Человек с аппаратом

Политика – штука недолговечная: редко кто задерживается на вершине политического Олимпа больше десяти лет. Государственные деятели приходят и уходят, но остается аппарат власти. Он и является пресловутой государственной машиной, производящей промежуточные решения. Два года назад президент предоставил аппарату эксклюзивные госсекретарские полномочия. Неделю назад эти полномочия были отменены. У идеолога госсекретаризма Владимира Яцубы появилась новая/старая должность: он стал министром КМ. Хотя на самом деле – генералом без войска…

Неболтливый мистер X

Когда Владимира Григорьевича назначали на должность государственного секретаря, "Версии" подробно рассказывали о нем в статье "Мистер Икс украинской политики" .

К сказанному мало что можно добавить: разве только систематизировать знания и украсить некоторыми подробностями. Итак, герой нашего повествования родился 1 июля 1947 года в Днепропетровске. В 1970 году окончил Днепропетровский металлургический институт по специальности "Металлургия черных металлов". С октября 1972 года работал на Днепропетровском металлургическом заводе имени Коминтерна. Став секретарем парткома завода, был "внедрен" в партийные органы города. В ноябре 1990 года избран председателем Днепропетровского городского Совета народных депутатов и одновременно народным депутатом Украины 12-го созыва. Следующие выборы проиграл и с тех пор работал исключительно в системе "кабинетного управления": с августа 1994-го по март 1995 года – в АП, где был назначен первым заместителем главы администрации; с декабря 1998-го – первым заместителем министра Кабинета министров. Указом президента от 30 мая 2001 года назначен на должность государственного секретаря.

Первое и, похоже, единственное распространенное интервью в ранге госсекретаря, озаглавленное “Я не люблю болтунов”, Яцуба дал газете "Бизнес". Там он честно признался в пяти знаковых вещах: что не верит в Бога (хотя икона в кабинете стоит), осторожно относится к людям, женат второй раз (причем, четвертый сын Вовка младше внука на 4,5 года), любит охотиться на кабанов, а основное хобби – "играть в жизненные шахматы".

Коренные днепропетровцы утверждали, что Леонид Данилович познакомился с молодым секретарем горкома партии в конце постсоветской эпохи. С тех пор в жизни бывшего парторга "Южмаша" многое изменилось: должность (он дважды стал президентом), окружение (Леонид Данилович неоднократно разочаровывался в людях) и отношение к жизни. Единственное, что оставалось неизменным – это "старший моторист госаппарата" Яцуба. Владимир Григорьевич был и остается аполитичен (как любой убежденный коммунист), пунктуален и надежен. Мир может перевернуться, но документооборот в стране работает как швейцарские часы. Как артист получает удовольствие от успеха на публике, так и профессиональный бюрократ – от хорошо налаженной системы работы аппарата.

Поэтому, когда у вновь назначенных премьеров проходит первая эйфория, они замечают, что все их действия контролируются госсекретарем/министром КМ. Будучи заместителем правительственного секретаря Виктора Лисицкого, Яцуба успешно мониторил действия реформаторской парочки Ющенко–Тимошенко. Потом Анатолий Кинах получил одновременно с указом о своем назначении указ о введении института госсекретарей. Кстати, этот замысел (инициированный и "вынашиваемый" Владимиром Григорьевичем много лет), жестко раскритиковал тогда первый вице-спикер Виктор Медведчук. Возможно, потому что надеялся поруководить Кинахом самолично. Говорят, и теперь без подписи Яцубы подпись Януковича представляет интерес разве что для собирателей автографов выдающихся людей современности.

Судьба комиссара

Одно российское издание после введения госсекретарской вертикали иронизировало по этому поводу, что роль Фурманова в правительстве будет играть Владимир Яцуба и его подчиненные. Впрочем, более циничные люди усматривали в "комиссарах" еще и ревизоров, под чьим зорким взглядом министрам будет сложнее решать личные меркантильные вопросы. Например, в ныне отмененном указе президента было сказано, что кроме работы с документами госсекретари должны координировать и контролировать работу предприятий, принадлежащих сфере управления министерства, а также принимать решения, в частности, относительно их ликвидации, реорганизации, распоряжаться бюджетными средствами. Сам Владимир Григорьевич, в уже упомянутом интервью "Бизнесу" утверждал, что речь идет исключительно о документообороте, в то время как реально влияние "комиссаров" на корпоративный бизнес министерства больше, чем министра. В итоге возникли две параллели власти: министры с заместителями, патронатной службой и частью аппарата, и госсекретари с финансовыми рычагами и большей частью бюрократического люда в подчинении. Министр стал "обложкой", этикеткой и визитной карточкой ведомства. Он определял политику. Его подпись становилась политически значимой. Мнение – тоже. Но "капитанами", ведущими шхуну по предначертанному курсу, были госсекретари. И госсекретарь, если не находил общего языка с "обложкой", мог лишить его "паркера", ограничить в оплате мобильного телефона и даже заменить собой видеокамеру внутреннего наблюдения за происходящим в комнате отдыха (весь персонал у него "в руках", а потому и все сплетни стекались к нему).

Рано или поздно кто-то должен был победить – "обложки" или капитаны. Победили "обложки", поскольку на их стороне – глава АП Виктор Медведчук. Говорят, его основным аргументом было то, что Конституционный суд Украины примет негативное решение относительно конституционности указа президента "Об очередных мерах по дальнейшему осуществлению административной реформы в Украине" от 29 мая 2001 года. Напомню, что КСУ начал рассмотрение вопроса по конституционному представлению 70 народных депутатов в марте 2002 года. Авторы ходатайства указывали, что правом назначать госсекретарей и их замов президент наделил не Кабмин, а себя. Конституция же не дает таких полномочий главе государства. В то же время, ликвидация института заместителей министров поставила вопрос, кто будет заменять шефа ведомства на заседаниях КМ, если госсекретари – госслужащие и не могут нести политическую ответственность за действия правительства. Впрочем, очевидно, что юридические коллизии были только поводом к тому, чтобы превратить Владимира Яцубу в генерала без армии. С одной стороны, в жизни самого профессионального бюрократа страны изменилось не много. Он сохранил привычную должность и даже свой кабинет. Но с другой, заместителей министров теперь будет назначать Леонид Данилович по представлению профильного министра. И зависеть они будут от настроения министра, а не от доброй воли Яцубы. Он может попросить бывших госсекретарей, но уже не может приказать. Его влияние ограничилось документооборотом кабминовского аппарата и не более того. И хотя в белом доме на Грушевского много работы, это просто документооборот, а не руководство вертикально интегрированным бюрократическим аппаратом. Почувствуйте разницу…