"Руслан" и Мирель

26 января в Канаде суд рассмотрит дело о запрете продажи самолета Ан-124 "Руслан". Украинский "Руслан", который доставлял грузы итальянским военнослужащим, оказался под арестом по решению канадского суда за долги. Истец – скандально известная компания "TMR Energy Limited" – уверяет, что наше правительство задолжало ей $62 млн. "TMR Energy Limited" уже судилась с ФГИ и "ЛИНОСом" (как, впрочем, и с "ЛУКойлом") в стокгольмском арбитраже и проиграла дело. В этот раз кипрский оффшор пошел ва-банк: если самолет продадут, начнется охота за нашим имуществом по всему миру…

Продажа без покупателя

Напомним хронологию данной истории. 26 июня 2003 года самолет Ан-124-100 "Руслан", государственный регистрационный знак UR-82007, серийный номер 19530501005, собственность АНТК им. Антонова", (точнее фирмы "Антонов Дизайн Бюро"), приземлившийся на территорию канадской военной базы в провинции Ньюфаундленд, был арестован по решению Верховного суда Канады. Это решение стало следствием вердикта Стокгольмского арбитражного суда от 30 мая 2002 года в связи с делом по иску компании "ТМR Еnergy Limited" к Фонду государственного имущества Украины. Компания требует заплатить ей $42 млн. за невыполнение контракта по модернизации Лисичанского НПЗ. Решение о продаже самолета Ан-124 "Руслан" приняла 23 декабря 2003 года (после более трех месяцев раздумий) судья Федерального суда Канады Мирель Табиб. 16 января 2004 года Украина подала апелляцию на это решение и ходатайство о привлечении государства к судебному процессу в качестве стороны. Одновременно поданы еще две апелляции – со стороны Фонда государственного имущества Украины и АНТК им. Антонова.

Единственное, что внушает оптимизм, так это практическая невыполнимость решения канадского суда: вряд ли найдется покупатель, который захочет решать многочисленные юридические и технические вопросы, необходимые для успешной эксплуатации злополучного "Руслана". А продажа машины на металлолом не удовлетворит и сотой части требований кипрской компании TMR к Фонду госимущества Украины, в обеспечение которых и был арестован самолет третьей стороны. Прямого отношения к конфликту не имеющей.

Однако решение о продаже собственности именно этой "третьей стороны" создает важный прецедент, по которому любая собственность любого украинского государственного предприятия может быть отчуждена для обеспечения исковых требований любой зарубежной компании к любому другому госпредприятию или государственному органу Украины. Исходя из него, можно ожидать серии новых арестов украинской собственности за рубежом. Прежде всего — самолетов, судов и недвижимости.

Подоплека неприятностей

Скандал между владельцем ОАО "ЛИНОС" Тюменской нефтяной компанией (ТНК) и "TMR Energy Limited" имеет почти десятилетнюю историю. В 1993 году, когда приватизация Лисичанского НПЗ еще не была проведена, между заводом и компанией "TMR Energy Limited" был заключен договор о создании совместного предприятия "Лисойл" с распределением долей в уставном фонде 50 на 50. Позже был подписан трехсторонний договор с участием вновь созданного общества "Лисойл", НПЗ и TMR. Согласно этому договору, ТМR взяла на себя обязательства модернизировать установки завода и поставлять на них нефть. За это дополнительная прибыль, получаемая после модернизации, должна была делиться между Лисичанским НПЗ, СП "Лисойл" и канадцами. Но канадцы не поставили в необходимом количестве нефть на предприятие, в результате чего НПЗ не получал вообще никакой прибыли. После прихода на завод "ТНК" иностранный участник СП "Лисойл" заявил себя как кредитор, не получивший обещанную прибыль.

18 декабря 2001 года Стокгольмский арбитражный суд рассмотрел иск "TMR Energy Limited" к "ЛИНОСу", Фонду государственного имущества Украины и государству Украина о взыскании недополученной прибыли с ответчиков совместно и (или) порознь и принял решение в пользу "ЛИНОСа". Сумма иска составляла $42 млн. Интересным было решение суда. С одной стороны, было решено, что приватизированный "ЛИНОС" не является правопреемником тех обязательств, которыми был связан НПЗ до приватизации, и на этом основании в удовлетворении требований канадцев отказано. С другой – иск к ФГИ фактически не был "отбит", из-за отсутствия у Фонда опытных юристов. В результате TMR перенесла свои претензии на приватизационное ведомство, что позволило компании арестовывать украинское имущество за рубежом.

Тут надо бы припомнить другое судебное дело с участием TMR, где ответчиком выступала одна из структур "ЛУКОЙЛа". Ситуация похожая: в 1990 году было создано СП "Волгоойл" с участием дочерней компанией "ЛУКОЙЛа" "ЛУКОЙЛ-Волгограднефтепереработка" и дочерней компанией “TMR Energy Limited”. Задачей канадцев в рамках Совместного предприятия было обеспечение предоставления СП "Волгоойл" и дочерней компании "ЛУКОЙЛа" кредитных и инвестиционных ресурсов, а также ноу-хау для модернизации нефтеперерабатывающего завода, принадлежащего ЛУКОЙЛовцам. В 1998 году возник конфликт, подобный лисичанскому, и TMR обратилась в международный арбитраж Стокгольма, который принял решение в ее пользу, присудив ей порядка $10 млн. в качестве компенсации понесенных убытков. Сейчас спор еще вяленько тянется по поводу собственности TMR, а именно долевого участия в СП "Волгоойл". И, надо сказать, канадцам, насколько я помню, удавалось пару раз арестовывать имущество противников за границей. Правда, долго это не продолжалось.

Политика или юриспруденция?

Тема, почему Украина проигрывает канадский суд, интересует многих – от политиков до журналистов. Примечательны сами по себе мотивировки вердикта судьи Мирель Табиб. В нем в частности говорится:

1. Решение суда об аресте самолета рассматривается как направленное к государству Украина, а не к АНТК им. Антонова;

2. Самолет является предметом управления ФГИ и к нему не применимы нормы Государственного акта Канады, запрещающего судебное отчуждение военного имущества. Весь текст решения канадского судьи, изложен на 105 страницах.

Случившееся заставило соответствующие госорганы проснуться от "спячки" и начать действовать. В Минюсте создано специальное управление, а в Государственном бюджете на 2004 г. на эти цели выделено 18 млн. 766 тыс. 300 грн. Теперь ситуации, когда Украина не могла нанять адвокатов для представления своих интересов в суде, будут случаться реже.

Что же касается дела о Руслане, то и здесь все упирается в деньги. Если ответчики по иску украинских адвокатов – TMR и канадские судебные власти, незаконно, по мнению наших юристов, арестовавшие самолет, – проиграют, то им придется возмещать ущерб около $30 млн. Кроме того, есть "агентурная информация", что судья Мирель Табиб, принявшая решение о продаже самолета, раньше работала в адвокатской компании, которая вела судебные процессы против "Бласко". И у нее сохранилась обида как на украинское правосудие и адвокатов, так и на отдельных его представителей, занимающих ныне высокие государственные должности. Поэтому судьба бедного "Руслана" – это вопрос большой политики и неординарных женских эмоций.