Политик: созидатель и реформатор

Год 2003 для Азербайджана является важным из-за многих событий: юбилей АДР – первой на Востоке демократической республики, год очередных, пятых по счету, президентских выборов в независимом Азербайджане. А 10 мая исполнилось 80 лет со дня рождения президента Азербайджанской Республики господина Гейдара Алиева.

Гейдар Алиев принадлежит к числу тех исторических личностей, чья жизнь является составной частью истории современной эпохи и своего народа; Гейдар Алиев принадлежит к числу великих созидателей современности. В политической биографии этого человека как мощная скала высится его деятельность на государственном поприще. Этих великих деятелей, созидателей рождало время, а ковала эпоха, полная драматическими событиями. Словно лишь на их судьбы время возложило решение судьбоносных проблем, при этом совершенно не учитывая и не проводя межу между их личной жизнью и общественным назначением.

Личности людей, являющихся архитекторами истории своего народа, определяет объективная ситуация. Хотя бывают некоторые зигзаги и исключения, субъективные вмешательства в ход общественного развития, но последнее слово всегда остается за потребностью общества. А оно для этой цели строго подбирает людей с высоким чувством долга, остро понимающих проблемы, подготовленных для их решения, начертавших реальные планы и конечно же, имеющих мощную общественную поддержку.

Ни на йоту не отрываясь от реальности, без преувеличения таковым можно считать президента Азербайджана Г.Алиева. Каждый этап его биографии тесно переплетен с конкретным периодом общественного развития азербайджанского общества. Природное дарование, сильная воля, умение делать правильные выводы и способность самоконтроля всегда помогают Алиеву выйти в первый ряд лидеров.

Именно общественная потребность в 1969 году привела Алиева к руководству Азербайджаном, который к тому времени находился в плену острых проблем. Некогда развитый (начало XX в.) в промышленном отношении регион бывшей Российской империи в середине XX века прозябал, подобно богатырю на полатях. Находясь до 1982 года на высоком посту в Азербайджане, Гейдар Алиевич смог полностью реализовать свои способности лидера, проявив себя как сильный стратег, владеющий рациональными и национальными чувствами.

Годы в большой политике

Первое политическое руководство Гейдара Алиева республикой привело к положительным результатам во всех сферах жизни общества. Азербайджан из аграрно-промышленного превратился в промышленно-аграрный регион, рост промышленного и аграрного производства возрос многократно, усилился научный потенциал, открылись новые вузы, были построены сотни новых школ. Жилой фонд Азербайджана за 1969-1982 годы возрос более чем вдвое, заметно улучшилось материальное положение населения Азербайджана. Возросла забота государства об искусстве и культуре, которая обогатилась новыми произведениями, вошедшими в сокровищницу всесоюзной и мировой культуры. Заметные результаты, достигнутые во всех направлениях деятельности, в дальнейшем стали фундаментом новой экономической, культурной, социальной инфраструктуры нынешнего независимого Азербайджана.

Не случайно, что и в 70-е годы, и позже различные политологические центры мира Азербайджан того времени называли отдельным процветающим островком "застойного" СССР. Видевшие эти процессы реалистические, прагматичные группы в бывшем союзном руководстве неоднократно поднимали вопрос об использовании алиевского потенциала, его руководящих способностей, стратегической дальнозоркости в орбите высшего руководства. Но, к сожалению, некоторые ведущие руководители московского Политбюро, ввиду своих антикавказских и антитюркских убеждений, не дали возможности реализоваться этой объективной реальности.

Пришедший к власти в 1982 году Юрий Андропов хорошо знал болезненные проблемы Союза, понимал необходимость использования в их решении кадров "образца" Гейдара Алиева – способных, прагматичных и далеких от обманчивого романтизма. Выдвинутый в 1982 году на высочайшие позиции в управлении Советским государством, Алиев до 1987 года смог провести заметные изменения во всех отраслях, курировавшихся им. И не случайно люди, работавшие с ним в то время в Москве, его кремлевское окружение позже неоднократно отмечали качества Алиева: непререкаемый авторитет, чувство личной ответственности, стремление глубже изучить проблему, умение советоваться со специалистами, внедрение оправдавших себя новшеств. Алиевский стиль работы в корне отличался от привязанности к советским догмам и кабинетным решениям, чем оставлял глубокий след в общественной жизни, сознании людей того времени.

