Призрак мегафракции

Стандартная история: Коля любит Машу. Маша любит Гришу, который, в свою очередь, не равнодушен к Виктории Петровне, преподавателю в интернате особого режима для одаренных молодых политиков. Последняя заигрывает с Колей (тем, что с Машей). А всех их вместе люто ненавидит Петя, поскольку устал напоминать о необходимости гасить свет в туалете. Очень запутанная история с неопределенным концом. Возможно, добро, в конечном счете, победит зло. Или придет сантехник и всех разгонит…

Распутывать отношения в рамках межличностных треугольников, многоугольников и даже квадратов — занятие совершенно бесполезное. Неизбежно со временем становишься врагом всех заинтересованных сторон. Теперь представьте себе четыре с половиной сотни людей, занимающихся политикой в специально отведенном для этой цели месте — сессионном зале парламента. Отношения там такие же. Геометрические. Только вместо любви — удовлетворение целого комплекса интересов, когда семью заменяет фракция, а размножение проявляется в форме собственного воспроизводства в будущем составе Верховной Рады.

Самый громкий "брачный контракт", заключенный в парламенте за последнее время, — это объединение фракции Народно-демократической партии Валерия Пустовойтенко и депутатской группы "Демократические инициативы" Степана Гавриша. В результате получился новый фракционный гибрид, пока даже не имеющий своего названия. Для краткости будем называть его ДНД (Демократические Народные Демократы). В рядах этой группировки в настоящее время числятся 33 депутата. Если министр Кабинета министров Анатолий Толстоухов сдаст свой мандат (а он обязан это сделать), то останется 32 дээндэшника. Очень неплохой количественный показатель: шестое место в общефракционном зачете. Но нас больше интересуют не количественно-качественные показатели нового альянса, а тенденции, которые могут повлиять на общий формат парламентского большинства.

То, что наметился курс на укрупнение фракций, — очевидно. Чем больше депутатов входит в ту или иную структуру — тем крупнее суммарный политический капитал, который можно относительно выгодно вложить. Не следует упускать из виду и то обстоятельство, что теоретически именно фракции большинства должны выдвинуть единого кандидата в президенты. До последнего времени доминирующую роль в этом процессе играли три "большевистских кита" — донецкие ("Регионы Украины"), днепропетровские ("Трудовая Украина") и киевские (объединенные эсдеки). Теперь возросла роль харьковско-днепропетровского альянса. Вопрос: до какого предела может продолжаться внутрипарламентское укрупнение "большевиков"?

Версию о реанимации объединения "За единую Украину!" — праматери (в хорошем смысле этого слова) нынешнего большинства — следует пока исключить как слегка утопичную. Остается рассматривать более прагматичные варианты, которые буквально лежат на поверхности. Если исходить из продемонстрированного ДНД механистического подхода (НДП+ДИ=любовь по расчету), то существует три варианта развития "мегамании" в рамках большинства.

Аграрно-промышленный союз (АПС) "Трудовая Украина". План по созданию такого союза появился больше года назад. В парламентский мегаальянс должны были войти "трудовики", Партия промышленников и предпринимателей Анатолия Кинаха, аграрии Екатерины Ващук и луганская группа ("Народный выбор") Николая Гапочки. В сумме получалось неплохо — 72 депутата. Но "засветить" такую мегаструктуру пока не удалось. Зафиксирован лишь союз "промышленников" и "трудовиков".

С "луганскими" поддерживаются достаточно тесные отношения. Когда у Гапочки возникли проблемы с численностью группы, то "Трудовая Украина" делегировала ему своего представителя в качестве шефской помощи. Что же касается аграриев Екатерины Ващук, то они, как правило, колеблются при определении своих политических приоритетов. То симпатизируют спикеру Владимиру Литвину, предлагая ему в очередной раз возглавить Аграрную партию, то украдкой строят глазки Виктору Ющенко. Вероятность создания мегаструктуры АПС сохраняется. Не более того. Во всяком случае, лидер "Трудовой Украины" этого не исключает.

"Европейские регионы". О возможности слияния фракций "Регионы Украины" и "Европейский выбор" особенно активно заговорили после того, как премьер Виктор Янукович возглавил "региональную" партию. Большому премьеру — большую фракцию (76 депутатов). Опять же возрастает значение донецкого фактора в парламентском большинстве и появляется больше шансов стать единым кандидатом от центристов. Но и эта мегамечта не была осуществлена.

"Народные эсдеки". Объединенные социал-демократы и группа "Народовластие" Богдана Губского давно согласовывают свои действия по ключевым позициям. Еще во время образования "Народовластия" один из не последних (по иерархии) эсдеков сформулировал свое отношение к зарождению группировки следующим образом: "Он хочет стать политиком, так пусть и содержит свою фракцию". Но 55 депутатов Верховной Рады (СДПУ(о) + "Народовластие") колеблются в строгом соответствии с генеральной линией партии.

