Проспавшие красавцы

Никто не хотел уступать. Поэтому четвертую сессию пришлось закрыть досрочно. Конец получился торжественным, но скомканным: гимн прозвучал в полупустом зале, а спикеру Владимиру Литвину не дали сказать последнее слово. Он "оторвался", что называется, по полной уже на итоговой пресс-конференции. Он отказался называть сессию "провальной", но по главному вопросу — рассмотрению конституционной реформы — выставил "неуд". И было за что относиться к своей работе так критично.

По словам спикера, на этой сессии проиграли все. И "большевики", которые рискуют уже в феврале не добрать 300 нужных голосов и окончательно провалить реформу. И оппозиция, которая в случае успеха большевиков может все потерять — реформа будет утверждена даже без минимального учета ее мнения. А главное, заявил Литвин, "сужена зона" достижения возможного компромисса. Вот ведь что получилось в результате того, что депутаты не смогли договориться о совместной работе 13—15 января сего года. На следующей сессии можно будет рассматривать только один — уже проголосованный — законопроект, известный под номером 4105. Два других законопроекта — 4180 и 3207, дающих возможность варьировать изменения в Конституцию, —остались "за бортом". И возврат к ним на пятой сессии невозможен, ибо это будет означать начало еще одной конституционной реформы. "Конституционная реформа стала заложником борьбы за власть", — резюмировал Литвин.

В принципе, вся четвертая сессия фактически проходила под знаком политической реформы, и никакие отвлекающие моменты типа принятия бюджета, утверждения нового Генпрокурора и первого вице-спикера или подписания договора о создании парламентско-правительственной коалиции не могли сбить депутатов с конституционного пути. Это были звенья одной цепи, которая "оковывала" одну цель — изменение Основного Закона в нужном направлении, указанном Президентом Леонидом Кучмой. Давалось все очень и очень тяжело.

Поэтому и всю последнюю неделю депутаты провели, фигурально выражаясь, в кабинете спикера парламента, мучительно решая, как завершить то, что было начато 24 декабря прошлого года. Напомним, что в тот день члены большинства в содружестве с коммунистами руками проголосовали за проект Медведчука—Симоненко (276 голосов), или так называемый вариант "переходного президента". Этот вариант предполагает избрание главы государства в 2004 году всенародно, но на два года.

Основных участников кампании такой подход не устраивает, поскольку за два года нельзя ничего сделать. Не говоря уже о следе в истории. Кроме того, уже есть решение КС, согласно которому Леонид Кучма имеет право баллотироваться на третий срок. То есть не исключено, что он примет участие в нынешней избирательной гонке. Пока президент не определился с этим вопросом, и спикер считает, что "давить" на Леонида Даниловича в столь деликатном деле не стоит: пусть человек сядет, подумает и скажет, надо ему это или нет. Правда, вместо Кучмы уже высказался координатор большинства Степан Гавриш: в том духе, что с 2004-го по 2006 год у руля должен стоять политик, не имеющий высоких властных амбиций и способный сохранить в стране относительную стабильность. Имя этого человека, по мнению Степана Богдановича, начинается на "К" и заканчивается на "ма". Да и сам глава ВР не удержался от замечания насчет того, что в Украине не развит институт передачи власти и потому лучше оставить все как есть.

Не все разделяют это мнение, как выяснилось на первом этапе консультаций. Оппозиция настаивала, во-первых, на ревизии "ручного голосования" — чтобы ликвидировать прецедент и исключить возможность повторения на втором этапе конституционной реформы. Во-вторых, она хотела получить гарантии, что "большевики" не склонятся к мысли о том, что главу государства нужно избирать в ВР уже осенью этого года, а не в 2006 году. Для этого нужно было только отказаться голосовать за переходные положения к закону №4105, где эта норма предусмотрена. "Большевики" клялись, что не нарушат данного слова, и предлагали "тройке" к ним присоединиться, но последняя без дополнительных гарантий не захотела сдаваться. В итоге никто никого ни в чем не смог убедить и окончательная картина "после боя" выглядит так.

Первое: оппозиции не удалось настоять на ревизии голосования по проекту №4105, который большевики "продавили" накануне новогодних праздников. Тем более что постановлением ВР документ уже направлен в Конституционный суд. Да и Литвин против, что легко объяснимо: иначе бы пришлось признать, что глава Верховной Рады санкционировал "фальшивое голосование". Поэтому пришли к выводу, что лучше ничего не трогать: как случилось, так и случилось. Фактически речь идет о том, что оппозиция не сумела задать собственный формат политических переговоров и добиться уступок от противника. Проще говоря, "тройка" вынуждена играть по правилам, которые выставили члены пропрезидентских фракций. Против лома нет приема.