Именно эти различия создавали явный диссонанс с популистским стилем работы пришедшего во власть в 1985 году Михаила Горбачева. Этот политик, создающий видимость реформ, в действительности старался сохранить старую модель функционирования общества, меняя лишь ее внешний облик. Это был явный антураж. Надо отметить, что, несмотря на громкие заявления и обязательства, взятые им в период правления, советская держава не смогла добиться каких-либо успехов ни в экономической, ни в социальной, ни в международной сферах. Показатели СССР в 1991 году по всем направлениям были гораздо хуже, чем скажем, в 1985 году. Отрицательные тенденции горбачевского периода позже долгое время серьезно и весьма негативно влияли на общественное развитие молодых независимых государств, образовавшихся после распада СССР.

Тщеславный Горбачев хорошо знал, что истинные реформистские силы партии и страны будут сопротивляться его "сырой перестройке". Перед ним стоял судьбоносный вопрос нейтрализации, дезавуирования и отстранения своих реальных и потенциальных оппонентов. К числу первых, как распорядился Горбачев, был отнесен и Гейдар Алиев. Средства были найдены и безотлагательно внедрены. Для начала преднамеренно в одну шеренгу были выстроены реформаторы и ортодоксальные коммунисты с единой общей целью – отстранения их от активной политической деятельности. Его пропагандистская машина клеймила их как противников обновления. В действительности же, если ортодоксальные коммунисты были противниками каких-либо изменений в советском строе, то реформаторы, в свою очередь, вместо радикальных изменений, результат которых не был ясен никому, предлагали, учитывая реальную ситуацию и современный международный опыт, эволюционный путь развития.

Надо отметить, что после развала Советского Союза бывшие советские республики, добившись независимости, выбрали второй путь и в результате смогли добиться заметных результатов. А во второй половине 80-х годов Горбачеву и его группе удалось удалить истинных реформаторов из руководства СССР и союзных республик потому, что принятие их политической линии привело бы к ненужности Горбачева и стало бы преградой к реализации его амбиций. Рельефным воплощением "горбачевской чистки" является отстранение ряда влиятельных и компетентных политических руководителей, среди которых Гейдар Алиев, Динмухаммед Кунаев, Владимир Долгих и другие опытные политики и хозяйственные руководители из большой политики. В их кресла были имплантированы люди, не имеющие ни навыков, ни опыта политической деятельности. Однако эта "операция" Горбачева прошла, на первый взгляд, весьма спокойно, но никак не вписывалась в анналы мировой истории управления и реформаторства – люди, "пришедшие на смену", не располагали прочной поддержкой ни в политическом истеблишменте страны, ни среди управленцев, они не имели опыта государственной работы. Следовательно, в тот противоречивый период они не смогли бы объединить вокруг себя созидательные силы страны. Люди М. Горбачева были склонны к рутинной повседневной работе, они не обладали сильной волей, впрочем, как и сам Горбачев. Все они были, в основном, интеллигентами первого поколения и заняли свои посты как новые "выдвиженцы".

В отличие от М.Горбачева и членов его камарильи, сторонники обдуманных реформ в демократической обстановке смогли достичь больших успехов в большой политике. Демократические взгляды Гейдара Алиева из Азербайджана, Бориса Ельцина из России, Нурсултана Назарбаева – политического наследника Динмухаммеда Кунаева из Казахстана, Алгирдаса Бразаускаса из Литвы были уместным подспорьем при воссоздании независимого государства, в цивильном государственном строительстве, в решении экономических проблем в вопросах интеграции в мировое сообщество своих стран. Конкретно на примере Азербайджана Гейдар Алиев продемонстрировал какие большие дела может сделать политик-реформатор, политик реалистический с демократическими убеждениями. В этом смысле убедительно звучат слова Р.Мехтиева – единомышленника Гейдара Алиева, отстраненного в 1988 году от власти: "Он (Гейдар Алиев – авт.), без сомнения, незаурядная личность, крупный государственный деятель, обладающий качествами лидера. Полагаю, было бы естественным гармонизировать деятельность политиков новой формации с мудростью, опытом и дальновидностью представителей старшего поколения".

