкуренции, европейских правовых и социальных стандартов, соответствия правилам и нормам Всемирной торговой организации. Исходя из этого мы готовы поддерживать вхождение в любые рынки, способствующее социально-экономическому развитию Украины, вне зависимости от того, будут ли эти рынки российскими, европейскими или американскими. У противников такого подхода есть только один "аргумент": дескать, вместе с экономикой незаметно сдадим и независимость страны, делегировав часть суверенитета "старшим экономическим братьям". Поэтому особо хочу подчеркнуть: независимое государство Украина никуда не интегрирует свой суверенитет. Государство содействует интеграции отечественных бизнес-структур в тех направлениях и в той степени, насколько это соответствует национальным интересам.

Достаточно часто можно слышать такие упреки в ваш адрес: дескать, первый вице-премьер привел в Минфин свою команду из ГНАУ, вытеснив "старожилов" из финансового ведомства. Это действительно так?

— Поразительно! Когда чиновничья среда годами не меняется, говорят, что это застой и ретроградство. Но стоит начать динамичные перемены, сразу кричат: "Караул! Разгоняют ценных работников". Где логика? Ну а если по сути, то скажу так: никто никого не убирал и не выживал. Качество и количество новых задач, поставленных перед Министерством финансов, которое наконец-то начинает становиться штабом государственной финансовой политики, кому-то не подошло. Кто-то просто реализовал свои личные планы. А то, что кадровое наполнение пошло специалистами налоговой сферы, — не худший вариант. Ведь осуществление налоговой политики является одним из важнейших, притом системных направлений деятельности министерства.

Украина имеет самый низкий в Европе подоходный налог. На какие позитивы рассчитывает Минфин, и не пострадают ли от уменьшения ставки местные бюджеты, которым подоходный налог собственно и достается?

— Налог на доходы граждан введен в независимой Украине Декретом Кабинета министров Украины от 26 декабря 1992 года. Двенадцать лет украинцы делились своими доходами с государством так, как определил этот документ. А последние семь лет неоправданно низкий необлагаемый налогом минимум (17 гривен) и прогрессивная налоговая нагрузка на доходы, которые были совсем незначительны по европейским стандартам, неоднократно были предметом и дискуссий, и острой критики. В "работе" этого налога очень многое зависит от сознательности граждан и их работодателей.

И что, граждане поняли свою значимость и стали делиться с государством?

— Представьте себе, это так. Даже несмотря на то, что в нашей стране налоговая дисциплина и уровень прозрачности экономики далеки от демократических стандартов, подоходный налог из года в год становится все более весомой составляющей Сводного бюджета. Например, с 1996-го до 2002 года сумма поступлений этого налога увеличилась в четыре раза: с 2,6 млрд. гривен до 10,8 млрд. А удельный вес в Сводном бюджете вырос вдвое — с 8,6 до 17,5%. Причем поступления подоходного налога — наиболее прогнозируемые и стабильные.

Учитывая сказанное, понятно, что проявленная правительством твердая воля к реформированию налога с доходов граждан — действие решительное и ответственное, определенное стратегией на повышение жизненного уровня граждан, оживление потребительского рынка. Отступления не будет?

— Ни в коем случае. У нас есть два критерия, которые свидетельствуют, что мы — на верном пути. Во-первых, региональный директор Всемирного банка Лука Барбоне, так сказать, главный рецензент налоговых реформ в Украине, оценил закон о подоходном налоге как значительный прогресс в налоговой реформе. Во-вторых, расчеты подтверждают, что для большинства людей снижение налогового "пресса" станет очень и очень ощутимым. Вот вам конкретный пример: в прошлом году среднемесячная заработная плата составила 500 гривен. По действующим ставкам налогообложения на нее ежемесячно насчитывалось 83 гривни налога (16,6% зарплаты). В условиях новой 13-процентной ставки будет насчитываться на 18 гривен меньше. Проще говоря, годовой доход среднего гражданина увеличится примерно на 200 гривен. Это та самая пресловутая "тринадцатая зарплата", которую так любят вспоминать. Кроме того, новая ставка станет мощным стимулом и для легализации сверхвысоких доходов.

