Третий секретарь

Когда Президент уволил Евгения Марчука с должности секретаря Совета национальной безопасности и обороны, то он обещал подумать "десять дней" над новой кандидатурой преемника Евгения Кирилловича и почитать в СМИ, какие гипотезы на этот счет выдвинут журналисты.
Наверное, Леонид Данилович получил удовольствие от обилия самых разнообразных версий и кадровых предположений.

Кого только не сватали на роль "нового Марчука": и первого вице-премьера Николая Азарова (до последнего времени считался наиболее реальным претендентом), и экс-премьера Анатолия Кинаха, и главу Государственной налоговой администрации Украины (ГНАУ) Юрия Кравченко. Руководитель Службы безопасности Украины Владимир Радченко тоже значился в списке претендентов, но…

Как говорится, было сразу несколько "но". Во-первых, Владимир Иванович не очень-то и горел желанием оставить должность главы Службы. Он несколько раз вызывался для собеседования в высокий кабинет, но каждый раз отказывался. Во всяком случае, так утверждают знающие люди. Радченко — достаточно умный человек, и он прекрасно понимал, что должна быть проведена рокировка. Его назначат в СНБО, а на освободившееся место придет другой человек. Проблема заключается в том, кто это будет?

Ситуация, в которую попал Владимир Радченко, очень напоминает кадровые мучения Николая Азарова. Николай Янович ушел с должности главы Налоговой администрации на постоянную работу в правительство Виктора Януковича и попытался пролоббировать на освободившееся место топ-налоговика свою креатуру.

Это вполне естественное желание, учитывая, что Азаров чуть ли не с нуля создавал фискальную систему страны. Душа болела за свое детище. В конечном счете, вакансия оказалась заполнена Юрием Кравченко. Поэтому вполне понятно и оправдано беспокойство Радченко насчет своего "наследника" в Службе.

Да не только он один волнуется, поскольку смена руководства в такой организации, как СБУ, — это серьезное дело. Долго тянуть с поиском подходящей кандидатуры нельзя. Поэтому чуть больше суток обязанности председателя Службы исполнял генерал-полковник Юрий Землянский, который был первым заместителем Владимира Радченко. А затем появился указ Президента о назначении главой СБУ Игоря Смешко, до последнего времени трудившегося первым замом секретаря СНБО. Смешко трудно назвать человеком, которого Радченко хотел бы видеть во главе Службы. Не будем углубляться в сложный комплекс межличностных отношений Смешко и Радченко, имеющих долгую и непростую историю. Скажем так: повторился вариант "Азаров—Кравченко". Ощущение не из самых приятных. Особенно у профессиональных контрразведчиков, увидевших воспитанника "американской школы" в кресле главы родной спецслужбы. Зато у Владимира Ивановича появится возможность подобрать себе первого заместителя по своему вкусу.

Во-вторых, Президент в последнее время высказался за усиление роли Совета национальной безопасности и обороны, который должен стать институтом, реально координирующим деятельность силовых структур. После такого заявления Президента многие стали посматривать на главу администрации Президента Виктора Медведчука, небезосновательно подозревая его скорое перемещение на новую должность. Вариант с относительным понижением Медведчука долгое время оставался достаточно реальным. Знал ли Владимир Радченко, что "усиленная" роль секретаря Совбеза, да еще в такой горячий период, как президентские выборы 2004 года, чревата серьезными политическими осложнениями? Конечно же, знал. Наверное, знал, как немногие другие, поскольку действительно владел массивом информации. Видимо, именно информированность Владимира Ивановича, помимо всего прочего, и удерживала его от дачи согласия на новое место работы. Ему удалось дистанцировать Службу от политики, что после "кассетного скандала" сделать было очень и очень непросто. И тут он попадает если не в эпицентр, то, по крайней мере, в приближенное к возможному политическому взрыву место.

Да еще предполагается усилить роль Совбеза, как это было, например, во времена секретарства Владимира Горбулина.

Вряд ли Радченко станет новым Горбулиным, поскольку выбрана иная модель повышения роли СНБО. Основой усиления являются не личные отношения секретаря Совбеза и Президента, как это было при Владимире Горбулине, а профессионализм нового человека, ответственного за национальную безопасность страны, и реализация конституционного потенциала СНБО. Маленький нюанс: статус администрации Президента не прописан в Основном Законе. Он может варьироваться от "теневого правительства" до обыкновенной канцелярии главы государства. Другое дело Совбез, полномочия которого, пусть и в достаточно общем виде, но все же выписаны в Конституции. Поэтому слова Президента об усилении роли СНБО, наверное, следует трактовать как реализацию "зашитых" до поры до времени возможностей данного института.

В-третьих, помимо своего желания, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Владимир Радченко становится недостающим звеном в схеме "третья сила". Я прекрасно понимаю, что Владимиру Ивановичу безумно надоела эта гипотеза. Ему меньше всего хочется выступать в роли кандидата в президенты. Наверное, данная тема поднималась во время собеседования в кабинете номер один. Понимаю, что назвать свежеиспеченного секретаря Совбеза преемником — это все равно, что обозвать его не очень приличным словом. Но будьте уверены, что данная версия обязательно появится, и ее активно станут тиражировать в ближайшее время. В этом, кстати, немалая заслуга предыдущего секретаря СНБО Евгения Марчука. "Спокойная сила" очень любила делать многозначительные намеки на сей счет. Но заинтересованные лица прекрасно знали особенности назначения Евгения Кирилловича на должность секретаря СНБО, а также истинный образ "силы".

Проблема Владимира Радченко заключается в том, что, в отличие от Евгения Марчука, он действительно будет профессионально выполнять новые обязанности и болезненно воспринимать попытки политизации действий СНБО. Владимир Иванович вряд ли станет красоваться на телеэкранах, комментируя события в Ираке или рассказывая о мерах, предпринимаемых для нейтрализации возможного теракта талибов на Хмельницкой АЭС. Вот почему для него так важно, чтобы была выстроена приемлемая система отношений в треугольнике глава МВД — председатель Службы — министр обороны. А отношения, как известно, зависят от конкретных личностей.

В общем, третьему секретарю Совета национальной безопасности и обороны Владимиру Ивановичу предстоит сложная работа. Сумеет ли он поднять Совбез на новый уровень? Да. Во всяком случае, Радченко не будет играть роль "карманной гильотины", как это с удовольствием делал в свое время Евгений Марчук, выборочно устраняя людей, косвенно причастных к проблемам национальной безопасности.

Не очень хочется, чтобы после прочтения материала у читателей возникло следующее впечатление: Владимир Радченко изо всех сил упирался, его прессовали ночами напролет и, в конце концов, заставили уйти из Службы. Владимир Иванович — не Виктор Ющенко, которого сам Президент уговаривал стать премьер-министром, а Виктор Андреевич изображал из себя саму невинность. Радченко — опытный профессионал. Он честно пытался быть, как теперь модно говорить, равноудаленным от всех финансовых группировок. И если Владимир Иванович сделал свой выбор, то он сделал его обдуманно. Пусть и с некоторыми колебаниями, но сделал. Другой вопрос, насколько ему дадут возможность держать политический баланс? В частности, глава администрации Президента вряд ли заинтересован в появлении относительно самостоятельного силового координатора. Вот когда была связка Марчук—Медведчук, то все было хорошо. Теперь же придется выстраивать новую конфигурацию. И, наверное, Виктора Владимировича настораживает деперсонификация отношений с новым секретарем Совбеза. Ведь он сам возглавляет обычную вспомогательную структуру, а Владимир Радченко — конституционно легализованный институт. Разница, согласитесь, есть, и немалая. В первом случае роль главы администрации Президента действительно зависит от отношений шефа АП с первым лицом. Во втором может быть запущен внутренний механизм саморазвития СНБО. Во всяком случае, глава государства не против. Тема очень острая. А что если глава АП будет ходить чуть ли не в подчинении секретарю Совбеза? Или, например, важнейшие решения станут вырабатываться и приниматься по линии Леонид Кучма — Владимир Радченко — заседание Совбеза, а Виктору Медведчуку поручат лишь обеспечивать данный процесс?