GAME OVER

В пятницу, в 10.05 по украинскому времени все было кончено. Парламент рекордным количеством голосов (400 депутатов) принял постановление о процедуре направления в КС законопроектов о внесении изменений в Основной закон. Таким образом, в споре о том, чей проект главнее (президентский или парламентский) поставлена точка…

Оба документа получили равное право на жизнь. Теперь субъекты законодательной инициативы (президент или 150 народных избранников) для того, что бы "потрогать Конституцию" должны сделать следующие шаги:

А) просто зарегистрировать законопроект о коррекции Конституции в ВР. Собственно говоря, и глава государства, и парламентарии уже благополучно прошли стадию регистрации. Так что можно переходить к пункту "Б".

Б) Передача в Конституционный суд для экспертного заключения всех вариантов конституционной модернизации. Для того, чтобы КС начал знакомиться с текстом президента, необходимо факсимиле Леонида Даниловича или Виктора Медведчука. Для изучения депутатской версии судьям достаточно увидеть автографы 150 законодателей, либо всего одну подпись спикера Литвина. На этой поправке настояли коммунисты. Конечно, существует теоретическая возможность того, что за несколько часов, оставшихся до закрытия сессии ВР, большевики сумеют зарегистрировать еще несколько проектов конституционных изменений и тоже подать их в КС, но вероятность такого развития событий равна нулю. Да и кто будет это делать? Конечно, собрать 150 голосов не проблема, но количество парламентариев, высказавшихся за равноправный подход к обоим документам, касающимся политреформы (напомним, их было 400) убеждает в бесперспективности такого развития событий. Даже объединенные социал-демократы проигнорировавшие голосование за процедурное постановление, понимают: игра сделана. Причем, без них. Достаточно было посмотреть на лица эсдеков, чтобы убедиться в том, что фракции и ее лидеру грозит карьерный спад. Все осознают: конституционная реформа провалена, и час расплаты для ее инициаторов настанет очень быстро.

В) Кроме того, регламентному комитету ВР (руководитель – коммунист Валентин Матвеев) поручено до 15 октября подготовить закон о порядке рассмотрения документов, касающихся конституционных модернизаций. Это своеобразная страховка на осень, когда оба проекта вернутся из КС в парламент и придется снова расставлять приоритеты. Естественно, что никто не знает, когда депутаты смогут подготовить такое законопроект, без которого рассмотрение и голосование по вопросу внесения изменений в Конституцию откладывается на неопределенный срок. Зато особую роль станут играть коммунисты вообще и оппозиция в частности, поскольку Регламентный комитет буквально "нафарширован" представителями непрезидентских сил. И им принимать решение о сроках голосования за политреформу.

Вот, собственно, и все основные новости. Стоит ли говорить, что последний парламентский рывок (сегодня спикер закрывает сессию ВР) дался всем участникам конституционной эпопеи весьма и весьма непросто. По крайней мере, еще вчера (9 июня) ничего не было известно о том, по какому сценарию станут развиваться события. Настроение сессионного зала соответствовало общему ощущению непонимания. Хотя вроде бы все было готово для отправки президентского варианта конституционных изменений (собраны 228 подписей за голосование автографами, а потом и за сам проект главы государства), но спикер Литвин все не давал нужной команды. А без сигнала со стороны Владимира Михайловича запускать операцию "право первой ночи" совершенно невозможно. Он же все-таки спикер.

Кстати, Владимир Литвин именно в четверг отстоял свое право называться главой всей Верховной рады, а не отдельной ее части. Его поведение вызывало изумление большевиков, и тихий ропот одобрения переходящий в аплодисменты, со стороны оппозиции. Спикер сыграл виртуозно, и как выяснилось через несколько часов – выиграл. Он сделал все возможное для того, чтобы проголосовать постановления оппозиционных сил, настаивающих на тайном голосовании. Зачем? Да все очень просто: чтобы дать большевикам возможность "втемную" завалить президентский законопроект. Однако, многие из тех, кого считают сторонниками президента, что называется, "не первый день в Раде", поэтому согласиться на столь примитивный развод люди просто не могли. Поэтому машинально жали на кнопки с подачи спикера, который добивался от большевиков максимальной законодательной продуктивности, ставя на голосование один проект за другим.