Азербайджану нужен был общенациональный лидер, великий реформатор, который бы своей волей и решительностью "вытаскивал" Азербайджан из-под сыплющихся обломков Советского Союза.

Сегодня некогда отстраненный из руководства Советского Союза легендарный Гейдар Алиев снова в большой политике, и страна, которой он руководит, достигла многих конкретных удачных результатов. В Азербайджане у него огромная социальная база, ясный политический курс и неопровержимый личный авторитет. Его политическая деятельность вызывает большой интерес, и он считается одним из признанных политических лидеров мира. Политологи, историки анализируют политические взгляды и деятельность Гейдара Алиева, есть немало молодых политических лидеров других стран, которые считают его своим учителем.

Безвластие власти

В азербайджанском обществе часто вспоминаются годы, когда Г.Алиева не было в большой политике, и моделируются варианты хода истории тех лет. Тем временем все однозначно считают, что если бы президенту удалось участвовать в политических процессах 1987-1993 годов, то многие вопросы решались бы по-другому и абсолютно безболезненно. Президент Алиев в то время остался вне большой политики не по своей воле. Вместе с тем, используя метод политического моделирования, можно теоретически проанализировать различные варианты развития событий того времени.

Вначале надо отметить что перевод Гейдара Алиева из Баку в Москву в 1982 году на должность Первого заместителя Председателя Совмина СССР был вызван острой необходимостью и это должно было обязательно произойти. Но по исторической случайности советским руководителем в том году мог бы быть избран не Ю.Андропов, а кто-нибудь из продолжателей старой когорты. В таком случае пребывание Алиева на посту первого секретаря ЦК КП Азербайджана ничего худого республике не предвещало бы. Даже в рамках строгой административно-командной системы Гейдар Алиевич продолжал бы в Азербайджане усилия по сохранению национального потенциала, использовал бы все возможные варианты для экономического развития, в общество приносились бы передовые элементы социального развития.

Если бы Г.Алиев и после 1982 года остался Первым секретарем ЦК Компартии Республики (олицетворение реальной политико-государственной власти того времени), общественное развитие Азербайджана продолжало бы динамично расти. Усилилась бы деятельность по созданию новых сфер, прибыльных отраслей, позитивные изменения произошли бы в социальной сфере. В отличие от следующего после него руководителя Азербайджана, Гейдар Алиев любой ценой добился бы создания Ялама-Набранского туристического комплекса, Али-Байрамлинского вертолетного завода, Гянджинского автомобильного завода, предусмотренных решениями XXVI съезда КПСС, прошедшего в 1981 году.

Алиев в Баку не стал бы вслепую поддерживать авантюрную "перестройку" Горбачева, добился бы максимальной нейтрализации многочисленных убийственных экспериментов в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве. Виноградные плантации, выращенные титаническим трудом, не стали бы вырубаться, кооперативы не стали бы кормушкой для руководящих кадров, экономическая самостоятельность предприятий использовалась бы для создания оптимальной народнохозяйственной системы республики.

"Гласность" не стала бы основой для процветания местничества и доносительства. Одновременно положен был бы конец практике получать "добро" из Москвы на любое новшество в сфере культуры. Пошли бы первые шаги в области создания объективной истории народа и возрождения национальных корней.

В обсуждении и рассмотрении вопроса о месте и роли Коммунистической партии в обществе Азербайджан, без всякого сомнения, был бы в числе республик, особо выделяющихся. Общественность во главе с Гейдаром Алиевым активно участвовала бы в процессе углубления демократизации, происходящей в СССР, добилась бы перестройки Компартии Азербайджана на новых принципах в новых условиях. Идеологическая борьба привела бы к верховенству демократических сил в обновленной партии. Обновленная партия постепенно отошла бы от административно-командных принципов и согласно демократическим нормам заняла бы свое место в обществе как одна из политических организаций. И не случайно позже партия "Новый Азербайджан", созданная в 1992 году и связанная с именем Гейдара Алиева, несмотря на все прогнозы, не стала функционировать как "президентская" партия, а превратилась в одну из мощных политических сил страны.

