Момент конституционной истины

3 февраля должна начать свою работу очередная, пятая сессия Верховной Рады. В целом, событие достаточно ординарное. Очередная – значит очередная. И все. Но, возможно, именно на этой сессии будет завершен двухлетний процесс, который получил название конституционной реформы. Иногда кажется, что все события, которые произошли в стране, можно разделить на два периода: до реформы и во время реформы. Не исключено, что в ближайшие два-три месяца появится третий, постреформаторский период.

На новой сессии, которую с полным правом можно назвать конституционной, либо состоится внесение изменений в Основной закон, либо на этом деле можно поставить жирный крест. Другого просто не дано. Наступила решающая фаза, поскольку:

* 15 мая начинается выдвижение кандидатов в президенты, и после этой даты говорить о модернизации системы власти можно, но только шансы будут таять с каждым днем;

* остался единственный вариант конституционной реформы – №4105 ("соавторы" – Симоненко, Медведчук). Иные законопроекты просто не могут появиться, поскольку никакого смысла в этом уже нет. Практически исключается возможность обеспечить предусмотренную Конституцией двухсессионную технологию их рассмотрения;

* за 6 месяцев до дня президентских выборов запрещается вносить дополнения и изменения в Основной закон. Получается, что самый последний срок из всех возможных – 31 мая 2004 года.

В общем, как говорил мой давний знакомый – "Марина, у тебя есть только два выхода: или мальчик, или девочка". Подозреваю, что данный афоризм полностью соответствует нынешней ситуации. Выход действительно должен быть найден, поскольку от решения конституционного вопроса напрямую зависит:

· определение формы избрания президента в 2004 году. Другими словами, будет он избираться в Верховной Раде или на всенародных выборах. Если все-таки на всенародных выборах, то на какой срок: до 2006 года или на пять лет (2009 г)?

· судьба 225 мажоритарщиков, избранных в одномандатных округах. Смогут они и дальше "окучивать" свои электоральные владения или придется в срочном порядке искать места в предвыборных списках партий? Поясним, что в качестве одного из условий принятия конституционных изменений коммунисты выдвигают введение пропорциональной (партийной) системы выборов в Верховную Раду. И в настоящее время закладывается основа для формирования парламента образца 2006 года;

· президентская перспектива Виктора Ющенко;

· выдвижение (невыдвижение) Леонида Кучмы на третий срок.

Расстановка сил перед решающим конституционным боем выглядит следующим образом.

Фракция "Наша Украина". Виктор Андреевич избрал наиболее простой и поэтому контрпродуктивный путь: блокирование процесса внесения изменений в Основной закон. Такая позиция Виктора Андреевича объясняется просто. Окружение Ющенко внушило ему одну мысль: вы все равно станете в конце года президентом, так зачем вам эта "долбанная" (сохранена оригинальная стилистика одного из "советников" Виктора Андреевича) реформа? Действительно, зачем? В результате Ющенко полностью отказался от тактической борьбы. Но известно, что бой нельзя выиграть, игнорируя решение тактических задач.

Блок Юлии Тимошенко. Для Юлии Владимировны модернизация Конституции так же важна, как и строительство дамбы в Верхней Вольте. Поскольку ее фракция насчитывает всего 19 "штыков", то особой роли голоса "тимошенковцев" в предстоящей "конституционной мясорубке" не играют. Поэтому Тимошенко полностью сконцентрировалась на решении тактических задач. Тактика – ее единственное оружие. Вот она его и использует на полную мощность. В отношениях с Виктором Ющенко она исполняет роль "держателя туза" во время игры в мизер. Знаете, как приятно получить в прикупе туз, когда объявляешь мизер? А Юлия Владимировна именно так и поступает с Виктором Андреевичем: периодически намекает, что выдвинет свою кандидатуру в президенты и тут же говорит о своем желании договориться с "мессией". Так как на западе страны электорат Тимошенко и Ющенко практично идентичны, то Виктор Андреевич нервничает. Говорит, что вся сила в плавках, то есть в тесном объединении всех демократических сил ради победы единого кандидата на выборах. В качестве единого кандидата, естественно, подразумевается сам Ющенко, но пока эту "тайну" стараются "скрыть" от широкой общественности. Юлия Владимировна тактически правильно построила свои отношения с лидером "Нашей Украины", поскольку отвоевала себе относительную свободу действий.

Да и для менеджеров из администрации президента Тимошенко представляет определенный интерес, поскольку она потенциально является наиболее неудобным конкурентом Ющенко. Вот и маневрирует Юлия Владимировна между молотом и наковальней, успевая вовремя занять наиболее оптимальную в конкретной ситуации политическую позу. Вот только не надо пошлых шуточек на этот счет. Правильное позиционирование в политике – дело архиважное, требующее особого мастерства.

