Исчезающие пленки

Адвокаты экс-премьер-министра Украины Павла Лазаренко снова заговорили о записях Николая Мельниченко. Как известно, защита Павла Ивановича добивается того, чтобы приобщить записи, которые, как утверждает отставной майор Государственного управления охраны (и не только он), были сделаны в кабинете Леонида Кучмы. Но, как оказалось, американская прокуратура не располагает никакими пленками.

Напомним, что в конце прошлого месяца адвокаты бывшего главы украинского правительства уламывали прокурора приобщить к делу их клиента в качестве вещдоков пленки Мельниченко. При этом адвокаты упирали на то, что уважаемый суд следует убедить: в случае вынесения Павлу Ивановичу обвинительного приговора существует вероятность его депортации в Украину. А уж здесь, по утверждению адвокатов экс-премьера, украинские власти могут прибегнуть к любому способу устранения Павла Ивановича, вплоть до физического уничтожения.

Наверное, американский адвокат Павла Лазаренко Гарольд Розенталь был очень удивлен тем фактом, что никаких пленок у прокуратуры нет. Публика, интересующаяся расследованием убийства Георгия Гонгадзе, хорошо помнит, что в свое время народные депутаты Украины, члены парламентской комиссии по расследованию обстоятельств смерти Георгия Гонгадзе и других резонансных преступлений, Тарас Чорновил и Юрий Луценко, съездили в Штаты, где передали Департаменту юстиции "свыше 100 минут" записей, сделанных отставным майором.

Но, как говорится, и на Солнце бывают пятна. Выходит, Чорновил и Луценко наврали, когда заявили о факте передачи ими пленок Мельниченко американской стороне. Но это вряд ли: в случае такого вранья американская сторона всенепременно выступила бы с опровержением, причем сделала бы это незамедлительно. Или же (что больше похоже на правду) записи, с таким трудом и риском для здоровья сделанные Николаем Мельниченко, просто исчезли из Департамента юстиции.

В общем, общественности, озабоченно судьбой Павла Лазаренко, не остается делать ничего другого, как поверить в загадочное исчезновение записей, якобы выполненных в украинском кабинете №1. А поверить в это не очень просто, но, в принципе можно. В качестве "разминки" можно попробовать сначала поверить в то, что, например, здоровенный мужик, сотрудник УБОПа, принимавший (как говорят знающие люди) участие в силовых задержаниях, просто взял и умер после очередного допроса своей смертью. А чтобы не расстраивать общественность досадным фактом внезапной и ничем не объяснимой смерти, тело Игоря Гончарова оперативно кремировали.

Говорят, что правоохранительные системы США и других цивилизованных стран отличаются от украинской присутствием механизма прозрачного расследования, осуществляемого в рамках законодательства. Но пропажа записей Мельниченко из американского Департамента юстиции подтверждает, в общем-то, неновую мысль о том, что любая структура, имеющая хотя бы минимальное отношение к власти, будет действовать, руководствуясь в первую очередь интересами этой самой власти. И географическая привязка (Штаты, Украина, Буркина-Фасо, Папуа – Новая Гвинея) не играет никакой роли. И изменение поведения людей, представляющих власть, является лишь индикатором тех или иных изменений. Неизменным остается только одно: упорство, с которым действует власть, чтобы продолжать именоваться властью.