Европолоскание в грязи

Кто мог радоваться в четверг, 29 января 2004 года, во французском городе Страсбурге, так это украинская оппозиция. Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) после срочных дебатов по вопросу украинской конституционной реформы приняла резолюцию, в которой строго предупредила официальный Киев: если изменения в Основной Закон будут приняты с нарушением законодательства или неконституционными методами, а 31 октября сего года не пройдут "свободные и честные выборы президента", то Украину могут "попросить" из Совета Европы. А ее делегацию лишить аккредитации в ПАСЕ.

Были и другие уничижительные в отношении самостоятельной страны положения этой резолюции — Украине прямо и бесцеремонно указывали, как ей жить и по каким законам, какие политические события позволены, а какие — нет, что могут делать ее органы власти сами, а на что должны спрашивать разрешения у Европы и т. д. А главное — констатировалось наличие политического кризиса в Украине.

Однако если повод для радости у оппозиции и был, то праздновать победу ей явно рано. Победа получилась явно "пирровой". Во-первых, потому что за резолюцию голосовали всего 46 человек (при 13 — "против") из 313 членов ПАСЕ. Во-вторых, как ни старались инициаторы рассмотрения вопроса представить украинскую оппозицию "гонимой и преследуемой режимом", им это не удалось. Из документа был удален пункт, в котором говорилось, что "подлинными мотивами недавних попыток провести политическую реформу, которые привели к парламентскому кризису в стране, является желание действующей власти придушить любую возможность найти политическую альтернативу, которая выполняла бы функции власти в Украине". Чувствуете, как лихо, длинно и путано закрутили?

Почти так, как если бы пассаж диктовал лидер "Нашей Украины" Виктор Ющенко, еще совсем недавно утверждавший, что он и его блок — это "не оппозиция, а альтернатива власти". В-третьих, ПАСЕ несколько "посожалела", что оппозиции пришлось блокировать трибуну и срывать работу Верховной Рады.

И, наконец, в-четвертых, эта резолюция ПАСЕ еще ничего не значит. Она, несмотря на всю словесную жесткость формулировок, носит чисто рекомендательный характер. Да, в Украину после принятия этого документа может приехать спецпредставитель генсека Совета Европы (СЕ), который будет "следить за развитием политических событий в Украине, давать советы в случае необходимости, проводить экспертизу Совета Европы и координировать и активизировать сотрудничество с украинской властью". Да, "Ассамблея продолжит пристально следить за развитием событий в Украине и готова содействовать эффективному диалогу между политическими силами, представленными в Верховной Раде". Но ведь главное-то в том, что теперь повышенный контроль со стороны ПАСЕ или СЕ будет работать одинаково и против оппозиции, и против провластных сил. Теперь в случае, если ошалевшие от собственной безнаказанности оппозиционеры опять начнут ломать парламентскую систему для голосования, дудеть в дудки и менять грязные носки прямо перед трибуной ВР, предварительно по ночам полоща бельишко в туалетах, а "большевики" будут действовать согласно действующему законодательству (Украины, а не ПАСЕ), то и упомянутый спецпредставитель поймет, кто есть "ху" в украинском политикуме. Если, конечно, этим спецпредставителем не будет Ханне Северинсен.

Уразумеет этот человек также и несколько определяющих выводов из всей этой ситуации с очередным европолосканием Украины в ПАСЕ, очень похожим на вываливание в грязи украинской власти в угоду украинской же оппозиции.

Вывод первый: в Украине идет элементарная, но, возможно, излишне эмоциональная борьба за власть. Нынешние лидеры страны хотят сохранить преемственность курса и свое пребывание у кормила. А оппозиция не просто хочет прийти к власти, а уже почему-то уверовала в свою победу. "Изюминкой" же обыденной возни вокруг всей полноты власти стали поправки в Конституцию страны, которые могут изменить государственное устройство с президентско-парламентского на парламентско-президентское. И, конечно, можно утверждать: ревизия Конституции затеяна слишком поздно, вскоре в стране президентские выборы, а никто не знает, какого главу государства (по объему полномочий) выбирать и как (в ВР или всенародно).

Такая поспешность рождает всевозможные и часто небезосновательные подозрения. Однако — вывод второй — ответом на эту подозрительность вполне могут быть частые и публичные призывы к оппозиции не самоустраняться от процесса, а самым активным способом в нем участвовать. Тем более что власть, инициировав реформу, фактически перехватила предложения оппозиции, которая и возжелала изменить систему власти в стране. Однако оппозиция, как известно, избрала путь обструкции, ушла, мягко говоря, "в отказ" и выпустила свою законодательную прыть в дудки и свистки. А почему? Да потому что, напоминаю, поверила в свою победу на президентских выборах, на которых она и сейчас рассчитывает получить своего президента с тем объемом полномочий, которыми сегодня обладает Президент Кучма. А именно вся полнота власти и нужна оппозиции. Что бы она ни говорила о "счастье народном".

