ГКЧП – 12 лет спустя

Среди папок с самодельными досье на олигархов и кипами компроматов у меня валяется старая газета. Это "Советская Россия" за август 1991 года с неумело-корявым обращением к советскому народу группы высокопоставленных заговорщиков, известных под аббревиатурой ГКЧП. Сегодня утром я взял в руки этот пожелтевший газетный листок и подумал, что ровно 12 лет назад у меня был шанс стать гражданином огромной коммунистической страны, где нет олигархов и компроматов, долларов и загранпаспортов. Где сахар дают по талонам, а шпроты – в пайках ветеранам ВОВ. И только потому, что эта неуверенная и слегка нетрезвая компания путчистов не удержала власть, я работаю в независимом СМИ и езжу отдыхать за границу…

Помните ли вы, как это было 19 августа 1991-го в четкой хронологии? Наверное, уже нет. А было все так.

В Москве:

6.00 – радио передало сообщение о введении ЧП в некоторых районах СССР: указ о назначении вице-президента Союза Геннадия Янаева исполняющим обязанности президента СССР в связи с нездоровьем Михаила Горбачева. А также заявление "советского руководства" о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР и обращение ГКЧП к советскому народу.

9.30 – избранный 12 июня 1991 г. президентом РСФСР Борис Ельцин без препятствий со стороны спецгруппы КГБ "Альфа" выезжает в Москву из Архангельского (куда он прибыл ночью после прилета из Алма-Аты). Предварительно Ельцин, Собчак и Силаев подписали обращение "К гражданам России", в котором потребовали немедленного созыва чрезвычайного съезда народных депутатов СССР и выступления Горбачева на нем.

11.45 – несколько десятков танков вплотную приблизились к Белому дому правительства РСФСР.

12.00 – на Манежной площади собрались несколько тысяч человек и заблокировали движение мотопехоты. В 12.15 к нескольким тысячам граждан, собравшимся вокруг Белого дома, вышел Ельцин, зачитавший с танка обращение к россиянам. В 12.30 президент РСФСР подписал указ №59, в котором квалифицировал создание ГКЧП как государственный переворот, а его членов – как государственных преступников, и отменил действие всех распоряжений самозваного комитета на территории РСФСР. Около 14.00 собравшиеся у Белого дома начали сооружение импровизированных баррикад.

В 17.00 в пресс-центре МИД СССР началась пресс-конференция Янаева и других членов ГКЧП – Бакланова, Пуго, Стародубцева, Тизякова. Пресс-конференция показана по телевидению. Ее главным и обнадеживающим моментом стали дрожащие руки "и.о. президента" Янаева. Как выяснилось позднее, тогдашний премьер-министр Валентин Павлов (ныне уже покойный) в это время спал в комнате отдыха своего рабочего кабинета, находясь в состоянии опьянения средней тяжести.

В Киеве:

6.00 – в Конча-Заспе под Киевом на служебной даче сладко спал председатель Верховного Совета УССР Леонид Макарович Кравчук, на тот момент самый высокопоставленный руководитель республики. Как впоследствии рассказывал автору этих строк Леонид Макарович: "Где-то после 6 утра мне позвонил Станислав Гуренко (тогда первый секретарь ЦК КПУ, а сейчас народный депутат Украины). "Ты радио слушаешь?" "Нет, а что случилось?" "Как, ты еще ничего не знаешь? Горбачев отстранен от власти. Власть перешла к ГКЧП…". Через несколько минут Гуренко перезвонил снова и сказал, что приехал представитель ГКЧП генерал Варенников, ждет встречи. Не найдя никого из руководства страны (премьер Витольд Фокин и вице-спикер Иван Плющ будто растворились в воздухе), Леонид Кравчук сел в служебную "Волгу" и поехал на встречу с ГКЧП. В машину ему позвонил Борис Ельцин и поведал, что не может связаться с Горбачевым. Позже Кравчук тоже попробует набрать номер телефона "форосской обители". Но телефонистка ответила, что "Михаил Сергеевич просил его не беспокоить".

В 11 утра в кабинет председателя ВС УССР завалила "веселая компания в погонах", генералы Варенников, Чечеватов и Шариков, с настоятельной просьбой ввести чрезвычайное положение в Украинской ССР. Но Леонид Макарович не был бы Леонидом Макаровичем, если бы не нашел выхода из этого щекотливого положения. "Послушайте, товарищи генералы, – сказал он, – вы приходите с такими серьезными заявлениями, а где ваши мандаты с печатью ГКЧП?". Генералы тут же смутились и скоропалительно откланялись, дабы соорудить себе мандаты с нужными печатями.

11.20 – Леонид Кравчук, по его словам, написал заявление о выходе из КПСС. В 15.00 он дал интервью программе "Время", безуспешно звонил Ельцину и Горбачеву и передал через секретаря председателю Верховного Совета СССР Анатолию Лукьянову, что нужно созвать Верховный Совет СССР.

Пока в верхах власти происходили эти судьбоносные процессы, в центре Киева, на Майдане Незалежности, который тогда еще назывался Площадью Октябрьской революции, несколько десятков человек под флагом объединенной Европы образовывали некое подобие молчаливой акции протеста. Все ждали танков, солдат или чего-то, что могло бы войти в нашу историю под звучным названием "сражение на баррикадах". Но танки не пришли. И сражения тоже не было.

P.S. Через несколько дней, когда попытка переворота в Москве была окончательно подавлена, на Украину свалилась независимость. И теперь мы в ней живем. Но это уже другая история, и мы поговорим о ней при случае в более подобающем официальном тоне.