Значит, миллионеры будут в выигрыше от нового закона?

— Не только и не столько миллионеры. Необходимо отметить, что сверхвысокие доходы так или иначе включаются в оборот: через потребительский рынок или создание и содержание рабочих мест, через бюджетную помощь и социальные выплаты перераспределяются в пользу личных доходов наемных рабочих. А это, в свою очередь, способствует росту доходов простых граждан.

Снижение ставки "подоходки" должно чем-то компенсироваться. Если не расширением базы, то чем?

— Во-первых, мы осуществляем расширение базы за счет упразднения необоснованных льгот, которые до сих пор ни одно предприятие, ни одну отрасль не привели к процветанию, зато послужили питательной средой налоговых злоупотреблений. Минфин рассчитывает, что либерализация налогообложения приведет к тому, что все большее число предприятий и граждан начнут "показывать" все свои реальные доходы. Подобная тенденция уже наблюдается: потенциал легализации доходов, даже если исходить из официальных источников, значительный. Только за 2001 год доходы от 10 тысяч гривен до 500 тысяч гривен "показали" более полумиллиона человек. Миллионеров, задекларировавших свои средства, конечно, меньше — 679 граждан. Но ведь совсем недавно их были единицы! Кроме того, необременительная ставка налога на доходы граждан становится дополнительным аргументом для общественного давления на работодателей — для повышения и детенизации зарплаты. Это означает кардинальное изменение ситуации на внутреннем потребительском рынке и в сфере денежных накоплений населения.

Люди станут богаче?

— По оценкам правительственных специалистов, фонд оплаты труда и другие доходы граждан в 2004 году составят около 100 млрд. гривен. В соответствии с предыдущими ставками это означало бы, что граждане заплатили бы 17 млрд. гривен налога на прибыль. А по единой ставке в 13% — оценочно, с учетом социальных льгот — в местные бюджеты поступит чуть более 11 млрд. гривен. В распоряжении граждан, таким образом, на потребление и накопление останется колоссальная сумма — около 6 млрд. гривен — это более $1 млрд.

Каковы социально-экономические последствия новой ставки налога на доходы граждан?

— Первое: увеличится оборот внутренней торговли.

Второе: вырастут банковские вклады населения. Только в прошлом году сбережения граждан в банках выросли на 9 млрд. гривен (фактически в два раза). Именно эти средства сейчас составляют почти половину кредитных ресурсов коммерческих банков. Значит, и в новом году банковские кредиты на развитие экономики более чем наполовину обеспечат сами граждане. Кредиты подешевеют, малый и средний бизнес пополнит оборотные средства, чтобы обслуживать рост платежеспособного спроса. Кроме того, это мощный сигнал иностранным инвесторам: если сами украинцы доверяют банковской системе, государству, если платежеспособный спрос на внутреннем рынке повышается, то в Украину можно вкладывать, ведь тут гарантирована прибыль.

Третье: чем выше реальные доходы граждан, тем лучше перспективы личного пенсионного будущего, социальной защиты. Хотя у нас несравнимые с европейскими доходы, но уже с нынешнего года они позволят людям понемногу откладывать на медицинскую страховку, на образование детей, на личный пенсионный счет. А стремительный рост страхового рынка и негосударственных пенсионных фондов — это показатель инвестиционного развития экономики: ведь страховые компании и фонды вкладывают средства в надежные, стабильные инвестиционные проекты. Таким образом, правительство нашло и "потянуло" главное звено ускоренного экономического роста — увеличение реальных доходов людей. Мы начали сами для себя строить благосостояние.

Министерство финансов под вашем руководством перевело исполнение бюджета из ручного режима в автоматический. Что это дало, кроме улучшения его исполнения (уменьшение коррупции и т. п.)?