Если бы Г.Алиев в середине 80-х годов остался руководителем Азербайджана, то можно было бы ожидать, что общество, постепенно отказываясь от "советской демократии", перешло бы к европейской демократии, ускорился бы процесс создания гражданских институтов. А это привело бы к созданию многочисленных неправительственных организаций, других структур демократического общества.

В 1985-1987 годах Михаил Горбачев мог бы отстранить Г.Алиева от руководства республикой под предлогом обновления. Однако углубление демократических процессов в тот период в бывшем Советском Союзе рано или поздно привело бы к необходимости использования огромного опыта Гейдара Алиевича. Хотя он не был бы в фаворе, на высоких должностях, но его присутствие в большой политике было бы серьезной преградой антинародной политике часто меняющихся первых лиц республики и центром надежды отчаявшихся масс.

В Азербайджане в те годы начинался невиданный по масштабам кризис, кризис, развивающийся со скоростью света. И речь шла не только о материальных лишениях, которые в силу сложившихся обстоятельств переживала большая часть населения. И не только о потерях надежд на возможность скорого решения важнейших социальных проблем. Речь шла, прежде всего, об острейшем духовном кризисе. Одной из его сторон являлось отсутствие национального лидера, способного адекватно выразить надежды народа, воплотить их в конкретную программу действий и мобилизовать нацию на ее реализацию. Азербайджан тогда сотрясался от перманентных кризисов и переворотов.

Несмотря на большие трудности, политическое лидерство Г.Алиева все равно понадобилось бы в сложном 1988 году, и потенциал усиливающегося народного движения не пропал бы даром. Алиев, даже будучи вне власти, организовал бы решительное сопротивление незаконным действиям армянских сепаратистов в Нагорно-Карабахской Автономной области Азербайджанской ССР. Не случайно сепаратизм в Нагорной части Карабаха начался после ухода Алиева в вынужденную отставку (в октябре 1987 года он был "отправлен" на пенсию, в ноябре 1987 года советник М.Горбачева, небезызвестный Абел Аганбекян стал разглагольствовать об отторжении Нагорного Карабаха от Азербайджана, а в феврале 1988 года с поддержки М.Горбачева началось сепаратистское движение в НКАО).

С теоретической точки зрения горбачевская группа в 1987 году могла бы и не отстранять будущего азербайджанского президента с высоких должностей. Но такой вариант никак не устраивал их, так как он выступал бы против неуместных политических и экономических экспериментов в стране, поддержал бы идею расширения полномочий союзными республиками, призывал бы провести реформы в КПСС, был бы против вмешательства армии в политические процессы.

Гейдар Алиев активно поддержал бы взгляды Бориса Ельцина в демократических изменениях, призвал к цивильности и бескровному превращению союзных республик в новые независимые государства. Пребывание его в Политбюро было бы серьезной преградой в принятии необдуманных и авантюрных решений. Поддержка истинных демократических реформ еще одним серьезным и опытным политиком облегчила бы трудный переход от одной политико-экономической системы к другой, привела к быстрому установлению демократического государственного устройства, способствовала уменьшению разногласий между новыми государствами, созданными на территории бывшего СССР.

Присутствие Гейдара Алиева в активной политике, безусловно, предотвратило бы Нагорно-Карабахскую авантюру 1988 года и следующие за ней драматические события. Отстранение его от большой политики открыло дорогу возникновению межнациональных конфликтов, региональных войн, неудачным экономическим реформам и катастрофическому разрушению фундамента союзного государства. Его разрушение диктовалось объективными историческими процессами, но его можно было бы отрегулировать и выйти из него с меньшими потерями. Отделение республик Чехословакии и экономические реформы в Китае являются тому блестящим примерами.

Уже является исторической реальностью то, что, не увидев перед собой истинного лидера азербайджанского народа, армянские националисты усиливали свои деяния уже за пределами автономной области. Хотя общественность республики резко выступала против сепаратизма в НКАО, но из-за отсутствия опытного и влиятельного лидера невозможно было до конца предотвратить агрессию и дать отпор территориальным претензиям Армении к Азербайджану. Будучи в прямой зависимости от московского центра, руководство республики не смогло и не желало самостоятельно пресечь начавшийся межнациональный конфликт. В результате АКП оказалась полностью дискредитированной в глазах населения.

