Практика впереди теории

"Не думаю, что произойдет нечто особенное, если выиграет или, наоборот, проиграет Виктор Ющенко. Если проиграет Виктор Андреевич, то это произойдет не в результате появления некоей "темной лошадки" или государственного переворота. Будет реализован первый украинский проект, в рамках которого произойдет консолидация сил, что обеспечит победу на выборах 2004 года. Если победит Ющенко, то в стране будут долго заниматься псевдоантикоррупционными процессами и выяснять отношения между собой. Это время можно считать потерянным для Украины", – считает политолог Виктор Небоженко…

Как вы думаете, будет ли сказано нечто сенсационное в августовском обращении Президента к народу?

— Я думаю, нет. Конечно же, Президенту очень хотелось бы, чтобы текст выступления в День Независимости был своеобразным продолжением заявления, сделанного 24 августа прошлого года. Но, скорее всего, спичрайтерам администрации главы государства предстоит серьезно попотеть, чтобы внести какую-нибудь "изюминку", новую "фишку" в предстоящее обращение Леонида Кучмы.

А кроме украинского народа будет ли еще кому-нибудь адресовано это обращение?

— Считаю, что Президент сделает правильно, если в качестве адресата изберет также политикум, который "попался" на политической реформе, и группу, пытавшуюся извлечь выгоду из всех конституционных игр. Может быть, он сделает намек группировке, которая еще и не подозревает о своем политическом будущем в виде компромиссной или третьей силы.

Такое может быть?

— Я не знаю. Еще предстоит провести большую работу в этом направлении. Знаете, как у нас всегда бывает: человек долгие годы работал бухгалтером, ни о чем таком не думал и вдруг раз — идет в президенты. Поэтому не исключено, что появится сила, которая составит конкуренцию проющенковцам и антиющенковцам.

Как вы оцениваете точку зрения, согласно которой лидер "Нашей Украины" уже почти выиграл президентские выборы и остальные игроки вынуждены будут подстраиваться под него?

— Не думаю, что произойдет нечто особенное, если выиграет или, наоборот, проиграет Виктор Ющенко. Если проиграет Виктор Андреевич, то это произойдет не в результате появления некоей "темной лошадки" или государственного переворота. Будет реализован первый украинский проект, в рамках которого произойдет консолидация сил, что обеспечит победу на выборах 2004 года. Если победит Ющенко, то в стране будут долго заниматься псевдоантикоррупционными процессами и выяснять отношения между собой. Это время можно считать потерянным для Украины.

Допустим, Ющенко как бы победит. Как он станет взаимодействовать со старым составом парламента?

— Первое, что должны сделать аналитики Ющенко, если он придет к власти, — это немедленно посоветовать ему создать парламентский кризис и провести досрочные парламентские выборы. Потому что новый президент, естественно, будет нуждаться в хорошо организованном большинстве.

Зачем распускать, если под нового президента может быть переформатировано ныне действующее большинство?

— Есть и такой, щадящий вариант, когда нынешнее пропрезидентское большинство присягнет новому главе государства. Массовое предательство и переход из одной фракции в другую носит почти статистический, а не индивидуально-экзистенциальный характер, и поэтому ничего страшного не произойдет. Думаю, Виктор Ющенко сделает большую ошибку, если воспользуется услугами тех, кто регулярно переходил из одной фракции в другую. Ему все-таки нужно формировать свое политико-идеологическое большинство. Однако, повторяю, такой щадящий вариант — без потрясений и досрочных выборов — вполне возможен. Тем более что Ющенко, в общем-то, не много нужно. Если он не будет терять время на выяснение того, кто и что заработает после президентских выборов, а непосредственно займется политикой и экономикой, то за полгода и с этим ошалевшим, притихшим пропрезидентским большинством он сможет сделать очень многое.

На ваш взгляд, начнется ли уже этой осенью переформатирование большинства в виде массового бегства "большевиков" в ряды "нашистов"?

— Нет. Зная психологию украинских политиков, скорее всего, будет реализован вариант "и нашим и вашим". Попытаются сформировать новую фракцию прагматичной направленности, в которую войдут и ющенковцы, и "большевики". Такая структура может стать сердцевиной будущего пропрезидентского большинства Виктора Ющенко. Это в том случае, если он выиграет. То есть прямого перехода в лагерь "Нашей Украины" не будет.

Может быть, это произойдет к лету, через год?

— Думаю, торжественный уход при "живом" административном ресурсе и при действующей власти вряд ли возможен. Более вероятно ведение двойной игры, частичное предательство. Такие вещи более характерны для наших политиков.

Если к власти приходит Виктор Андреевич, то куда уходит СДПУ(о)?

— Естественно, в оппозицию. Эсдекам там будет проще работать, поскольку их имиджмейкерам, политологам и интеллектуалам станет проще решать новые задачи. В частности, актуальной станет тема сохранения накопленных политических капиталов партии до парламентских выборов 2006 года. Будет очень много и других задач. В частности, расширяется поле для ведения политических интриг, можно будет попытаться расколоть новое президентское большинство.