Социалисты Александра Мороза. Сан Саныч всегда хотел быть президентом. В последние десять лет особенно сильно. Ничего плохого и противоестественного в таком стремлении нет. Однако его надо учитывать как при анализе специфики взаимоотношений оппозиционных субъектов в рамках "тройки", так и в деле конституционной реформы. Александр Мороз по определению не может быть противником усиления роли парламента в системе органов государственной власти. Он давно задекларировал свою приверженность парламентской форме правления, поэтому менять позицию Сан Санычу не имеет смысла. Имидж не позволяет. Мороз и не меняет, поскольку является автором парламентского варианта внесения изменений в Основной закон. И, как ни странно, у этого проекта были очень хорошие шансы стать базовым.

Однако всю малину Сан Санычу испортил лидер "Нашей Украины". Если бы он не дал добро на блокирование работы Верховной Рады в пред- и постновогодние недели, то ситуация могла бы быть совсем иной. Во всяком случае, сохранилась бы поливариантность конституционной реформы, как и планировалось. А так остался один проект. Устраивает ли Мороза такое положение? Вряд ли. Добавьте к этому упомянутую тягу к президентству. Но и в первом, и во втором случае планы Сан Саныча ломаются благодаря позиции Ющенко. Вряд ли Мороза устраивает роль "политической подтанцовки" блока "Наша Украина". Да и с идеологической точки зрения оказаться в компании национал-демократов и олигархов (Юлия Тимошенко) не совсем верно. А тут еще "нарисовался" перманентный конфликт с коммунистами. Поэтому не следует позиционировать Мороза как ярого противника конституционной реформы. Не все так просто, как хотелось бы Ющенко.

Общий вывод из сказанного: единства в рядах оппозиционной "тройки" по вопросу конституционной реформы не наблюдается. Нет такого единства и в стройных рядах парламентского большинства. Восемь фракций, входящих в состав "большевиков", отрабатывают реформу по схеме "сказали – проголосовали". 10-12 лидеров о чем-то договариваются, а остальные ждут, чем все закончится. Исключение составляют мажоритарщики, которых, естественно, беспокоит введение пропорциональной системы выборов, но их пытаются задобрить с помощью снижения избирательной планки для партий. В секретариате ВР зарегистрирован законопроект, в соответствии с которым для прохождения в парламент партия должна набрать не 4% голосов избирателей, а всего 1% (примерно 300 000). Да, в таком случае у мажоритарщиков больше шансов найти свое место в партийных списках. Но все равно, идти на поклон к партбонзам или раскручивать свои политические структуры многим из них не очень и хочется. При таком раскладе возможны следующие варианты развития события.

Вариант первый: блокирование. Такой стратегии придерживается Виктор Ющенко, и, похоже, он не намерен пока от нее отказываться. Во всяком случае, он выдвинул "большевикам" заранее неприемлемые требования для достижения компромисса – переголосование конституционного проекта, принятого в первом чтении 24 декабря прошлого года. На это "большевики", естественно, не пойдут, поскольку такой возврат равносилен провалу реформы. Эффективность блокадной стратегии крайне низка, ведь придется срывать работу сессии до конца мая. Ведь не сразу же на голосование будет поставлен конституционный проект. Имидж парламентских экстремистов, который автоматически будет "прилеплен" к "НУ", может способствовать падению персональной гордости Виктора Андреевича – его электорального рейтинга. Да и скучно это: создавать шумовые эффекты, третировать спикера. Чем громче крики – тем больше у "большевиков" желания закончить это дело. Побочный эффект: постоянная угроза роспуска парламента. Не следует забывать о том, что глава государства направил в Конституционный суд представление, в котором просит разъяснить порядок роспуска парламента. Выгодно ли Ющенко совмещение парламентских и президентских выборов? Вряд ли. А дискредитацию Верховной Рады он с помощью блокирования обеспечит. Это как пить дать. При таком сценарии развития событий вероятность окончательного принятия законопроекта Медведчука–Симоненко, как ни странно, возрастает. А просто некогда будет вникать во все тонкости. На войне как на войне. Не до юридических ухищрений.

Вариант второй: провал. Он возможен, если не удастся удовлетворить интересы мажоритарщиков или коммунисты решат исправить свой имидж, "запятнанный" сотрудничеством с "буржуазным режимом". Другими словами, срыв реформы гораздо более вероятен благодаря противоречиям внутри большинства, а не блокированию работы парламента. В последнем случае "нашеукраинцы" наигрывают ситуацию хорошо управляемого кризиса и стабилизируют работу парламентского большинства.