Юлия Тимошенко: "Я бы, наверное, поблагодарила главу администрации Президента…"

Лидер "Нашей Украины" заявил, что Юлии Владимировне пока рано думать о премьерстве. Другими словами, Виктор Андреевич по-прежнему не хочет предварительно делить должности, хотя, по предложению его кума Петра Порошенко, "нашисты" уже называют Ющенко "Пан президент". Тем не менее, социалист Александр Мороз и Юлия Тимошенко дали свое согласие на вхождение в предвыборный блок на базе "НУ". Что думает Тимошенко? Об этом расскажет она сама…

Юлия Тимошенко: "Я бы, наверное, поблагодарила главу администрации Президента…"

Ваше отношение к очередному сценарию внесения изменений в Конституцию?


— Я уже говорила о том, что необходимо четко разграничивать позитивный и негативный аспекты конституционного процесса. Позитив — это осмысленное, профессиональное внесение изменений в Основной Закон в целях создания долгожданного баланса власти. Негатив — использование Конституции для реализации жестких политических технологий в целях сохранения правящего режима. К сожалению, именно этот, негативный, аспект в настоящее время пользуется особой популярностью.

Это уже второй подход к "конституционной штанге". Сначала пытались совместить проведение президентских и парламентских выборов для пролонгации полномочий действующей власти до 2007 года. Теперь пробуют передать полномочия президента, который сегодня избирается общенационально, другой фигуре, изменив с этой целью электоральный механизм. Речь идет о "парламентском президенте", который более управляем, и, что немаловажно, его гораздо дешевле можно избрать. А проведение всеукраинской избирательной кампании стоит очень дорого, и не факт, что затраты окупятся.

Поэтому новая технология предполагает либо избрание парламентом президента с нулевыми полномочиями, либо предоставление народу права избирать откровенно слабого главу государства. Но и в первом, и во втором случаях президент отстраняется от власти с помощью внесения изменений в Конституцию. И, соответственно, нация отстраняется от выборов реального главы исполнительной власти. Все полномочия президента почти в полном объеме передаются премьер-министру, который будет избираться парламентом.

Это означает, что существующее сегодня в Верховной Раде большинство может уверенно планировать свое будущее, если такие изменения в Конституцию пройдут. Более того, это большинство изберет новым премьером Леонида Кучму.

Вы в этом уверены?

— Во-первых, уже есть соответствующая договоренность держателей контрольного пакета акций большинства. Во-вторых, Леонид Данилович для существующих сегодня финансовых группировок является органичным арбитром. Такой арбитр им нужен для того, чтобы они не начали друг друга уничтожать.

А не выступит против этого плана нынешний премьер Виктор Янукович? Сам-то он, может быть, и согласился, но силы, стоящие за ним, не привыкли включать "задний ход".

— Опять-таки, необходимо выделить два аспекта данной проблемы. Первый — согласится ли на такой вариант Янукович? На мой взгляд, он и его команда твердо этого не хотят. Создать до 2006 года мощную всеукраинскую партию, даже имея большие деньги, нереально. Хотя Медведчук и убеждает их в обратном. Кроме финансов, на выборах действует еще много других факторов. Донецкие это недооценивают.

Второй — смогут ли они восстать против такого сценария? По-моему, донецкие все время будут думать, что смогут, но в последний момент перевесят, как всегда, страх, зависимость и неуверенность. Хотя Янукович и Партия регионов могли бы стать той силой, которая сломает планы Виктора Медведчука.

Юлия Владимировна, насколько реально восстановить формат оппозиционной "четверки" хотя бы по политической реформе? Все-таки Виктору Медведчуку удалось достичь определенного прогресса в переговорах с коммунистами и социалистами.

— Безусловно, главным инициатором этих конституционных изменений является Медведчук. Он делает черное дело, пытаясь изменить Конституцию под свои планы. Но, с другой стороны, Виктор Владимирович делает и светлое дело, поскольку благодаря его действиям "четверка" объединяется: она получила новый импульс для своего развития. Я имею в виду, прежде всего, то, что "тройка" (социалисты, коммунисты и БЮТ) существовала, существует и, надеюсь, будет достаточно стабильно существовать. А вот то, что Виктор Ющенко оптимизировал переговорный процесс и с левыми, и с нами, — это, безусловно, позитивное следствие усилий Медведчука. Я даже, наверное, его бы и поблагодарила. Правда, правда… Конституционные изменения не пройдут, поскольку у депутатов все-таки есть здравый смысл. Зато Виктор Владимирович подтолкнул Виктора Андреевича в объятия левых и вынудил оппозицию договариваться.