— Прежде всего мы добились того, что теперь не чиновник определяет, какая отрасль будет финансироваться в первую очередь, а какая подбирать бюджетные "крошки". Теперь механизм распределения средств определен законом и бюджетной росписью — что, когда, кому. Естественно, и результаты такого подхода налицо. Главными факторами высокой экономической динамики следует считать определенные изменения в структуре экономики, укрепление межотраслевых связей, увеличение части производств, продукция которых потребляется на внутреннем рынке. Достигнутые в прошлом году темпы прироста ВВП (8,5%, а вероятно, и все 9%) — основного показателя экономического развития — превышают среднюю их величину за предыдущие три года (6,8%). При этом экономический рост стал в большей мере сбалансированным. Самые высокие темпы прироста реальной валовой добавленной стоимости поддерживаются в тех областях экономики, где в 2001—2002 годах производственная активность была слабой. В строительстве, которое сейчас лидирует по темпам прироста производства, валовая добавленная стоимость увеличилась на 23%, на транспорте и в связи — на 13%, в энергетике — на 5%.

Сделаны дальнейшие шаги в погашении задолженности предыдущих лет по выплате заработной платы, стипендий и прочих социальных платежей. Кстати, правительство держит под контролем вопрос вывода зарплат из тени. Причем мы не собираемся применять административные методы и кого-то заставлять, а намерены действовать исключительно экономическими мерами. Иными словами, делать так, чтобы было выгодно показывать зарплату, выплачивать ее в полном объеме. Еще один объект внимания Кабмина — промышленность. В ближайшее время правительство намерено разобраться с промышленниками, в частности, выяснить у некоторых из них: почему при определенной благоприятной конъюнктуре, наличии спроса на тот или иной вид украинского экспортного товара соответствующими темпами не растет зарплата? Надо сказать, что предпринимаемые нами усилия положительно восприняты агентами рынка, внутренними и внешними инвесторами. По последним данным, годовой объем поступлений в страну прямых иностранных инвестиций составил $1,2 млрд., что вдвое больше, чем в 2002 году. Украинские ценные бумаги на международных финансовых рынках ценятся выше, чем государственные ценные бумаги России, Турции, Бразилии. Интересно, что аналитики "Морган Стенли" даже назвали Украину "Китаем для Европы", имея в виду феноменальный экономический рост и лучшее соотношение риск/прибыльность для инвестиций в регионе.

В конце прошлого года было объявлено о создании парламентско-правительственной коалиции. Можно ли говорить о реальном прогрессе в сфере отношений между Кабмином и Верховной Радой, или же это только декларация о намерениях?

— Я могу сказать, что парламент и правительство сегодня действуют достаточно слаженно. Как правило, ВР поддерживает все законодательные инициативы Кабмина. Безусловно, поле парламентской поддержки неоднородно, но настоящая коалиция сформируется только после реализации конституционной реформы. Хотя, как показывает практика, и де-факто парламентско-правительственная коалиция работает. Уже принят пакет законодательных актов по проведению налоговой и пенсионной реформ, расширению конкурентной среды для предпринимательской деятельности. В скором времени депутаты будут рассматривать правительственный законопроект по легализации ранее не задекларированных доходов физических лиц. Кроме того, первоочередными вопросами, которые мы сейчас должны решить вместе с парламентариями, являются проведение через ВР закона о защите интеллектуальной собственности, который играет принципиальную роль в деле признания США Украины страной с рыночной экономикой и подписания Вашингтоном протокола, необходимого для присоединения к СОТ. Планируем также обеспечить разработку и принятие закона о регистрации предпринимательской деятельности по схеме "одного окна".

В целом же, при всех перипетиях в парламенте, не было в нашей истории такого плодотворного на реформаторские действия периода.

Кстати, устойчивыми остаются слухи о создании специального государственного органа для контроля за ценами, что фактически означает вмешательство государства в политику рыночного ценообразования. Как вы это прокомментируете — есть у Минфина такие планы?

— Никаких административных мер управления ценами правительство не планирует. Речь идет об усилении аналитического мониторинга в сфере ценообразования, чтобы иметь качественные рыночные прогнозы развития ситуации, а также о контроле за обоснованностью цен и тарифов на товары и услуги государственных монополий: газ, электроэнергию, транспорт, коммунальные услуги. Нам нужно навести порядок в самих принципах ценообразования, утвердить в этом процессе экономические правила, а не произвол. Украина в нынешнем году "вошла" в глубокую налоговую реформу. И выходить мы не собираемся…

Беседовали Ольга Завьялова, егор Смирнов, Василий Хайруллин