В отличие от Армении, у Азербайджана не было организованной и политически активной диаспоры. В Баку руководство демонстрировало свою полную неспособность управлять процессами, а элита азербайджанской интеллигенции оказалась слишком инертной, испугавшись возглавить борьбу за демократические преобразования. Внутриполитическая ситуация в Азербайджане осложнялась отсутствием единства как в руководстве страны, так и в рядах оппозиции. Руководство Азербайджана с катастрофической скоростью теряло последние шансы хоть как-то выправить ситуацию. А политика случайных лиц, появившихся на трибунах народного движения, приводила к увеличению проблем и потерь общества, осложнению старых и появлению новых тяжелых проблем.

Азербайджанское общество понимало, что для решения острейших проблем необходим опыт такого стратега, как Гейдар Алиев. Понимая, что он защитит на нужном уровне интересы своей республики, официальная Москва в то время наложила вето не только на политическую деятельность бывшего члена Политбюро, но также контролировала его частную жизнь. Скорейшее возвращение Гейдара Алиева к активной деятельности сократило бы тяжелую судьбу азербайджанского народа ровно настолько, насколько раньше он появился бы у руля управления страной. Его нахождение внутри политических процессов направило бы усилия народных масс не на гражданское противостояние, а на беспощадный ответ претензиям Армении на азербайджанские земли под покровительством московского руководства.

Азербайджану можно было бы пережить свою современную историю без кровавых событий 20 января 1990 года в Баку, без Ходжалинского геноцида, когда за один день армянскими боевиками был истреблен целый город, без изгнания полмиллиона азербайджанцев со своих древних земель в Армении, без обезлюдевших карабахских деревень, разрушенных культурных памятников во время войны, без десятков тысяч военнопленных из числа наших соотечественников, без миллиона беженцев, живущих около десяти лет в палатках и лагерях.

В Азербайджане всего этого могло и не быть, если бы Гейдар Алиев даже после ухода в 1987 году имел возможность просто участвовать в политических процессах. Но одиозная группа в союзном руководстве этому всячески воспрепятствовала, так как после развала Союза им нужен был Азербайджан с тяжелыми проблемами, подавленный от армянской агрессии.

Наступил январь 1990-го. Трагические события в Баку, вмешательство Советской Армии, многочисленные жертвы. Однако введение войск не устранило ни одну из причин возникших в Азербайджане волнений, а конфликт в Карабахе продолжал набирать обороты. Авторитет руководства был окончательно утрачен. Январские события 1990 года привели к очередной замене высшего эшелона власти в Азербайджане.

На следующий день после трагедии 20 января 1990 года в Баку Гейдар Алиев, несмотря на жесткий запрет и угрозу жизни, пришел в азербайджанское постпредство и выступил на стихийном митинге с обличительной речью, с резкими обвинениями в адрес советского руководства. Его выступление вызвало большой резонанс и в Баку, и в Москве. Он принимает решение вернуться в Азербайджан. В Баку руководители республики, которых Гейдар Алиев когда-то выдвигал на высокие посты, не хотели его присутствия в республике. Первое лицо Азербайджана в 1990-1992 годах Аяз Муталлибов оказался на политическом Олимпе случайно, слепо подчиняясь московским командам, вместе со своим окружением всячески воспрепятствовал его возвращению. Алиеву из Баку посылали многократные предупреждения не возвращаться в Азербайджан под угрозой смерти. В Баку среди белого дня были убиты несколько близких людей Г.Алиева, лиц, симпатизирующих Алиеву, снимали с должностей и создавали им невыносимые условия проживания и т. д. Это было время перелома. В Гейдаре Алиеве вновь узрели мощного соперника.

А ведь будь в то время Гейдар Алиев в активной политике, общественность республики была бы тесно мобилизована на решение многих сложных проблем. А его пребывание во власти искоренило бы сепаратистские настроения и действия в Карабахе, не было бы полумиллиона беженцев из Армении, были бы созданы строевые отряды самообороны, не разбазаривалось бы имущество республики.

