Статьи
25.06.2003 13:37

За стеклом

Как и предсказывали "Версии" в материале "Битва за Берлин", Украине придется опять корректировать законодательство по борьбе с отмыванием денег. На этот раз в связи с принятием нового варианта 40 Рекомендаций FATF на сессии в Берлине. Теперь банковскому и небанковскому финансовым рынкам предъявлены требования, граничащие с ультиматумом: он должен стать прозрачным, как жизнь героев телешоу "За стеклом".

Работа над новой редакцией 40 Рекомендаций FATF по борьбе с отмыванием денег продолжалась в течение двух лет – с 2001 по 2003 годы. После их принятия эксперты заговорили об утверждении новых стандартов антиотмывочного мониторинга. Эти новые стандарты должны быть имплементированы в законодательство 30 стран – членов FATF (в том числе и "неофита" – России) быстро и в обязательном порядке. В то же время всем остальным странам, как сказано в пресс-релизе FATF, также "рекомендуется следовать этим стандартам". Можно, конечно, и не следовать, но тогда нужно заранее приготовиться к включению в так называемый "черный список", со всеми вытекающими оттуда "пятнами" для государственной репутации. А новации приняты, прямо скажу, нехилые.

FATF, в частности, рекомендует странам конкретизировать список преступлений, касающихся отмывания денег, расширить контроль банков за их клиентами, усилить контроль над транзакциями и клиентами, особенно опасными с точки зрения возможного криминального происхождения их средств (в частности, политиками). Впрочем, небанковским финучрежениям уделено еще больше внимания, чем банкам.

Особенно, казино – в случае, если они выплачивают или получают от клиента больше $3 тыс. или евро, продавцам драгоценностей – если сделка превышает 15 тыс. в тех же валютах. Агенты по недвижимости, юристы и продавцы юрлиц, как и банки, будут обязаны проверять правильность идентификации своих клиентов и узнавать бенефициария сделки. При этом рекомендации запрещают финансовым организациям открывать анонимные счета и обязывают их проверять информацию о клиенте по независимым источникам. Т.е. финансисты должны знать, кто является конечным бенефициарием (выгодоприобретателем) проводимых клиентом сделок, физическое или юридическое лицо, назначенное страхователем для получения компенсации ущерба в результате наступления страхового случая. В страховании здоровья – медицинскую услугу. В общем, нужно знать в лицо того, кто стоит в конце финансовой цепочки. Не случайно в официальных документах FATF появился термин "face to face".

Самое интересное, что участникам финрынка (агентствам по недвижимости, продавцам драгоценных камней и металлов, юристам, нотариусам, бухгалтерам казино, а также трастовым компаниям) велено не только проверять, не отмывают ли их клиенты преступно нажитые деньги, но и хранить в течение пяти лет всю собранную информацию.

Короче говоря, в рекомендациях FATF произошли два ключевых изменения. Во-первых, существенно расширен список организаций и лиц, которые должны следить за подозрительными клиентами. Во-вторых, банкиров и финансистов обязали тратить часть прибыли на исследование выгодоприобретателя проводимых через них сделок. Раньше это было проблемой исключительно государственных органов. Решение переложить затраты на финансовую разведку довольно грамотное с точки зрения "оптимизации" суперприбылей финансовых компаний. Эти монстры, разбогатев на посредничестве и валютных спекуляциях (будем называть вещи своими именами), последнее время откровенно "чихали" на работу финансовых разведчиков. После внесения законодательных изменений им придется платить за сбор сведений о клиентах из собственного кармана. И не для внутреннего пользования, а для предоставления госструктурам.

Понятно, что новая версия рекомендаций потребует изменения множества нормативных актов, и эти изменения произойдут не в самое ближайшее время. В России, которая на берлинской сессии стала полноправным членом FATF, пересмотр уже начат. Готовятся изменения в закон о противодействии легализации (отмыванию), согласно которому обязательному контролю подлежат не только сделки на сумму равную или свыше 600 тыс. руб. в любой валюте. Теперь, чтобы подпасть под подозрение, достаточно сведений об участии одной из сторон финансовой операции в экстремистской деятельности, либо в противоправных действия. При этом получение подобных сведений по неофициальным источникам только поощряется…

Что же касается конкретно Украины, то FATF одобрила программу действий по борьбе с отмыванием денег и планирует в ближайшем будущем предложить нам предоставить детальный план введения системы финансового мониторинга. Естественно, с учетом новых рекомендаций. По сути это означает, что принятый 6 февраля 2003 года закон "О внесении изменений в некоторые законы Украины по вопросам предотвращения использования банков и других финансовых учреждений с целью легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем" придется немного подработать. А законы "О внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украины", усиливающие ответственность за отмывание доходов, полученных преступным путем, просмотреть на предмет дополнительного ужесточения ответственности за "отмывочный недосмотр". Возможно, придется вносить поправки в правительственную Программу противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, на 2003 год. Как говорится, "и снова здравствуйте!".

Кроме законодательных изменений, грядут и практические изменения. Хиханьки-хахоньки по поводу сдачи клиентов (вместе с их сделками) финансовой разведке заканчиваются. Если раньше общение НБУ с подшефным банковским сектором развивалось по принципу "не перешлете ли вы нам несколько сделочек", то ныне разговор короткий: "не пришлете – оштрафуем и заберем лицензию". 22 июня 2003 года (в годовщину начала Второй мировой) вступило в силу постановление Национального банка "О внесении изменений в Положение о применении Национальным банком Украины мер воздействия за нарушение банковского законодательства" от 04.06.2003 № 228.

Очень конкретный документик (цитирую фрагментарно): "В связи с принятием постановления нарушение, неисполнение или ненадлежащее исполнение) требований банковского законодательства, нормативно-правовых актов Нацбанка по предотвращению и противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, может повлечь: вынесение письменного предостережения о необходимости устранения соответствующих нарушений; принятие решения об ограничении, приостановлении или прекращении отдельных видов осуществляемых банком операций; наложение штрафа за каждое нарушение в размере 0,01 % от суммы зарегистрированного уставного фонда банка (общая сумма штрафов за однотипные нарушения, обнаруженные проверкой, не может составлять больше чем 1 % от суммы зарегистрированного уставного фонда); временное отстранение должностного лица банка от исполнения своих обязанностей. Напомню – постановление зарегистрировано в Минюсте и уже вступило в силу.

Не отстает от Нацбанка и созданная недавно Государственная комиссия по регулированию рынков финансовых услуг. Она потребовала от страховых компаний ввести в своей структуре должность ответственного за мониторинг подозрительных операций и систему их отслеживания. И уже разослала страховым компаниям официальное письмо с таким требованием. Кроме страховщиков, подобная участь ждет пенсионные фонды, кредитные союзы, лизинги и прочие "подшефные" комиссии коммерческие структуры. В составе Госкомиссии уже есть специальный отдел, занимающийся финансовым мониторингом, во главе которого стоит один неординарный кадр из числа убежденных налоговых милиционеров.

Самое интересное, что в отличие от налоговиков, которые обязаны сообщать о планируемых проверках заранее, а внеплановые проверки строго ограничивать, ведомственные "антиотмывальщики" могут не лимитировать свои визиты и сферу профессионального интереса. В общем, кто не спрятался – FATF не виноват…
Егор Смирнов

Все права защищены © Версии.com ** Фабрика аналитики.
При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна