Процесс, который не пошел

Конституционный суд поставил точку в споре вокруг принудительной реализации имущества государственных предприятий. Вердикт судей не обрадовал банкиров, но зато озадачил депутатов. Его смысл прост: судебные решения о продаже заложенного в банки "госдобра" выносить можно. Но выполнять нельзя – до тех пор, пока парламент не напринимает нужных законов…

Проблема возникла одновременно с принятием в 2001 году закона "О введении моратория на принудительную реализацию имущества". Смысл данного правового акта в том, что для государственных и полугосударственных (не менее 25% акций у ФГИ) предприятий устанавливается мораторий на отчуждение объектов недвижимого имущества и других основных средств производства, которые обеспечивают ведение этими предприятиями производственной деятельности. А также акций (частей, паев), которые принадлежат государству в имуществе других хозяйственных обществ и переданы в уставные фонды этих предприятий. То есть на определенный срок запрещалась продажа имущества в процессе производства дела о банкротстве или о невозмещенном вовремя кредите.

Мораторий вводился на срок, определенный довольно оригинально: до усовершенствования законодательного механизма принудительной реализации имущества предприятий. В связи с этим тогдашнему Кабинету министров было поручено в месячный срок (!) представить законопроект о внесении изменений в законы Украины "Об исполнительном производстве", "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом", в котором предусмотреть совершенствование механизма принудительной реализации имущества предприятий. На тот момент основной мотивацией введения моратория являлось несовершенство действующих процедур принудительной реализации имущества предприятий в процессах, связанных с банкротством и продажей объектов налогового залога.

Дальше все произошло так, как и следовало ожидать. Законы, предусматривающие усовершенствование механизма принудительной реализации, так и не были приняты. В результате мораторий затянулся на неопределенное время. Как говорят опытные люди: временное – это на все время. Причина задержки с законодательным урегулированием была проста: в парламент были поданы восемь законопроектов, однако

ни один из них не получил достаточной поддержки лоббистских групп. "Возникает вопрос: кто в этом виноват, и как можно соответствующим органам принимать решения о принудительной реализации имущества на основе несовершенного правового механизма?" – спросил судья Иван Тимченко (докладчик по данному делу). И добавил, что в ходе слушания были приведены ряд примеров, когда государственные предприятия искусственно доводились до банкротства, а затем продавались за бесценок. Вместе с тем, многие из таких предприятий подлежали приватизации. Учитывая это обстоятельство, КС и вынес вердикт, что решения судов о принудительном отчуждении имущества предприятий, принятые до и после принятия закона, этим законом не отменяются, остаются в силе, а их выполнение приостанавливается до усовершенствования механизма принудительной реализации имущества.

Тут следует заметить, что на днях минэкономики уволило руководителя Агентства по вопросам банкротств Виталия Струкова. Поводом было то обстоятельство, что после принятия в ноябре 2001 года закона "О введении моратория на принудительную реализацию имущества" ведомство Струкова не позаботилось о быстром прохождении через парламент проекта закона "О внесении изменений в некоторые законы Украины" (о возобновлении платежеспособности должника или определение его банкротом, об исполнительном производстве, о порядке погашения задолженности плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами, о залоге и т.д.).

Тогда же министр Валерий Хорошковский заявил, что необходимо создать систему, которая будет препятствовать скрытой приватизации госпредприятий через банкротства и в то же время обеспечит их доступ к банковскому кредитованию, отменив запрет на продажу госкомпаний за долги. Следует ли из этого, что злополучную проблему разрешат в ближайшее время, я не знаю. Но факт, что чиновники задергались, значит – начнется хоть какой-то процесс: то ли законодательный, то ли выяснений "кто виноват" с последующими ротациями…