Любитель конкуренции

Глава Национального банка Сергей Тигипко в шутку называет себя "Двуликим Янусом", поскольку одновременно является и главой партии "Трудовая Украина". Янус не Янус, но на вопросы журналистов "КТ" Сергей Леонидович старался отвечать достаточно откровенно. А в связи с "двойственностью" Тигипко вопросов накопилось немало. Прежде всего нас интересовала проблема политической идентификации главы НБУ. Пойдет на президентские выборы или "пересидит" в банкирском кресле? Естественно, однозначного ответа мы не получили, но поняли: наш гость готов. На многое.

Далеко не рядовые члены "Трудовой Украины" по-разному относятся к проблеме выдвижения единого кандидата от центристских сил. Например, вице-премьер Дмитрий Табачник достаточно жестко поставил вопрос о премьере Януковиче как о едином претенденте. Свое видение ситуации — у лидера парламентской фракции "трудовиков" Игоря Шарова. Кто же станет единым кандидатом?

— Когда такие полярные мнения существуют в одной партийной среде, это свидетельствует только о том, что серьезного обсуждения данного вопроса в "Трудовой Украине" не было. И я считаю, что время для такого важного разговора еще не пришло. Что же касается комментариев Дмитрия Табачника, то рекомендую всем внимательно прочитать полный текст его выступления. На самом деле Табачник открыто заявил о том, что не может быть слугой двух господ. Если партия примет решение поддерживать на выборах-2004 Сергея Тигипко, то он вынужден будет уйти из правительства. Ведь когда вице-премьер трудится в Кабмине, то это автоматически означает, что он должен работать, к примеру, на Виктора Януковича как на единого кандидата. И я такую позицию Дмитрия Владимировича абсолютно спокойно воспринимаю и даже приветствую.

Что же касается моих личных прогнозов, то могу сказать: шести партиям будет довольно сложно договориться о консолидированных действиях и определить единого кандидата в президенты. К такому выводу меня подталкивает анализ практики взаимодействия в большинстве Верховной Рады, а также результаты голосований по ряду принципиальных вопросов. Но при этом я хочу подчеркнуть: партия и фракция "Трудовой Украины" проявят при решении этого вопроса максимальную гибкость. Никаких жестких условий мы выставлять не будем.

Скажите, гибкость "трудовиков" предполагает адекватное восприятие решения Конституционного суда по поводу возможного баллотирования Президента Леонида Кучмы на третий срок? Если КС вынесет позитивный вердикт, то какова будет позиция "ТУ" и лично Сергея Тигипко?

— Мне кажется, Президент уже лучше всех ответил на этот вопрос. Леонид Данилович четко и недвусмысленно заявил, что не намерен баллотироваться на третий срок. Говорить еще что-либо по данному вопросу я бы не хотел. Глава государства сделал свой выбор — и этот выбор надо уважать.

Но, согласитесь, это пока личное решение Президента. А сможет ли глава государства отказать народу, если тот попросит его остаться еще на четыре года?

— Думаю, Леонид Данилович после подобного заявления не пойдет на выборы в третий раз, какие бы условия и предпосылки для этого ни создавались. В данном случае я исхожу из его слов, сказанных как в личных разговорах, так и публично — перед всей страной.

Каково ваше отношение к идее избрания главы государства парламентом уже в 2004 году?

— Для меня ключевые вопросы политической реформы — это, во-первых, создание и четкая конституционная легитимизация большинства в ВР. Во-вторых, возможность влияния парламентского большинства на формирование правительства и утверждение премьера. В-третьих, подчиненность Кабинету министров всех руководителей вертикали исполнительной власти. В-четвертых, пересмотр полномочий, которыми сегодня обладает администрация Президента. Возможно, целесообразно некоторые из них передать правительству. И еще: я считаю, что на время реализации реформы президенту необходимо оставаться сильной фигурой на политической арене. По крайней мере, у него должно быть право распускать парламент. Если так

ая реформа будет проведена, то уже будет неважно, как избирать президента: всенародно или в парламенте. Главное — создать реальный баланс власти. Тем не менее я пока буду выступать против того, чтобы главу государства избирали в 2004 году в Верховной Раде. В этом случае появится чрезвычайно много нареканий. Дескать, как может "старый" парламент заниматься выборами нового президента, если часть депутатов получили свои мандаты благодаря административной поддержке? Поэтому, на мой взгляд, сначала необходимо прозрачно провести избирательную кампанию в Верховную Раду. А уже новый состав парламента имеет полное право принимать решение о способе избрания главы государства.

А по какой системе следует избирать парламент: пропорциональной или смешанной, мажоритарно-пропорциональной?

