Вето по расписанию

С первого взгляда это выглядит почти как сенсация: президент ветировал закон о снижении ставки налога на добавленную стоимость до 17%. Замечания главы государства будут направлены на рассмотрение депутатов и, скорее всего, найдут поддержку части зала. Впрочем, осведомленные источники знали о том, что это случится, еще в начале июле. Да что там источники – первый вице-премьер Николай Азаров открыто говорил об ожидаемом вето журналистам. Говорят, Николай Янович и был человеком, уговорившим Леонида Даниловича не подписывать закон…

Налог тревоги нашей

НДС стал чемоданом без ручки для госбюджета и головной болью всех, кто с ним соприкасается. Он составляет около 40% всех налоговых поступлений (в бюджетном плане на 2003 год из 35 млрд. грн. налоговых поступлений 13 млрд. приходится на НДС). Вместе с тем, суммы возмещений НДС растут год от года, а долги скоро превысят поступления. Скажем, по данным ГНАУ, за январь-март она возместила 1,669 млрд. грн. НДС, а поступления за этот же период составили 1,3 млрд. грн. Т.е. налицо два момента. Во-первых, НДС становится очень невыгодным налогом. Во-вторых, его снижение с 20% до 17% причинит немалые убытки и так не особенно раскормленному бюджету.

В принципе, логика депутатов, которые голосовали за окончательный вариант закона, ясна: чем ниже налоги, тем больше шансов, что они будут уплачены. Тем более что Россия тоже снижает ставку НДС, а мы привыкли повторять законодательные шаги северного соседа, правда, с некоторым опозданием. Понятна и логика действий правительства, предложившего с 1 января 2004 года снизить НДС до 17%, а с 1 января 2005 года – до 15%. Оно практически двигалось курсом предначертанных реформ. Еще в послании президента "Об основных направлениях бюджетной политики на 2002 год" предлагалось уменьшить НДС с 20% до 17%. Т.е. фактически речь идет о предложении главы государства, высказанном еще год назад, но не реализованном предыдущим составом Кабинета министров.

Если же говорить о реальном выигрыше потребителя от принятия нового закона, то он невелик. Очевидно, что снижение ставки всего на 3% не приведет к резкому снижению цен на товары и услуги. Хотя и положительно отразится на производстве. Однако, для бюджета это будет явным минусом. По подсчетам специалистов, вступление закона в силу уменьшит доходы госказны на полмиллиарда-миллиард. А ситуация в стране на будущий год ожидается такая, что легкомысленничать (дескать, миллиард туда, миллиард сюда) не приходится.

Все идет к тому, что для компенсации потерь придется расширять базу налогообложения. Уже отменены льготы по НДС на строительство жилья. Похоже, что в измененном законопроекте послаблений и исключений не будет практически. Даже для производителей сельхозпродукции и обитателей свободных экономических зон. Кроме того, большая часть экономистов сходятся во мнении, что снижение ставки НДС без комплексного решения проблем, связанных с его администрированием, не принесет ожидаемого экономического эффекта.

Человек бюджета

Не секрет, что принятый парламентским консенсусом закон не нравился первому вице-премьеру Николаю Азарову. Как бывший налоговик, а ныне "главный по бюджетным показателям" Николай Янович прекрасно понимал, как испортят показатели вверенной ему госсферы новации парламента. В принципе, он никогда не был против самой идеи снижения НДС. И даже в качестве правительственного переговорщика участвовал в заседании рабочей группы по налоговым новациям. Но в душе был сторонником совершенно отличной по концепции налоговой реформы. По принципу "утром деньги – вечером стулья". Т.е. сначала отмена льгот с принятие закона о реструктуризации долгов по НДС, а потом и снижение ставок.

В начале июля, комментируя факт раздумий президента над судьбой НДСного законопроекта, первый вице-премьер изрек замечательную фразу: "Если мы завершим налоговую реформу в таком виде, как планирует правительство, то вся страна станет свободной экономической зоной. Таких льгот по ставкам налогообложения нигде в мире нет". В этой сентенции ключевым было слово "правительство". Очевидно, Николай Янович таким образом убеждал премьера выбрать между фискальным либерализмом и бюджетным реализмом второе. И убедил. Это обстоятельство позволило Николаю Яновичу перейти к убеждению главы государства, что с налоговой реформой лучше не спешить. А то, знаете ли, поспешишь, людей насмешишь, бюджет перекроишь. В общем, хорошего не будет. И президент согласился с доводами ответственного за казну финансиста, что закон в таком виде подписывать нельзя. Судя по высказываниям Николая Яновича, в частности по его фразе "президент поставил передо мной дилемму: либо мы расширяем базу налогообложения, либо на этот проект будет наложено вето", он педалировал именно тему расширения базы. И замечания главы государства, скорее всего, будут направлены на расширение перечня налогооблагаемых эпизодов. Если так можно выразиться.