Европейская осень

Внешнеполитическая активность украинского руководства, можно сказать, достигла своего пика. Не успел вернуться из Вашингтона спикер Литвин, как на встречу с Диком Чейни отбыл премьер Виктор Янукович. О президенте Украины и говорить нечего: в последние месяцы Леонид Данилович частенько наведывается в Крым. Поскольку именно Ялта постепенно превращается в эпицентр международной жизни: здесь проходил саммит стран Содружества, подписывались стратегические соглашения по ЕЭП, а теперь вот намечается встреча европейских друзей. Завтра, 7 октября, первый день саммита Украина – Европейский Союз, который должен стать еще одним геополитическим тестом для официального Киева.

Пока известно, что ключевой темой, которая будет обсуждаться на саммите в Ялте на уровне глав государств, станет адаптация законодательства нашей страны к законодательству Евросоюза. Предполагается, что Леонид Кучма обсудит эти проблемы с председательствующим в ЕС премьер-министром Италии Сильвио Берлускони, верховным представителем ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Хавьером Соланой, членом Еврокомиссии, ответственным за внешние сношения Крисом Паттеном. Тем не менее, подобные встречи вряд ли предполагают конкретный результат. В принципе, как показывает опыт Страсбурга и Брюсселя, где обычно решается "украинский вопрос", приведение законодательств к единому знаменателю это обычная формальность, за которой скрываются куда более серьезные претензии, выдвигаемые европейцами к Украине. Напомним, что за последние недели произошли события, показавшие реальное отношение Европы к нашей стране.

Во-первых, с Украины так и не был снят евронадзор, который вот уже восьмой год проводит Мониторинговый комитет Парламентской Ассамблеи Совета Европы. И это несмотря на то, что Украина послушно и дисциплинированно выполняет практически все условия, поставленные ПАСЕ. По крайней мере, в той части, которая касается законодательного обеспечения реформ. Украине осталось "довести до ума" всего три законодательных документа, но и это, как выяснилось, не является основанием для перевода в постмониторинговый режим. Могут нарисоваться новые задачи, связанные с предстоящими президентскими выборами. И не только. В результате, Украина не может понять, каких шагов ждет от нее Европа: законодательных, правовых, политических или моральных.

Во-вторых, глава делегации Европарламента Ян Вирсма, посетивший Украину на прошлой неделе, достаточно жестко дал понять, что положительных сигналов от ЕС Киеву ожидать не следует. По крайней мере, до тех пор, пока у власти будет оставаться нынешняя правящая верхушка. Иными словами, расширяющаяся Европа пока не видит Украину в числе тех 25 держав, которые должны составить основу нового европейского супергосударства. Причина? Г-н Вирсма говорит о ней открыто: "Украина не может считаться сейчас независимым государством в полном смысле этого слова, поскольку ее правящая верхушка не в состоянии ничего сделать для независимости вашей страны и неспособна сопротивляться давлению России. Эти люди не в состоянии развивать прочную демократию с крепкой рыночной экономикой, обеспечить прозрачность законодательства и самой политики для общества, привлечь иностранных инвесторов, желающих вести здесь свой бизнес. А если отсутствуют все эти атрибуты, то о какой независимости может идти речь?".

В-третьих, существует и экономическая причина, из-за которой ЕС не спешит предлагать Украине даже ассоциированное членство. Она довольно проста и называется "Одесса–Броды". Проблема определения направления, в котором будет транспортироваться каспийская нефть, решилась на прошлой неделе не без помощи главы государства и не в пользу европейских и американских структур, лоббировавших данный проект. Однако после увольнения президента ОАО "Укртранснефти" Александра Тодийчука стало очевидным, что Европа этот энергетический бой проиграла, а Россия как раз наоборот – выиграла. Естественно, такой экономический крен в сторону России не мог остаться незамеченным придирчивыми европейцами. Сразу же последовал ряд заявлений, из которых понятно, что Украина, не вписавшаяся в европейский транспортный коридор, не представляет интереса и в качестве политического партнера для расширяющейся Европы. Фактически обнажилась "изнанка" двухсторонних отношений по линии Украина–ЕС: проект реверса стал тем самым камнем преткновения, обойти который не представляется возможным. После того, как тюменская нефтяная компания обошла противников реверса, а Леонид Кучма четко продемонстрировал свою позицию в отношении "Одесса–Броды", европейские структуры немедленно попытались принять ограничительные меры в отношении нашей страны. Отсюда и несоответствие Украины "европейским нормам демократии", о которых говорилось на сессии ПАСЕ в Страсбурге, и "незаинтересованность руководства Украины в проведении реформ", о чем говорил Ян Вирсма в Киеве.

Исходя из всего вышесказанного, можно предположить, что саммит Украина– ЕС будет проходить в атмосфере взаимного недоверия: европейцы станут подозревать Киев в чрезмерном увлечении ЕЭПовской интеграцией, а он их – в нежелании выставлять четкие условия вхождения Украины в европейскую "семью". А, кроме того, не последнюю роль в деле европейских контактов сыграл и Леонид Данилович, прямым текстом заявивший, что Украина выбирает ЕЭП, потому что до ЕС ей еще очень далеко. Наблюдатели расценивают этот шаг как один из самых решительных и определенных со стороны главы государства в центре Европы. И предполагают, что он будет иметь практические последствия, мало связанные с интеграцией Украины в европейские структуры. По крайней мере, в ближайшее время.