— К этому вопросу следует подойти максимально прагматично. Знаю, какие настроения сегодня царят в парламенте, особенно среди депутатов-мажоритарщиков. И предлагаю все же вернуться к наработкам, которые я обсуждал в свое время с лидером социалистов Александром Морозом и главой КПУ Петром Симоненко. Суть изменений — во введении избирательного соотношения 75 на 25. То есть 25% депутатов избираются по мажоритарным округам, но выдвигаются партиями, а 75% — на пропорциональной основе. Это был бы разумный компромисс.

Хочу сразу подчеркнуть: речь не идет о том, что все должны "равняться" на удовлетворение интересов мажоритарщиков. Ничего подобного. Но давайте не забывать о том, что в Украине существует очень большой блок региональных проблем. И если в парламенте нет второй палаты, которая бы беспокоилась о решении этих вопросов, то давайте оставим в качестве "глаза народного" часть законодателей. Поверьте, что если появятся большие одномандатные избирательные округа и не возникнет проблем с административным давлением, то статус и роль депутатов-мажоритарщиков в ВР будут чрезвычайно высокими. От этого выиграют все: народные избранники будут получать из регионов информацию о проблемах и оперативно решать их на самом высоком уровне.

В парламенте происходит определенная перегруппировка сил. В частности, объединились фракции НДП и "Демократические инициативы". Не планирует ли подобные действия и "Трудовая Украина"? Поговаривают о проработке варианта создания аграрно-промышленного союза, куда должны войти "трудовики", партия промышленников и предпринимателей Анатолия Кинаха, аграрники Екатерины Ващук и луганская группа Николая Гапочки.

— Идею создания такого аграрно-промышленного союза (АПС) я высказал еще накануне парламентских выборов-2002. На мой взгляд, такое перспективное объединение способно было бы со временем перерасти в мощную политическую партию. Этого не произошло, и каких-то активных переговоров по поводу формирования АПС сегодня не ведется. Но, тем не менее, мы со своей стороны к такому диалогу всегда готовы.

Сильный политик не должен бояться конкуренции. И вообще, конкуренция — это хороший политический термин. В случае слияния партий я абсолютно спокойно готов уступить свое место другому лидеру. При этом буду работать на нее, как говорится, "в полный рост". Более того, мне было бы легче, поскольку любая партийная нагрузка — тяжелая ноша. А так я бы смог больше внимания уделять Национальному банку.

Что касается перспектив фракционного слияния, то это сложная проблема. Прежде всего, доминирующую роль играет субъективный фактор. Не следует думать, что народные депутаты — это "бычки", которых можно водить из стойла в стойло. Если парламентская группа "Народный выбор" примет решение консолидироваться с кем-либо, то могу гарантировать: не получится так, что абсолютно все депутаты "НВ" перейдут в новый альянс. Зачем же тогда это делать? У нас сегодня есть договор о сотрудничестве с группой Гапочки, по всем ключевым вопросам проводятся консультации, учитываются мнения членов "Народного выбора". Поэтому создавать какое-то формальное объединение я не считаю необходимым. Существующая форма взаимодействия "трудовиков" и "НВ" эффективна и политически выгодна.

Вы часто употребляете слово "конкуренция". Кто способен вам как кандидату составить конкуренцию на президентских выборах? Кого вы опасаетесь больше всего?

— Пока я еще не принял четкого решения баллотироваться на высший государственный пост. А мои комментарии о возможности такого шага — это как позиция офицера, у которого всегда наготове "тревожный чемоданчик". Лидер партии в любой момент должен быть готов к публичному испытанию. Так вот: я готов и не боюсь никакого соперничества. При этом реально оцениваю свои и чужие стартовые возможности. Но я люблю конкурировать.

А если вашим соперником будет, к примеру, Виктор Янукович?

— Ну и что? Если партия примет решение выдвигать мою кандидатуру на выборах, то пусть кто угодно будет моим соперником. Поверьте, если начнутся публичные дебаты, то ни одному из конкурентов со мной легко не будет.

Если уж мы заговорили о премьере, то как складываются отношения между Национальным банком и Кабмином? Насколько известно, они никогда простыми не были.

— Я стараюсь сделать так, чтобы фракция "Трудовая Украина" не доставляла хлопот правительству. Все действия НБУ направлены на то, чтобы Кабмин мог нормально функционировать. И вряд ли кто-то вспомнит хотя бы одну проблему правительства, на которую бы Нацбанк не откликнулся. При этом мы всегда имеем свое мнение и занимаем государственную позицию. Впрочем, формула нашего сотрудничества определена и законодательно: НБУ обязан содействовать политике, проводимой Кабинетом министров. Это очень важно, поскольку если КМ станет тянуть в одну сторону, а НБУ — в другую, то порядка в стране не будет.

