Надо исходить из интересов Украины

После 12 лет независимости Украины странно слышать "последний отсчет" в наших средствах массовой информации: "До украинского берега россиянам осталось пройти 300 метров, 200, 100…" А что дальше? Битва с Россией за Тузлу? Когда дамба становится поводом для начала информвойны, то это свидетельствует об одном – не все в порядке в наших двухсторонних отношениях. Мы не сумели пережить "комплекс неполноценности". Подозреваем друг друга и поэтому легко переходим грань, отделяющую рациональную и прагматичную политику от иррациональной истерии.

Элементарный вопрос – рассмотрение и урегулирование потенциальной, подчеркиваю, потенциальной территориальной, а по сути экономической проблемы – пытаются решать ломовым методом. Тузла – это не камень преткновения в украинско-российских отношениях. Это показатель нашей геополитической близорукости. Пугают легкость, с которой находятся поводы для конфликтов, и готовность некоторых политических сил их поддерживать. Абсурдно, но факт – мы декларируем европейский вектор во внешней политике и одновременно опускаемся до примитивного решения проблем с ближайшими соседями. Это вопрос безответственности МИДов двух стран, КМУ и Правительства России, являющихся стратегическими партнерами в августе в Крыму и оппонентами в октябре в Тузле. Реакция "или Европа – или Россия" на геополитический вызов истории неадекватна и упрощенна.

Вопрос активизации и углубления украино-российских отношений становится особенно актуальным в период расширения Европейского союза, глобализации экономики и поисков места в глобальном распределении рынков труда.

Ни у кого не возникает сомнений, что экономические позиции Украины в странах ЕС определяются ее статусом транзитной страны и возможностью пользоваться украинским рынком сбыта. Следует признать, что ни промышленность, ни сельское хозяйство нашей страны в ближайшем будущем не будут конкурентоспособными и представляющими интерес для стран – членов ЕС. Мы рынок для ЕС. ЕС для нас модель экономических, политических и гражданских отношений, к которым нужно стремиться совместно с Россией.

Следовательно, экономика Украины остро нуждается в реализации параллельного курса создания комплексной экономической кооперации на постсоветском пространстве в рамках ЕЭП. Нам необходимо перенять европейский опыт и при наличии продуманной экономической политики, при наличии сильной политической воли развивать кооперацию украинских и российских предприятий, возрождая экономику и повышая качество жизни наших сограждан. Мы хотим реального улучшения экономики, создания рабочих мест, а не деклараций и фуршетов с либерально демократическими лозунгами в духе нашего МИДа и Минэкономики, стремящихся совместить существующую экономику и виртуальную европейскую интеграцию, итогом которой может стать тупик и железный занавес по всей границе.

Естественно, отношения с Россией необходимо строить исходя из соображений здорового прагматизма и для того, чтобы сотрудничество было равным, Украине следует не столько отказываться от неустраивающих ее предложений по тем или иным областям сотрудничества, сколько предлагать свои варианты и модели, и не только в области экономики и границ. "Трудовую Украину" интересует координация с Россией в области научно-технической, в области образования и здравоохранения в тех вопросах, которые интересуют миллионы людей, вынужденных из-за разрыва связей торговать на рынках, имея кандидатские и докторские дипломы. Нас пугают призраком наднационального регулирующего органа в рамках ЕЭП. Этой аббревиатурой скоро, наверное, будут пугать детей.

"Единое экономическое пространство – угроза национальной независимости Украины" – уникальный по своей бессодержательности тезис. Налицо конфликт понятий. Выбор любого геополитического вектора уже сопряжен с угрозой национальной независимости. В Евросоюзе, куда некоторые так самостоятельно стремятся, есть Европейская комиссия. Так ее полномочия тоже ущемляют суверенные права членов ЕС.

Мы еще не успели даже договориться о создании единого понятийного аппарата в рамках ЕЭП, а уже говорим об угрозе. Понятие "единое пространство" воспринимается как единая валюта и лишение независимости. Даже не предпринимается попытка научиться думать в унисон, понимать друг друга. Зато развито желание подозревать Россию в инспирировании глобального заговора. Конечно, очень просто мыслить в категориях "войны": если РФ – плохо, то Евросоюз – хорошо. В современном глобальном мире нет плохих и хороших. Есть интересы Украины. От этого надо отталкиваться.

По нашему глубокому убеждению, задача Украины состоит не в том, чтобы не допустить создания в рамках ЕЭП наднационального органа, а в том чтобы наша страна получила в этом органе достойное представительство и имела возможность эффективно участвовать в принятии решений, в конце концов предложила свою модель работы этого органа. Пока украинские политики будут работать по системе опознания "свой – чужой", а чиновники паразитировать не лозунгах независимости и разбазаривать активы, страна будет блуждать в трех векторах интеграции, а народ выезжать и вымирать. "Трудовая Украина" выступает за развитие украинской культуры и государственную заботу о русском языке и рассматривает это как явления не взаимоисключающие, а взаимодополняющие.

И здесь особенно важно определить приоритеты. Что для нас важнее: чтобы восточные регионы Украины научились думать на украинском языке или же научились думать об интересах Украины – не важно, на каком языке? Если свобода человека является высшим приоритетом, то разве не должна быть свобода выбора способа общения? Что для нас важнее, качество образования наших детей или удовлетворение комплексов национальной и государственной неполноценности политиков и чиновников, которые вместо того, чтобы финансировать строительство новых школ с украинским языком и качественным преподаванием, тотально перепрофилируют русскоязычные школы. На ум невольно приходит сравнение с советскими временами, когда те же государственные функционеры боролись с украинским языком в Украине. Поскольку мы ратифицировали Европейскую хартию национальных языков, подобная политика однозначно воспринимается как нарушение прав человека. Это унизительная практика, от которой мы должны отказаться.

Фракция "Трудовая Украина" считает, что все вопросы украино-российских взаимоотношений нужно решать шаг за шагом, отказавшись от политической демагогии, стереотипов и позирования путем переговоров и кропотливой работы исполнительной и законодательной власти.