Итак, при более внимательном изучении парламентское большинство распадается на три латентные мегагруппировки: АПС (72 "бойца"), "Европейские регионы" (76), "Народные эсдеки" (55). Они как бы есть, но официально их нет. Приведенные выше варианты исчерпывают потенциал использованного нами механистического метода. Если попытаться копать дальше, то начинают действовать неклассические правила человеческого общежития. Это когда можно получить в глаз от любимой, и только после развода понять, за что…

Прежде всего, следует обратить внимание на цену, которую пришлось заплатить за формирование группировки ДНД, — 5 условных депутатских единиц (УДЕ). Именно столько парламентариев покинуло "Демократические инициативы" Степана Гавриша. При этом двое (Иван Плющ и Сергей Ратушняк) перешли во фракцию Виктора Ющенко "Наша Украина", а остальные "зависли" во внефракционном поле. Теперь прикинем расценки на оформление трех мегагруппировок: "Еврорегионам" придется заплатить за объединение 8 УДЕ, АПС — 15, "народным эсдекам" — 10 (цены приведены без учета психологической стойкости потенциальных беглецов). Если учитывать мигрантов Гавриша, то 38 народных депутатов могут выступить в роли "отходов" процесса фракционной глобализации парламентского большинства. И это весьма и весьма приблизительные подсчеты. А в "большевиках" сегодня числится 241 депутат. Таким образом, за глобализацию вполне можно заплатить развалом большинства. Не факт, конечно, что все "отщепенцы" побегут в "Нашу Украину" к Виктору Ющенко. Зато появится готовый депутатский материал, на базе которого можно создавать новые квазинезависимые группировки.

В Верховной Раде (и вне ее) есть целая группа лиц, которые мечтают дождаться начала процесса глобализации. Александр Волков, Владимир Сивкович, даже Игорь Коломойский. В частности, господин Сивкович уже давно прогнозировал, что прежде чем создавать свою фракцию, надо дождаться развала других объединений. Тише едешь — дальше будешь.

Создание мегаобъединений тормозится и таким фактором, как снижение политической маневренности. Две фракции могут комбинировать, более гибко реагировать на ситуацию. Например, одна группа подписывается за отставку главы бюджетного комитета, другая — нет. А объединенные социал-демократы давно уже отработали технологию действий "на двоих". В прошлом созыве ВР для этих целей использовали группу Михаила Бродского "Яблоко". Теперь Бродский пытается войти в доверие к Ющенко, сменил имидж (побрил голову), сбавил в весе. Но технология осталась.

Еще один минус сверхконцентрации — сужение круга лиц, причастных к принятию решений. И так уже произошла девальвация статуса народного депутата до уровня банального "кнопкодава". Всего около двух десятков парламентариев реально участвуют в политическом процессе. Остальные выполняют роль статистов. Такая ситуация характерна не только для "большевиков". В "Нашей Украине" то же самое: 5—6 "крутых", а остальные заняты политическим обслуживанием. В результате созданная управленческая пирамида действует весьма неэффективно. Такая система нормально работает в иерархических структурах, но депутатами, даже прошедшими курс молодого политического бойца, трудно управлять в подобном стиле. Да и сами управляющие не в восторге. Поступает команда: собрать подписи! Ну, надо очень. Все лидеры говорят: есть, будет сделано! А потом прикидывают, как бы получше "отмазаться", поскольку давить особо на своих подопечных нельзя. Сбегут. Или поскандалят. Так и живут.

Вывод: мегаструктуризация перед президентскими выборами выглядит очень привлекательно. Усиление влияния, разговоры о единой партии и все такое. Но практическое воплощение нового формата маловероятно по причине неизбежных кадровых потерь в ходе очередной волны объединений. Вот Валерию Пустовойтенко действительно было нечего терять, когда он объединялся с "Деминициативами" в ДНД.

Гораздо более перспективным является другое направление структуризации, связанное с созданием, скажем так, эффекта левоцентризма. Ведь ни для кого не секрет, что осуществить политическую реформу можно только при поддержке коммунистов. Они уже и свою цену назначили — пропорциональные выборы. Требуют предоплаты, то есть принятия нового избирательного закона до конституционной модернизации. Но коммунисты "вываливаются" из общего дизайна парламентского большинства. Возникает потребность в неких переходных, "левацких" структурах. Вот это направление, на наш взгляд, более перспективно. А в настоящее время даже не получается нормально разыграть комбинацию с принятием того же избирательного закона. Эсдеки сначала подписались вместе с "Нашей Украиной" и оппозицией за его принятие, а потом "съехали с темы". Опасаются, что их противопоставят "большевикам" и начнут прессинговать.

Кстати, принятие пропорционального закона может стимулировать форматирование большинства. Без партийной базы нечего и думать об участии в электоральной кампании 2006 года. Даже Виктор Ющенко в очередной раз задумался о создании партии европейского типа. Тип, в смысле Виктор Андреевич, есть, осталось только убедить НРУ, УНП и еще ряд партий, входящих в "Нашу Украину", в необходимости сделать себе политическое харакири. Да и у парламентских "большевиков" не хватает партийных резервов. "Европейский выбор", "Народовластие", "Народный выбор" существуют лишь в форме группировок без развитой региональной инфраструктуры. Есть над чем задуматься. Кое-кто уже задумался. Например, первый вице-спикер Геннадий Васильев на всякий случай попросил кого надо создать партию. Пусть будет. На всякий пожарный, то есть электоральный, случай…