Второе: Зафиксированы принципиальные расхождения между лидерами оппозиции по конституционной проблеме. Новая формула оппозиции выглядит так: 2+1=3. Но назвать ее формулой консолидации никак нельзя. Так, БЮТ и "Наша Украина" настаивают на сохранении объема президентской власти и на всенародных выборах, а социалисты настроены торговаться. Лидер СПУ Александр Мороз, в принципе, готов поддержать конституционную реформу. С небольшой оговоркой — из проекта №4105 необходимо "удалить" норму о способе президентских выборов. Или провести всенародный референдум на тему "как нам выбрать президента". Это, конечно, рискованный вариант, поскольку нет стопроцентной уверенности в результате. Достаточно вспомнить, чем закончился плебисцит, организованный в апреле 2000 года по поводу расширения президентских полномочий. Ничем. Кроме того, эсдеки уже заявили, что с народом надо советоваться и по поводу пропорциональных выборов в ВР. Поведение СДПУ(о) понятно: их могут "назначить крайними" при голосовании за новый электоральный закон, который коммунисты требуют в качестве "предоплаты" перед внесением изменений в конституцию.

Кстати, оппозиция уже предложила КПУ "жирную" взятку, намекнув на готовность поддержать пропорциональную избирательную схему. Большинство, в котором очень много мажоритарщиков, не желающих никаких пропорциональных выборов, этого гарантировать комми не может. Поэтому коммунисты сейчас озабочены одним: как реализовать комбинацию, при которой пропорциональный закон о выборах принимается в содружестве с "тройкой", а изменения в Конституцию "закрепляются" в союзе с большевиками. Видимо, по этой причине коммунисты и не светятся в переговорах. Им, в принципе, все равно, чем они закончатся, чего не скажешь о фракции Мороза — ей нужно суетиться, чтобы хоть что-то получить. Поэтому "большевики" в вопросе продолжения реформы могут спокойно рассчитывать теперь не только на поддержку КПУ, но и на голоса социалистов.

Третье: "большевики" практически получили монопольное право на реализацию конституционной реформы. В активе парламентского большинства все козыри: первый этап конституционной модернизации, проведенный хоть и с некоторыми "погрешностями", но успешно, третий срок Президента Кучмы, право на который легализовал КС накануне Нового года, и договоренности относительно принятия пропорционального избирательного закона.

Однако все это оказалось не таким уж и важным. Потому что парламентский занавес был опущен в тот момент, когда основные реплики главных "актеров" не были произнесены. К примеру, Кучма уехал в Баден-Баден. А именно Леонид Данилович может одним своим словом определить дальнейшую судьбу реформы. И слово это будет о том, готов ли он баллотироваться на третий срок. Это и будет знаком для "большевиков": продолжать или сворачивать начатое дело.

По словам Литвина, который уже разговаривал с Президентом о парламентских перипетиях, Леонид Данилович — за проведение реформы до победного конца. Однако реальные действия определенных групп внутри большинства показывают, что многие понимают эти слова не совсем так. Или вообще не так. В пользу этого предположения, в частности, свидетельствуют остающиеся без ответов следующие вопросы. К примеру, почему все предложения спикера Литвина по разблокированию ситуации с помощью вынесения за скобки переговоров ключевого вопроса реформы — формы избрания главы государства — не нашли отклика не только у оппозиционеров, но и среди представителей блока провластных сил? Почему вместо приемлемого варианта конституционной реформы, который только и осталось "довести до ума", отрабатывается сразу несколько других сомнительных технологий?

Литвин прямо заявил журналистам: ему показалось, что потерян интерес к завершению конституционной реформы у тех, кто ее инициировал. А потом четко расшифровал свою мысль: дескать, сегодня все потенциальные участники президентского "забега" готовы выйти на финишную прямую, уже чувствуют вкус победы, а посему рассчитывают получить тот объем полномочий, которым сегодня располагает Леонид Кучма. Короче, есть за что бороться, а следовательно, "борцы" и состязаются. Пока под ковром, но накала страстей это не уменьшает. Потому что второй задачей всех соискателей кресла №1 спикер справедливо назвал "экспроприацию уже экспроприированного". То есть намекнул на стремление переделить собственность и сферы влияния в стране…

Теперь остается только сказать спасибо "большевикам", которые своими действиями обеспечили удивительное многообразие сценариев развития конституционной темы:

а) "переходный президент". С большой долей вероятности можно предполагать, что им станет опять Леонид Кучма — избранный, естественно, всенародно;

б) завершение конституционной реформы сценарием "парламентский президент". В том случае, если сбудутся самые мрачные прогнозы Виктора Ющенко и закулисные вожди "большевиков" снова обведут всех вокруг пальца. Смысл "обвода", напомним, заключается в следующем: "большевики" проголосуют изменения в Конституцию во втором чтении без принятия указанных выше переходных положений. Тогда норма о выборах президента в парламенте вступит в силу с 2004 года;

в) полный провал реформы. В этом случае Президент Кучма должен определиться (либо назвать преемника, либо баллотироваться самому), а оппозиция — выдвинуть единого претендента;

г) "грузинский сценарий", на который намекает протестная коалиция: после выборов "переходного президента" в 2004 году, люди, как в Тбилиси, выйдут на улицы и потребуют смены власти;

д) роспуск парламента и автоматическая пролонгация полномочий действующего главы государства. В конце концов, кто должен принять постановление об определении даты президентских выборов? Верховная Рада. А если ее нет? На нет и суда нет.

…Последний вариант уже очень нравится координатору большинства Степану Гавришу, и он в последнее время развлекается тем, что пугает им оппозицию. Но пугаться должны не только оппо, но и вся страна: политическая нестабильность ни имидж Украины не украсит, ни на жизненном уровне ее народа положительно не скажется. Вот ведь в чем главная проблема…