Декабристы из "НУдистов"

Известный французский дипломат Шарль-Морис де Талейран-Перигор как-то заявил, что мудрая политика – это умение сотрудничать с неизбежностью. А он знал, что говорил, потому и прожил 84 года. И не просто прожил, а всю жизнь был востребован и добивался успеха при всех императорах и королях, правивших тогда Францией. Но не в этом дело. Исходя из его умозаключения, можно, следовательно, предположить, что политик, этого не понимающий, – дурак, который уподобляется человеку, выходящему по малой нужде против ветра. Обсуждаемая в Украине конституционная реформа показала, что в стране есть и ветер, и те, кто его не замечают…

На 23 декабря сего года, как известно, намечено первое голосование по утверждению одного из вариантов конституционной реформы. Для этого нужно не меньше 226 голосов депутатов, согласных на изменение Конституции. А особенность момента заключается в том, что, во-первых, сторонников реформы, собранных в парламентском большинстве (ПБ), хватает для того, чтобы любой из вариантов реформы в первом чтении принять. И всем это понятно.

Во-вторых, выбор варианта реформы и голосование по нему, по мнению стратегов, очных и заочных организаторов процесса, должно быть таким, чтобы просматривался и задел на будущее. То есть на голосование во втором чтении на новой сессии уже в новом году, когда для окончательного утверждения новшеств и имплементации их в Основной закон понадобится 300 голосов. Другими словами, речь идет о том, чтобы участники голосования, исповедующие разные идеологии (левые–правые–центристы) и преследующие разные цели (кто – сохранение у власти, кто – смену системы власти, а кто – и сиюминутные материальные дивиденды), получили хоть какие-то гарантии того, что их не "кинут".

По этому поводу развернулась было даже увлекательная игра в политико-законодательную "предоплату". Коммунисты – как новоявленные апологеты реформы – потребовали принятия хотя бы в первом чтении закона об изменении избирательной системы: со смешанной, пропорционально-мажоритарной на чисто пропорциональную. В этом их активно поддержали ярые противники реформы из "Нашей Украины" и "БЮТи", тайно надеясь сыграть на подозрительности "комми", на их классовом недоверии к "большевикам"-капиталистам и на нежелании многих этих самых "большевиков", избранных по мажоритарным округам, расставаться с прикормленным электоратом и в будущем пробовать выборного счастья в мифических партийных списках.

Был момент, когда казалось, что стройные ряды сторонников реформы поредеют. Однако "комми" взвесили, что им дороже, возможная смена системы власти и ослабление полномочий президента или же провал реформы и возможный приход на пост президента либо Ющенко, либо ставленника власти, обладающего нынешними полномочиями главы государства, и решили, что стопроцентную предоплату требовать не стоит. И их можно понять, исходя из их же программных установок: "большевики" могут отказаться от реформы, и тогда следующий президент-капиталист продолжит строить этот самый капитализм, все дальше отдаляя страну от социализма с человеческим лицом. Этого верные ленинцы допустить не могли. Вот один из "комми-прагматиков" Георгий Крючков и начал по всем телеканалам говорить, что КПУ от своего требования – обязательно проголосовать закон о пропорционалке – отказывается. На данном этапе и во имя высшей цели – изменения системы власти. То есть коммунисты будут голосовать 23 декабря, скорее всего, "за"…

В-третьих, перед этим "часом Ч" для кнопкодавов оказалось, что именно от оппозиции и требовалось все это время умение быть политиками по Талейрану. И не противиться неизбежному, а попытаться если и не взять процесс под контроль, то хотя бы влиять на него. Особенно с учетом того, что это ведь оппозиция в лице "НУ" год назад носилась с договором о новых принципах организации власти, которые почти точь в точь повторяют основные параметры конституционных изменений: о парламентской коалиции, формирующей правительство, об ответственности премьера перед этой коалицией, о перераспределении полномочий между ВР, президентом и Кабмином и т. д. Но оппо-"НУдисты" решили, что если речь идет о том, что реформу проводят не они, а власть, то лучше всего поступить по принципу "так не доставайся ж ты никому". Кроме того, бизнес-"НУдисты" поняли, что Ющенко, став президентом с обрезанными полномочиями, не сможет произвести главную цель их жизни – передел собственности и сфер влияния – и потому выступили против реформы и "мессию" своего на это настропалили.

Однако ситуация показывает, что вероятность проигрыша оппозиции очень и очень велика: им нечего противопоставить действиям объединенных "комми" и "большевиков". События субботы-понедельника показали, что арсенал противодействия оказался крайне ограниченным: от попыток сорвать голосование постановкой в повестку дня законопроектов о неприемлемости констреформы (такие документы парламент обязан голосовать вне очереди, и оппо подготовили и зарегистрировали их в секретариате ВР несколько десятков) до физического противодействия голосованию (например, захватом трибуны). Можно еще, конечно, азартно подраться перед трибуной, помахать кулаками перед спикерским ликом, объявить голодовку, обрызгать себя "Тройным" одеколоном и пойти в газовую атаку на президиум, инициировать всенародный референдум за всенародное же избрание президента, но это вряд ли возымеет воспитательное действие на "большевиков".