А не получится ли так, что оппозиция будет работать под чутким руководством Виктора Владимировича? Пусть даже в формате "четверки", но, тем не менее, она уже будет курироваться из одного центра…

— Да нет. К отношениям внутри "четверки" Виктор Медведчук вообще не имеет никакого отношения. Он лишь стал внешним катализатором переговорных процессов.

Но, тем не менее, переговоры коммунистов и социалистов с главой администрации Президента состоялись. Как вы оцениваете данный факт?

— Ни нашей политической силы, ни Виктора Ющенко там не было. Мне кажется, что вот такая широкая огласка переговоров и договоренностей Медведчука с Морозом и Симоненко еще раз оттолкнет левых от этой реформы. Потому что всем нужно думать о выборах в 2006 году. Перед нами стоят две задачи, которые очень сложно объединить в этом парламенте. Первая задача — провести системную, глубокую конституционную реформу. Не такую, как предлагает Банковая, а такую, которая нужна стране. Вторая — отстранить от власти людей, использующих ее для бизнеса. Соединить такие задачи очень сложно, но можно попробовать. Как это сделать? Например, следующим образом: внести сейчас все позитивные изменения в Конституцию, кроме ликвидации общенациональных выборов президента, однако ввести их в действие с 2006 года, когда парламент будет избран на пропорциональной основе. И при этом оставить общенационального лидера, президента, который будет иметь достаточно полномочий, чтобы выполнить свои обещания.

Данный вариант является позитивным во всех отношениях, поскольку закладывается твердая перспектива на 2006 год. То есть выборы проходят на пропорциональной основе, нет права переходить из фракции во фракцию у депутатов, которые продаются, закладываются элементы контроля и ответственности исполнительной власти. Но если будут настаивать на том, что, начиная с 2004 года, необходимо ликвидировать пост президента либо формально, либо неформально, то, конечно, с этим согласиться мы не сможем.

Виктор Андреевич стал более, скажем так, внятно относиться к вашим требованиям? Понял ли он, на ваш взгляд, что может вообще остаться на обочине политической жизни?

— Вы знаете, наблюдая за политическими событиями, я вижу, что уже обстоятельства и время выбрали для Украины позитивное русло развития ситуации. И поэтому даже такие серьезные негативные вещи, как манипуляции с Основным Законом, все равно подталкивают политиков к позитивной деятельности. Если кто-то не понимал, что будущее Украины за консолидацией политических сил, то обстоятельства и время просто ставят человека на этот путь, и у него уже просто не остается выбора. Поэтому я считаю, что позитивные изменения в переговорном процессе между оппозиционными силами, особенно со стороны Виктора Андреевича, произошли. И они внушают определенный оптимизм и веру в то, что все-таки оппозиция будет единой. Пусть и вынужденно, но единой.

Скажите, почему Александр Мороз, который сначала вроде бы согласился на выборы президента парламентом, буквально через три дня поменял свою позицию? Теперь он заявляет, что президент должен избираться всенародно, а не парламентским путем.

— На мой взгляд, Александр Александрович просто увидел, что реально объединить две вышеуказанные цели. То есть не обязательно привести к власти кланы для того, чтобы изменить систему власти в стране. Он увидел, что реально с 2006 года могут пойти позитивные процессы, которые будут заложены сегодня. И Мороз поверил в то, что его выстраданное детище — парламентская республика — действительно может появиться на свет. Он, безусловно, хотел бы увидеть его родившимся. Поэтому у Александра Александровича появился настрой сделать много позитивного, не навредив при этом. У него, мне кажется, и настроение совсем другое сейчас, и видение достаточно оптимальное. И вообще, наша "тройка" работает весьма успешно и слаженно.

Мы бы еще хотели спросить о ваших отношениях с Генеральным прокурором. Как они будут развиваться, что будет с представлением о лишении вас депутатской неприкосновенности? Особенно с учетом последнего заявления Святослава Пискуна.

— Знаете, видела телевизионный сюжет, где он так жалобно говорит: она меня обвиняет в том, что я наркобарон, что у меня часы за десять тысяч, но я не такой, я хороший, и вообще, помогите мне с ней справиться. Это было бы смешно, если бы не было так грустно на самом деле. Мне кажется, что вопрос об отставке Генерального прокурора уже решен. В повестку дня сессии включен отчет о его деятельности на должности Генпрокурора, который, на мой взгляд, закончится для Святослава Пискуна вполне логично.

Беседовали Ирина Гаврилова, Владимир Скачко, Александр Юрчук