Перебежчики: процесс пошел…

Василий Онопенко – человек особый. Он не раз и не два попадал в поле зрения прессы. Было за что. Например, Василий Васильевич – создатель СДПУ. Без "о". Эта приставка появилась потом: когда Василий Васильевич сдал брэнд своей партии (тогда она носила называние Украинская социал-демократическая, что подчеркивало ее различие с Социал-демократической партией Юрия Буздугана) Виктору Медведчуку – будущему шефу президентской администрации, а на то время лидеру "команды молодости нашей" образца 1998 года. В ее составе Онопенко, собственно, и прошел в парламент.

Однако после выборов его карьера политика пошла на спад: Василий Васильевич не играл сколь-нибудь заметной роли во фракционной жизни. Можно сказать, что его задвинули подальше от активной политики, которой сразу же занялась СДПУ(о). Правда, у Василия Васильевича были и другие увлечения: бодибилдинг и юриспруденция. Не стоит забывать, что Онопенко трудился министром юстиции в правительстве еще одного социал-демократа – Евгения Марчука. Видимо, еще с тех самых пор Василия Васильевича стали терзать смутные сомнения: а на правильном ли он пути?

Решив, что нет, экс-министр сблизился с Юлией Тимошенко. В хорошем смысле этого слова. И умудрился пройти в ВР-2002 по спискам "БЮТи" и даже отхватить в парламенте комитет по вопросам правовой политики. Надо сказать, это один из ключевых парламентских комитетов, который принимает решения, в том числе касающиеся и процедуры конституционных изменений. В общем, ценность капитала, попавшего в руки Онопенко, сложно переоценить. Правда, спустя некоторое время Василий Васильевич решил распорядиться им единолично. Например, вместе с комитетом перейти на сторону большинства. Конечно, это было непростое время парламентской смуты (декабрь-2002), чуть не закончившееся переделом руководящих кресел в Верховной Раде. Но все обошлось. Если не считать того, что фракция Тимошенко осталась и без Онопенко, и без правового комитета. Зато "большевики" приобрели ценного кадра, который, к тому же, сильно хотел стать главой Верховного суда. В принципе, только ради этого экс-министр юстиции поступился оппозиционными принципами и примкнул к формируемой "большевиками" коалиции: он верил, что ему помогут стать председателем ВС.

Естественно, что эти надежды не оправдались: соперником Онопенко был Василий Маляренко. За ним стояли силы, которым Василий Васильевич когда-то помог партийно оформиться. В жизни, как известно, действует принцип маятника. Или вернее, даже бумеранга, который когда-то навернет тебя по голове. С бывшим "тимошенковцем" случилось именно так, и некоторое время он ходил по парламенту оглушенный. В этом состоянии его даже пытались втянуть в донецкую орбиту: Геннадий Васильев (тоже юрист) даже объявил о присоединении Онопенко к фракции "Регионы Украины". Однако через некоторые время выяснилось – ошибочка вышла. Экс-министр и несостоявшийся шеф ВСУ решил сохранить фракционную "девственность", то есть остаться между умными ("ольшевики") и красивыми (оппозиция)…

До поры до времени. И вот такое время пришло. По совершенно случайному стечению обстоятельств оно совпало со стартом президентской кампании-2004. Не то чтобы Василий Васильевич собирался выдвинуть свою кандидатуру на президентский пост (хотя и это было – в 1999-м экс-министр предпринял попытку занять кресло номер один), но он готов помочь сделать это другим. Той же Юлии Тимошенко, во фракцию которой вернулся "перебежчик". Или Виктору Ющенко, с блоком которого, по словам ЮВТ, ведутся активные переговоры о едином оппозиционном кандидате. А может, антивластной коалиции понадобилась юридическая консультация – в связи с решением проблемы конституционных преобразований? Никто точно не знает, чем руководствовался Василий Васильевич, вернувшись "на родину". Можно лишь строить догадки.

Тем более что Онопенко оказался не единственным депутатом, "выбравшим свободу". Кроме него, фракционную ориентацию сменил сегодня и Григорий Калетник, покинувший группу "Европейский выбор". Собственно говоря, о Калетнике известно несколько меньше, чем об Онопенко. Что, по-видимому, объясняется должностью, которую Калетник занимал до выборов – заместитель руководителя ГНАУ. Кроме того, Калетник в свое время был членом политсовета НДП, но в парламент прошел по одному из мажоритарных округов Виннитчины. Потом, как и многие "налоговики", примкнул к группе "Европейский выбор", считающейся, не без оснований, фракционным оплотом первого вице-премьера Николая Азарова. А спустя полтора года сделал другой выбор. Тут, наверное, следует объяснить, почему, собственно, нас так обеспокоили переходы депутатов? Все же фракционная миграция – вещь достаточно привычная и рутинная. Тем не менее, нынешние перемещения позволяют сделать вполне определенные выводы.

Первый. Процесс трансформации большинства, о котором так много говорится в последнее время, приобретает все более зримые черты. Некоторые фракции сливаются по принципу "два в одном (НДП+ "Деминициативы"), некоторые готовятся это сделать. Попутно поднимается новая волна слухов о создании некой промежуточной политической группы между большинством и "меньшевиками". Для надежности, в качестве, так сказать, заградительного барьера, поскольку в противном случае может случиться все что угодно, вплоть до самороспуска ВР. Кстати, спикер Владимир Литвин не исключает подобного развития ситуации. Особенно, если оппозиция станет и дальше настаивать на немедленном принятии пропорционального закона о выборах. Понятно, что при подобном развитии ситуации оппозиционеры будут не только заинтересованы в создании заградотрядов, но и постараются поддерживать необходимый баланс. Например, делегируют в "переходную" фракцию нескольких представителей "Нашей Украины". Все-таки "НУдисты" (да и все остальные) не заинтересованы в роспуске Верховной Рады и ее переизбрании по мажоритарно-партийной схеме.

Второй. О нем, особенно, часто любит говорить Александр Волков, который и сам является внефракционным депутатом. Смысл его высказываний прост и понятен: депутаты начинают концентрироваться вокруг потенциальных лидеров президентской кампании. Так сказать, по электоральному признаку. Взять того же Ивана Плюща, который недавно покинул "Демократические инициативы" Степана Гавриша и пришел к Виктору Ющенко. Тут все ясно: экс-спикер верит, что Виктор Андреевич станет следующим президентом Украины. Или еще факт: социалист Николай Рудьковский планирует покинуть фракцию СПУ. Что это значит? Только одно: депутат не верит в политическое будущее своего шефа. Ну и так далее. Подобных примеров можно привести множество. В том числе, и о бегстве Василия Онопенко…

Третий. Слухи о возможном объединении двух донецких фракций – "Регионы Украины" и "Европейский выбор" – вполне возможно, станут реальностью. Все-таки прорыв на западном направлении – сильный предвыборный пиар-ход. Неудивительно, что после визита премьера Януковича в Вашингтон о создании масштабной фракции "донов" говорят со все большей уверенностью. Действительно, зачем стесняться? Тем более что после оформления альянса "Регионов" и "ЕВ" возникнет вторая по численности фракция, которая уступает только "Нашей Украине". В общем, доны настроены на создание гиперфракции как козыря в предвыборной борьбе. Дело хорошее, но боюсь, что не все поймут его правильно. Точно так же, как не все с восторгом примут идею "одной общей фракции". Начнут "вываливаться" люди… Вот, к примеру, Калетник уже выпал. За ним могут последовать и другие.