И оппо, похоже, это понимают. Во всяком случае, на V-ом съезде Украинской народной партии (УНП) Юрия Костенко, который освятил своим присутствием сам "мессия", все эти варианты противодействия были озвучены и встречены бурными и продолжительными аплодисментами. Все было торжественно, возвышенно и смело, но стройные ряды решительных протестантов призывы не сформировали. Самым радикальным инициатором, как всегда, оказался заместитель Юлии Тимошенко по партии "Батьківщина" нардеп Степан Хмара. Это именно он призвал всех "физически не дать им начать процесс разрушения Конституции" и сорвать голосование по реформе. По его мнению, это будет примером "для всего народа, как надо защищать свои права" и даст этому народу хоть какую-то перспективу смены власти.

"Народ правильно нас поймет", – был уверен Степан Илькович. Однако народники оказались людьми более сдержанными. На предстоящие происки "защитников авторитаризма" они решили ответить готовностью поработать на будущее – создать партию правой идеологии и европейского типа и с ней победить если не на президентских выборах, то, во всяком случае, на парламентских и выборах органов местного самоуправления в 2006 году. Лидер УНП Костенко даже нарисовал принципы создания такой партии: соединение патриотического движения с передовыми идеями современности, направленность деятельности на интересы человека, украинские приоритеты, которые должны быть выше всего, и европейская интеграция вкупе с евроатлантической. Объединение всех "НУдистских" и близких к ним партий Костенко предложил начать снизу. "Нужно, чтобы все руководители на местах не мешали объединяться тем, кто хочет объединяться", – выдал он рецепт слияния.

В том же, что в 2004 году будут прямые общенародные выборы президента, что он будет "правильным", а его полномочия останутся неизменными, Костенко не сомневался ни минуты. Он так прямо и сказал: "Вот он сидит!". И указал на восседающего в президиуме съезда Виктора Ющенко. "Мессия" повел себя скромно и в приветственном слове поддержал идею единой партии, о которой, по его словам, "везде говорят".

А в понедельник, 22 декабря, политсовет блока "Наша Украина" решил все же инициировать референдум о целесообразности внесения в Конституцию нормы, согласно которой президента будет избирать парламент. Члены политсовета считают невозможным "поддерживать ограничение конституционных прав граждан страны избирать президента". На этом же заседании принято решение внести на рассмотрение Верховной Рады два постановления:

1) о создании государственной конституционной комиссии во главе с президентом Леонидом Кучмой и председателем парламента Владимиром Литвиным;

2) о процедуре рассмотрения в парламенте законопроектов о внесении изменений в Конституцию страны.

Представители блока обсудили действия фракции в парламенте во время рассмотрения законопроектов по политреформе при условии игнорирования позиции "Нашей Украины". Какими будут эти действия, покажет только вторник. А также то, кто первым захватит трибуну: "большевики" – для голосования по реформе или оппозиция – для деструкции и противодействия.

Для всех же сторонников "НУ" по-прежнему остается главным и, наверняка, самым важным один вопрос – что означают эти телодвижения их вождей накануне решающего голосования? Вариантов ответов может быть масса, но очевидным является то, что оппо, похоже, не знают, что им делать и как противостоять решимости "большевиков", если те ее продемонстрируют. А, следовательно, если это и не деморализация, то, во всяком случае, состояние, на нее очень похожее.

"Но ведь они же думают о будущем, партию вон правую создают", – может воскликнуть какой-то оптимист. И кто с ним может поспорить? Правильно, никто. Кроме тех, кто знает, сколько раз и с каким одинаковым успехом украинские правые создают эту самую партию…

А перед началом упомянутого съезда УНП многие наблюдали такую очень показательную причину. В холле раздевалки разделили на две. Одну – поудобнее – для вождей и гостей съезда, среди которых, самодовольно улыбаясь, красовались как "родственные души" извне, типа Виктора Пинзеника от Партии "Реформы и порядок" или Геннадия Удовенко от Народного Руха Украины, так и свои "аристократы" – омандаченные товарищи-паны (Иван Драч, Георгий Манчуленко, Иван Заяц и т. д.) Другая раздевалка предназначалась для партийной "черни" – для делегатов и журналистов. Последним угрожали штрафом в 10 гривен за потерю номерков, а первые свысока, никого не стесняясь и, похоже, даже не задумываясь, как это выглядит со стороны, наблюдали за давкой у раздевалки. И я, к примеру, понял, что означает фраза о декабристах "страшно далеки они от народа". И еще – почему на последних выборах в России тамошние правые с треском продули выборы – они по отношению к народу вели себя так же. И это, заметьте, был еще "свой народ" – делегаты-однопартийцы.

…Впрочем, с другой стороны, ничего особо необъяснимого в этом не было – на улице-то декабрь. А вы все – будущее, будущее…