В условиях перманентной внутриполитической борьбы ни азербайджанское руководство, ни лидеры оппозиции не могли заняться проблемой Карабаха, где уже с 1991 года начиналась настоящая война, а Баку стремительно терял военный контроль над Карабахом. Российские войска не сдерживали конфликт, а азербайджанские воинские подразделения к войне готовы не были. Лжедемократы в лице Народного Фронта и Мусаватской партии, пребывавшие в 1992-1993 годах у власти, довели Азербайджан до агонии. Вчерашние лаборанты из вузов, заняв президентские апартаменты, пытались даже удалить его из далекого Нахичевана. Непродолжительный период правления НФА завершился крахом. Люмпен-политики, заполонившие управленческие структуры довели народ до отчаяния. Кроме митинговой работы, лидеры оппозиции не имели ни государственного, ни управленческого опыта.

Теоретически президентами готовы были стать все, но руководить республикой реально оказалось некому. Если бы общенациональный лидер в то время был у власти, Азербайджан полностью получил бы свою долю из бывшего союзного имущества, из республики не были бы вывезены боеприпасы Советской Армии, безотлагательно начали бы создавать Национальную армию, не было бы оккупации 20% территории, не подняли бы головы криминальные элементы, рвущиеся во власть и т. д.

Но все это уже случившееся является черной страницей современной азербайджанской истории. Чтобы занять свое достойное место, наш народ должен был пройти трудные дни, иметь невосполнимые потери, видеть перед собой власть случайных и недостойных людей, обрести пример горькой судьбы. Хотя невозможно изменить историю, но выводы из нее сделать можно, и наш народ их с честью сделал.

Призванный судьбой: править и одновременно спасать

Переломным моментом для судеб независимого Азербайджана явилось лето 1993-го, страна была накануне распада. Сепаратизмом была охвачена большая часть ее территории. Критический период для Азербайджана мог бы завершиться убийственно для его государственности. Требовалась железная воля, всепоглощающий разум, решительность. Гейдару Алиеву необходимо было наладить и "запустить" государственный механизм. Парламент того периода (Национальное собрание) представлял собой конгломерат противоположных политических сил, раздираемый внутренней борьбой.

Возвращение Гейдара Алиева в большую политику 15 июня 1993 года, когда он стал председателем парламента, а через полгода президентом республики, остановил плеяду катастроф, и время стало работать на пользу Азербайджана. Разваленная экономика, раздирающие страну внутренние противоречия, неблагожелательное окружение – таков был Азербайджан 1993 года. При Гейдаре Алиеве были прекращены боевые действия на армяно-азербайджанском фронте, началось восстановление отношений со странами мирового сообщества. Азербайджанский президент выбрал оптимально сбалансированный курс по отношению к своим внешним партнерам.

Гейдар Алиев взялся за наведение порядка в республике, положение которой было бедственным. "Баку образца 1993 года – это застывшее в мрачном оцепенении скопище улиц и домов, где мало что напоминало о цветущем интернациональном мегаполисе времени застоя", – отмечали журналисты. Становление сильного государства, создание современной армии, серьезные реформы во многих отраслях общества и получение таких же серьезных результатов, увеличение бюджета и улучшение благосостояния народа, эффективная внешняя политика, уверенность в завтрашнем дне – это только малая часть алиевского периода. Азербайджан опережает своих соседей (Грузию и Армению) по уровню жизни и темпам модернизации. И время всегда будет работать на Азербайджан, пока он будет идти политическим курсом своего славного сына.

Таковы тайны "алиевского феномена", в котором кроются причины его политического долголетия. И путь его еще продолжается. Описание и исследование его учеными-обществоведами займет не одну страницу в истории Азербайджана ХХ-ХХI веков. Власть требует от человека постоянного волевого напряжения, умения ставить реальные цели, определения конкретных средств и этапов их достижения, одновременно создает возможность наиболее полно раскрыть себя, довести свои природные способности до масштабов, обеспечивающих решение общенациональных задач.