Вывод третий: 29 января показало, что рассмотрение "украинского вопроса" в ПАСЕ способствовало отнюдь не только главной заявленной задаче — укреплению демократии в Украине. Инициаторы этого мероприятия — содокладчики мониторингового комитета ПАСЕ Ханне Северинсен (Дания) и Рената Вольвенд (Лихтенштейн) — попытались достичь совсем других целей — выполнить "заказ" тех, кому нужен приход к власти в Украине оппозиции во главе с Ющенко, и любой ценой спасти честь собственного мундира.

А "заказ" этот озвучил, как известно, помощник Ющенко по международным вопросам экс-американец Роман Зварич, прямо потребовавший исключить Украину из Совета Европы, если ее Основной Закон будет изменен так, как не нравится "шефу". А в выполнении последнего задания незадачливых коллег-мониторщиц поддержали другие депутаты ПАСЕ. Ясное дело, из корпоративных соображений: не признавать же правоту делегатов из "какой-то" Украины, которая до сих пор делегирует в ПАСЕ депутатов собственного парламента от Компартии.

Впрочем, обо всем по порядку. Всем известно, что в начале года (7 января) мониторинговый комитет ПАСЕ на очередной сессии этой организации предложил срочно рассмотреть проблему конституционного кризиса, который якобы охватил Украину после голосования 24 декабря 2003 года парламентского большинства за изменения в действующую Конституцию Украины. Для того чтобы "нарыть" доказательств этого утверждения и обосновать свои соображения, в Украину срочно отправились упомянутые выше "мониторши" Северинсен и Вольвенд. За три неполных дня (18—20 января) эти дамочки встретились в Украине с представителями различных политических сил и органов власти и укатили в Страсбург.

Там все и случилось. Причем когда были обнародованы стенограммы обсуждения постановки "украинского вопроса" в повестку дня ПАСЕ, то стало очевидно, что мотив корпоративной солидарности даже и не особо скрывался. О том, что вопрос "ставить надо, и все", говорили открыто. И это "надо!" было единственным и главным аргументом. Как во время постановки вопроса в повестку дня, так и во время дебатов 29 января. Накануне Северинсен прямо заявила коллегам по ПАСЕ: "Если согласиться с тем, что дебаты по этому вопросу являются вмешательством во внутренние дела страны, мы превратим себя в европейский клуб, у которого нет ценностей или целей. Мы должны обсудить этот вопрос, поскольку инициатива — от нас". Точно так же она убеждала всех и 29 января: изменения в Конституцию Украины — не ее внутреннее дело, а касается всей Европы, которая, дескать, и должна руководить и направлять. И делегаты Ассамблеи действовали буквально по принципу круговой поруки, лишь бы не пострадало реноме Северинсен.

Вывод четвертый: и для ПАСЕ, и для ее спецпредставителя, пожалуй, самый главный. Фактически избрав в общении с Украиной и ее властью язык шантажа и ультиматумов, расцененных украинским МИД как вмешательство во внутренние дела и, в принципе, с ним граничащих, ПАСЕ не столько "наказала" Украину, сколько стала на путь самодискредитации в глазах общественности. Как в Украине, так и в Европе, где многие открыто насмехаются над потугами СЕ и ПАСЕ "учить мир демократии". И главным образом потому, что при подготовке очень важного для Украины документа в полной мере были продемонстрированы необъективность, предвзятость, некомпетентность и откровенная политзаангажированность политиков — упомянутых Северинсен и Вольвенд, изучавших ситуацию в Украине и представлявших ее в ПАСЕ. Вице-спикер Госдумы России Дмитрий Рогозин по этому поводу сказал: "Что мне не нравится в докладе Вольвенд и Северинсен? Я просто знаю, что они некомпетентны. Я много раз задавал им вопросы, что они знают о политической ситуации в Украине, — они каждый раз давали мне неадекватные ответы. Эти две женщины не очень хорошо знают ситуацию в вашей стране. Поэтому Совет Европы, который на самом деле ничего не знает, что у вас происходит, начинает давать какие-то глупые рекомендации. Они такие же рекомендации давали по поводу России. Ни к чему хорошему это не привело". И что тут добавить?..

…А во время обсуждения "украинского вопроса" по зданию ПАСЕ ошивался экс-майор Мельниченко, которому, по словам его видевших, "было интересно". И это действительно занятно: что именно "интересно" ему и славной украинской оппозиции, когда твою (для майора — пусть и бывшую) родину унижают и оскорбляют мало что в ней понимающие дядьки и тетки? Странный какой-то интерес получается…