Что же касается каких-то интриг вокруг правительства, то я против того, чтобы Кабмин сейчас уходил в отставку. Я — за открытую политику. Знаю, что некоторые силы ведут подготовку к реализации именно такого варианта развития событий. Правительство действительно попало сегодня в сложную ситуацию, и все это видят. Но надо думать и о том, а что же будет после отставки кабинета Януковича? Сможет ли парламент утвердить кандидатуру нового премьера? Как на отставку отреагируют сторонники Виктора Федоровича? Куда и с кем они пойдут? И кто конкретно выиграет от такой ситуации: простые люди или политические партии? Так что я стараюсь не расшатывать правительственную лодку.

Сергей Леонидович, партия "Трудовая Украина" вместе с коммунистами выступила с идеей проведения всеукраинского референдума по поводу вступления Украины в Единое экономическое пространство. Не приведет ли это к осложнению политической обстановки в 2004 году, когда должна состояться президентская кампания?

— Я отдаю себе отчет в том, что ситуация может осложниться. Но если кто-то и в дальнейшем будет пытаться зарабатывать себе политический авторитет на бедности народа, то мы не будем пассивными наблюдателями. Люди должны сами рассудить: хотят они интегрироваться в ЕЭП или нет. Нельзя допустить, чтобы электорат группировали по геополитическому признаку, пугая кого-то перспективой реанимации СССР или, наоборот, европейской колонизацией. Еще раз повторю: мы пойдем на любые осложнения или конфликты, чтобы не допустить подобного. При этом я всегда говорю о разумном уровне интеграции, выгодном Украине. Только Украине.

А как быть с экономическими аспектами вступления Украины в ЕЭП?

— В отношении ЕЭП я тоже абсолютно уверен в своей правоте. Да, наш основной вектор развития — Евросоюз. Но первый ответный сигнал мы получили только в начале октября нынешнего года. При этом время вступления Украины в ЕС с нами никто не обсуждает. На мой взгляд, продвижение к европейскому сообществу затянется на очень длительный период. А что делать Украине сегодня? Прежде всего, необходимо вести жесткие переговоры по вступлению в ВТО и при этом заложить в соглашения компенсационные меры для отечественных производителей. Второй момент — начать переговоры с Евросоюзом о заключении торгового соглашения. А параллельно договариваться, где только можно, о создании зон свободной торговли на двух- или многосторонней основе.

Почему Украина должна отказаться от зоны свободной торговли с Россией? Я не вижу для этого никаких причин. Плохо прописаны документы? Их можно подкорректировать. Но нельзя терять экономические связи. Хотя бы потому, что на Россию приходится свыше 35% критического импорта Украины (в первую очередь энергоносители) и более 17% высокотехнологичного, то есть самого важного для нас (машиностроение) экспорта.

Пока основным аргументом противников свободной торговли с Россией являются какие-то предрассудки. Дескать, у нас плохая история отношений. Но вспомним историю отношений Украины с Польшей или Турцией. Тоже ведь были непростые моменты. И что теперь делать? Отказаться от стратегического партнерства или экономического сотрудничества? Поэтому на первое место я ставлю прагматизм. Мы должны найти свой, украинский интерес во всем: и в политике, и в экономике.

Есть вопросы, которые наглядно демонстрируют разные подходы Нацбанка и Кабмина к тем или иным проблемам. Например, ваше предложение досрочно погасить долги Международному валютному фонду. Кое-кто даже намекнул, что господин Тигипко пытается стать популярным за счет правительства…

— Существуют разные взгляды практически на каждый вопрос, который мы обсуждаем с правительством. И то, что мы ищем компромисс в ходе своих внутренних дискуссий — это правильно. Я бы мог на целом ряде вопросов (скажем, на тех же хлебных проблемах) набирать очки популярности, но надо не на свое отражение в электоральном зеркале смотреть, а находить оптимальные решения.

Уже принят целый комплекс правильных решений: начиная с централизованных закупок на продовольственном рынке до реструктуризации долгов коммерческих банков и введения налоговых льгот для импортеров. Кроме того, в данной ситуации я поддерживаю (с оговоркой, конечно) и некоторое административное давление на операторов зернового рынка. Хотя, на мой взгляд, следует больше прислушиваться к мнению бизнес-кругов. Ведь административное давление — очень опасная штука. Тут легко можно перегнуть палку. Возможен "эксцесс исполнителя". Как говорится, "заставь дурака Богу молиться, так он и лоб расшибет".

Что же касается возвращения долгов МВФ, то я полностью уверен в своей правоте. Пока не слышал ни одного аргумента "против", который "перебил" бы наши доводы. Мы предусматривали, что к концу года размер валютных резервов НБУ составит $5,2 млрд. Но реально, даже после выплаты огромных долгов в сентябре, резервы составили $6,7 млрд. Поэтому, уверяю вас: если мы расплатимся с МВФ, финансовая система Украины будет стабильной. Ничего плохого не произойдет, тогда как выгода для страны — очевидна.