Близился вечер, а команды к адекватным действиям так и не поступило. Меньшевики, приготовившиеся к сопротивлению, и большевики, которым была поставлена задача отстоять президентский документ, вышли из здания ВР в шоке. Что дальше? Никто (или почти никто) не знал о сценарии развития событий. Правда, "Наша Украина" ближе к полуночи организовала шикарный банкет, на который были приглашены все представители фракции Ющенко. Некоторые даже опоздали: все-таки ночь, время позднее. Наверное, Виктору Андреевичу позвонил Литвин. Потому что, как выяснилось впоследствии, именно он был одним из тех немногих, кто знал чем закончится парламентская стадия конституционной реформы, и именно он убеждал президента Кучму что так и должно быть. Правда, свои аргументы экс-глава президентской администрации смог изложить Леониду Даниловичу уже после завершения трудного четверга, но они, судя по всему, перевесили доводы Виктора Владимировича. Так что утреннее совещание лидеров глав фракций в кабинете спикера имело чисто формальное значение: за ночь весть о том, как надо голосовать и кем это голосование санкционировано, облетела всех. Единственно правильное решение, согласно которому "президентский и парламентский законопроекты должны быть направлены в КС для выводов либо авторами законопроектов, либо председателем Верховной Рады без голосования по этому вопросу в парламенте", было принято буквально за пять минут. Что дальше?

Первое: Скорее всего, по результатам политреформы будут сделаны кадровые выводы. Относительно людей, которые рекомендовали президенту использовать ее в качестве инструмента для пролонгации собственных полномочий. Теперь их собственные полномочия оказались под большим вопросом. Поскольку, как утверждают чрезвычайно информированные люди, даже кресло секретаря СНБО – слишком много для бывшего главы АП Виктора Медведчука. Гораздо интересней узнать, кто займет место Виктора Медведчука в АП, а также кто станет "наследником" Марчука в Совбезе. Поскольку с отстранением Виктора Владимировича в стране многое поменяется, в том числе и в кадровом отношении. Но в любом случае, отставка Медведчука – это самое радикальное что может совершить президент в связи с провалом политреформы.

Второе: Роль и значение спикера Владимира Литвина сложно переоценить. За год со времени своего избрания Владимир Михайлович прошел сложный эволюционный путь от кабинетного ученого, главного президентского администратора и лидера блока "За Еду" до человека, сумевшего найти общий язык и с большевиками, и с оппозицией. В общем, узнать Владимира Литвина нельзя. Многие из большевиков, надеявшиеся, что спикер будет "ручным", не узнают его 365 дней спустя. Но и это еще не все. Фактически, с сегодняшнего дня Владимира Михайловича следует считать не только лидером всей Верховной Рады, но и самым близким к президенту Кучме человеком. Поскольку от него во многом зависит как закончится политический путь Леонида Даниловича. А также других товарищей, считавшихся до недавнего времени фаворитами первого лица государства. В общем, лидер "Нашей Украины" должен быть страшно благодарен Владимиру Михайловичу. За благополучное окончание политической реформы в том числе.

Третье: Уже можно смело говорить о том, что на конституционной реформе пора ставить крест. Президент и верные ему силы не смогли провести свой вариант смены властной модели. А, как известно, "хороша только та революция, которая умеет себя защищать". В общем, не бойцы. Хотя, безусловно, некоторые символические действия вокруг документов по внесению изменений в Конституцию проходить будут. Но вяло и без "огонька". Максимум, на что способны большевики – это поддержать президентский проект, вернувшийся из КС в первом чтении. Просто так, из уважения к Леониду Даниловичу. Для этого необходимо всего 226 голосов. Но итоговое голосование по документу, который должны поддержать конституционным большинством, состоится только на следующей сессии, в январе 2004 года. Наверное, никому не надо объяснять, что кроется за этой магической цифрой – официальный старт президентской кампании. Поэтому будет не до конституционного реформирования. По крайней мере, так утверждает человек не понаслышке знакомый с процедурой имплементации – Александр Волков. Что ж, ему видней.