Что-то мы уж слишком обреченно рассуждаем о том, что только Ющенко может стать новым президентом…

— Кто вам сказал, что победа Ющенко — это безальтернативная тенденция? Не надо его абсолютизировать. Да, у него нормальный рейтинг. Если бы он сохранился до официального старта президентских выборов, то я бы, конечно же, оценивал его шансы на победу очень высоко. Но впереди еще много времени. Оппозиция практически не сформирована. Новых идей у Ющенко нет. Сам он, как и его окружение, занимает выжидательную позицию. Другими словами, руководствуется классическим советским принципом очереди. Он стоит в очереди на президента. И все понимают: если он победит, то начнется раздача неприватизированной собственности, а потом — передел уже приватизированных объектов.

Как вы относитесь к такой консолидирующей конструкции: Ющенко — президент, Виктор Янукович — премьер-министр?

— Неплохая схема, но только нужно знать, кто и с чем идет на выборы. Ведь прежде, чем эту схему реализовать, необходимо: а) победить на президентских выборах, б) сохранить должность премьер-министра хотя бы на протяжении двух неизбежных кризисов и в) оказаться в момент инаугурации нового президента на должности главы Верховной Рады. Это первое политологическое условие. Второе — каждый должен внести свой вклад. Я не совсем понимаю, какой политический вклад в победу может внести каждая из этих групп. Плюс возникает проблема гарантий достигнутых договоренностей. Украинские политики принципиально не хотят знать, что такое гарантии. Они работают как бизнесмены, рисуют некие схемы: этот находится в этой клеточке, тот — в другой, между ними — стрелочки. Тот — в этой, идут стрелочки к каждой клеточке, и все это где-то наверху. Но такой подход хорош при приватизации, распределении газовых и нефтяных потоков. А в политике, где действует огромное количество внутренних и внешних факторов, боюсь, схема так и останется просто схемой.

Возвращаясь к теме гарантий. В первоначальном виде идея перехода к парламентской форме правления должна была гарантировать неприкосновенность всем политическим группировкам. Как вы считаете, будет ли еще попытка провести такую реформу?

— Знаете, меня давно мучает такая мысль. После 24 декабря прошлого года, когда была разблокирована работа Верховной Рады, де-факто парламентская республика уже работает. Сами игроки могут не понимать, что они натворили, но, с точки зрения большой политологии, дело даже не в большинстве, а в синхронном и целенаправленном рациональном поведении Кабмина, Виктора Януковича, Владимира Литвина и Виктора Ющенко. Мы боремся за переход от президентско-парламентской к парламентской республике в теории, а в ходе политической практики эта форма правления уже реализована. Практика оказалась впереди теории. И более того, политики даже не понимают, что парламентская республика им сейчас удобна. Вы спрашиваете, произойдет ли новый старт конституционной реформы? Думаю, да.

В преддверии осеннего политического сезона какие кризисы могут произойти?

— Катастрофическая тенденция станет нарастать по мере приближения избирательной кампании. В последние месяцы мы дойдем до того, что будем говорить: один кандидат в президенты — это мир, а другой — война. Такие технологии уже стали традиционными. Но есть еще и объективные факторы. Я думаю, что на самом деле еще не закончен продовольственный кризис. Сам факт двухдневного заседания Кабинета министров уже тянет на маленький рекорд.

А вам не кажется, что с помощью продовольственного кризиса премьера стремятся сделать более сговорчивым для тех или иных схем? Чтобы он не совался в президенты сам, так как действующий глава правительства уже пользуется поддержкой 10% электората?

— Да, это вы верно заметили. Человек, продержавшийся более полугода в кресле премьер-министра, автоматически набирает 10%. Более того, он "забирает" один из самых сложных видов электората — "всеядный", который приходит в день голосования. Это не "ядреный электорат" с четкой идеологической окраской, имеющий рациональное обоснование своего выбора, а люди, которые просто голосуют за премьер-министра, потому что "влада є влада".

Так все-таки, этим кризисом его "сплавляют" или нет?

— Думаю, что нет. Кроме того, он еще неадекватно на него реагирует. Проблема не в Януковиче, а в Кабмине, который еще не действует как единое целое. Очень трудно в самом правительстве отличить, где аграрный бюрократ, а где аграрный лоббист или талантливый зернотрейдер. Сегодня правительство выходит из кризиса, но он, на мой взгляд, не последний. Следующий может быть связан с инфляционным скачком. То есть кто-то попытается решить свои проблемы, заработать миллионов 80—100. Такое вполне возможно, но я надеюсь, что этого не произойдет. Не дай Бог, поскольку весь средний класс Украины держится на стабильной гривне, и это здорово. Наконец, вполне возможно, что у нас может быть еще и энергетический кризис. И, опять-таки, он возникнет на пересечении самых разных тенденций. Начиная с беспорядков в "Энергоатоме" и заканчивая сложными отношениями, которые возникнут у украинского ТЭК в связи с необходимостью окончательно определяться с газовым консорциумом. Будем надеяться, что все эти кризисы не совпадут во времени. В таком случае можно будет точно утверждать, что они направлены против Кабмина.

Беседовали Владимир Скачко, Александр Юрчук