Судя по некоторым комментариям, МВФ не совсем в восторге от идеи получить обратно свои денежки. Может, вы им портите отчетность?

— Позиция МВФ заключается в следующем: возвращать долги или нет — это дело Украины. все основания для такого решения у нас есть, поскольку с 1999 года сохраняется устойчивый платежный баланс. Другое дело, что они рекомендуют возвращать долги "порциями". По их мнению, идеальный вариант — перечислять $150 — 200 млн. в месяц.

Как вы намерены защищать интересы национальной банковской системы, которая вряд ли выдержит конкуренцию с западными финансовыми структурами?

— Что касается интеграции в мировую экономику нашей банковской системы, то это для меня серьезная головная боль. Мы много делаем в этом направлении. В частности, стараемся максимально приблизить методику банковского учета к европейским стандартам. Принимаем решение по капитализации банков, которое позволит им находиться в приблизительно равной "весовой категории" с западными. Меняем структуру надзора за банковским сектором. Позволили работать в Украине филиалам иностранных банков, но при этом не предоставили им каких-либо преимуществ по сравнению с отечественными структурами.

У меня нет фобии: вот придет иностранный капитал и всех "задавит". Умные банки останутся и укрепятся. Слабые, которые не сумели развить свои структуры и сделать их конкурентоспособными, будут куплены. Если придут иностранные банкиры, то от этого мы не проиграем. Будут работать, стимулировать внутреннюю конкуренцию, обучать наш менеджмент. А Национальный банк станет следить за тем, чтобы они работали на украинскую экономику.

В вашей компетенции находится такая "модная" нынче тема, как борьба с отмыванием денег. Недавно в Стокгольме на сессии FATF нашей делегации был передан Имплементационный план борьбы с "отмывом", а вскоре к нам должны приехать "ревизоры" из этой организации. Знаете ли вы содержание плана? Как вы относитесь к жестким "антиотмывочным" мерам, которые могут ликвидировать понятие банковской тайны?

— Я видел Имплементационный план. Более того, специалисты НБУ принимали участие в его разработке. Что же касается конкретных мер, то они должны выполняться на грани требований FATF. Не надо бежать впереди паровоза. Если дело дойдет до полного снятия банковской тайны, то я буду категорически против этого и попрошу фракции парламента не голосовать за такой документ. От такого шага потери Украины будут колоссальными. По имеющейся у меня информации, специалисты FATF оценивают наше законодательство в сфере борьбы с отмыванием как очень прогрессивное. Но, уверен, не констатация поможет нам покинуть черный список FATF, а конкретная практика реализации уже принятых законов. Надо показать, что они на деле работают и "бьют по рукам" тем, кто легализирует криминальные капиталы.

В одном из крупнейших системных банков, судьба которого беспокоит миллионы простых людей — Ощадбанке, недавно произошла смена руководства Наблюдательного совета (НС). Как вы объясните избрание заместителя главы администрации Президента Олега Демина на должность главы НС, ведь он нефинансист…

— Решение Президента о замене одного из членов Ощадбанка как раз и вызвано тем, что миллионы людей являются вкладчиками банка еще с советских времен. К тому же это единственный банк, где возвращение вкладов гарантируется государством в полном объеме. И за него не только Нацбанк, но и власть в целом несет особую ответственность. Смена же руководства Наблюдательного совета стала необходимой после того, как совет не смог нормально организовать свою работу. Олега Демина я прекрасно знаю, и, поверьте мне, председателю Наблюдательного совета не обязательно быть банкиром. Надо, чтобы он прежде всего был порядочным и ответственным человеком. Как раз Демин этим критериям и соответствует.

Такой вопрос: как вы относитесь к налогообложению подарков в соответствии с законом о налогообложении физических лиц?

— Я — "за". Давно инициировались решения, ограничивающие "подарочный пыл". Были соответствующие указы Президента, изданные по инициативе правительства, где я тогда работал. Но искоренить "азиатскую практику" пышных подношений очень трудно.

Вы составите опись подарков для налоговой, которые получите в день рождения (13 февраля)?

— В прошлом году 13 февраля я отправился в отпуск и запретил приезжать руководителям региональных управлений Нацбанка. Поэтому для меня этот день прошел незаметно. Не люблю подхалимства. Кроме того, знаю: высокопоставленному чиновнику сделать подарок не так легко, поскольку его подчиненным это объективно не по карману. И если я бы принимал такие подношения, то тем самым фактически побуждал бы госчиновников к поиску дополнительных средств, что уже является нарушением закона. Мне бы этого не хотелось. Да и праздникам я предпочитаю будни…

В беседе принимали участие Ирина Гаврилова, Галина Моисеева, Александр Юрчук