Потомок янычар

Ровно 22 года назад, 13 мая 1981 года, турецкоподанный Мехмет Али Агджи дважды выстрелил в Папу Иоанна Павла II на площади перед собором Святого Петра. Однако Бог в тот день был начеку, и понтифик отделался несерьезным ранением. Агдже повезло меньше – он получил пожизненное заключение и еще несколько десятков лет сверху. Папа, как и положено Его Святейшеству, стрелка простил, чего не скажешь о светских властях. А через 19 лет оказалось, что история с покушением имеет и другую сторону – мистическую…

Некогда в турецкой деревушке Хекимхан в семье бедного крестьянина Агджи родился мальчик, которого назвали Али. Ребенок был не вполне здоров, страдал от припадков эпилепсии, однако семья была настолько бедна, что ему с 8 лет пришлось работать водоносом, а потом таскать на стройке всяческие тяжести. При этом парень умудрялся еще и неплохо учиться, умиляя преподавателей прекрасными сочинениями. Правда, когда юный Агджа был впервые доставлен в участок за сочинение антиармянских стихов, полицейским его творчество не понравилось.

Достигнув совершеннолетия, Агджа начал параллельно оттачивать свои таланты в высшей школе экономики и торговли Стамбульского университета и в террористической организации "Серые волки". Бакалавром не стал, потому что "волки" требовали от своих членов полной самоотдачи. Существует не доказанная версия, что Али Агджа в 1977 году настолько "грамотно" убил преподавателя философии (тот не любил кумира Агджи – Гитлера), что сразу же был причислен к "волчьей" элите, которой поручают наиболее ответственные задания.

В феврале 1979 года после убийства обозревателя газеты "Миллиет" Абди Ипекчи, который "неправильно" писал про правых экстремистов, Агджа был зачислен "Серыми волками" в террористы номер один и получил кличку Одиночка. Правда, его тут же схватили и посадили в военную тюрьму Картал-Малтепе. Однако он тут же, со второй попытки, совершил дерзкий побег, прихватив с собой несколько заложников.

В 1980 году Али Агджу заочно приговорили к смертной казни. Однако он уже вынашивал план убийства Папы, скрываясь от Интерпола в Иране, а затем в Болгарии. 13 мая 1981 года понтифик, как всегда по средам, проводил на площади Св. Петра традиционную общую аудиенцию. В 17.00 он на небольшом белом джипе, двигавшемся на самой малой скорости, объезжал ряды многочисленных верующих, пожимая им руки и благословляя паломников. Сделав один круг по площади, автомобиль вновь повернул к собору вдоль знаменитой колоннады Бернини. В 17.19 Иоанн Павел II взял на руки белокурую девочку, прижал ее к себе и отдал ее родителям. В этот момент раздались выстрелы.

На мгновение понтифик замер, а затем упал на руки своего личного секретаря епископа Станислава Дживича. На широком белом поясе Иоанна Павла проступило кровавое пятно. Прикрывая Папу, его телохранители бросились в автомобиль, который помчался под Колокольную арку в Ватикан. Там понтифика спешно переложили на носилки, и через мгновение машина "скорой помощи" уже мчалась в госпиталь "Джемелли". В это же самое время на площади был схвачен Агджа, стрелявший в Папу из браунинга калибра 9 мм…

Несмотря на огромные пробки и сломавшуюся сирену, машина "скорой помощи" долетела до клиники за 7 минут, хотя дорога туда должна была занять около получаса. Папу подняли на 10-й этаж, в зарезервированную за ним палату, но врачи, увидев, что он потерял очень много крови, сразу же отправили его на операционный стол. "Одна пуля, прежде чем войти в брюшную полость, задела указательный палец, – свидетельствовал Дживич. – Я по обыкновению сидел за спиной Святого отца, и пуля упала между нами на пол автомобиля, прямо к моим ногам. Другая пуля зацепила правый локоть Папы, поцарапала кожу и ранила других людей". "Пуля прошла всего в нескольких миллиметрах от центральной аорты. Если бы она в нее попала, это означало бы немедленную смерть. Не был задет ни позвоночник, ни другие важные органы. Все произошло чудесным образом", – подводил итог дон Станислав. Сам же Папа, как-то вспоминая о событиях 13 мая 1981 года, заметил: "Все время после этого дня мне было подарено Провидением".

На судебном процессе Али Агджа уверял, что Папа Римский – "это вождь крестового похода против моей религии, это он несет ответственность за нападки Запада против ислама". Впрочем, на судей это впечатления не произвело, и вердикт был суров и прост как правда – пожизненное заключение. Через три года состоялся новый процесс, где судили уже группу болгарских товарищей, которые по указке КГБ вроде бы направили руку Агджи (помните, он некоторое время скрывался в Болгарии?). Но улик было мало, чтобы доказать причастность не только КГБ, но даже и болгарских коммунистов.

Любопытно, что, сидя за решеткой, турок регулярно поздравлял Папу с тем или иным знаменательным событием. Понтифик вежливо благодарил и в очередной раз напоминал, что Агджа им прощен. В последний раз террорист поздравил Иоанна Павла с 80-летием, сообщив при этом, что раскаялся в содеянном. И попросил походатайствовать о том, чтобы либо сократили срок, либо отправили мыкать горе в родную Турцию.

Неизвестно, что было бы дальше, но тут на сцену вышли вещи мистические. 13 мая 2000 года в португальском городе Фатима Папа причислил к лику святых двоих пастушков – сестру и брата, – которым в 1917 году вдруг явилась Мадонна. Мадонна удостоила сельских ребятишек тремя откровениями, которые получили название "трех секретов Фатимы". В первом, малоприятном, секрете говорится о том, что Преисподняя действительно существует. Во втором предсказывается дата окончания Первой мировой войны и начало Второй, и вроде бы сообщается о резком возрастании роли России в истории человечества. Третья тайна была обнародована понтификом именно 13 мая 2000 года: в ней предсказано покушение 1981 года.

Хитрый Агджа тут же созвал в камере пресс-конференцию, на которой заявил, что во время подготовки к покушению и собственно в момент стрельбы в Папу им овладела "какая-то непонятная, сверхъестественная сила". Что, при наличии у турка эпилепсии, никого особенно не удивило. С другой стороны, вроде как сам понтифик заявил, что поступок Агджи был предопределен некими высшими силами… В общем, итальянцы решили послать террориста куда подальше. Например, на родину.

И вот 13 июня 2000 года президент Италии Карло Азелио Чампи помиловал террориста, отсидевшего 19 лет, и отправил его на родину. После чего понтифик перестал получать от Агджи поздравительные телеграммы, возможно, из-за того, что режим в турецких тюрьмах построже, чем в итальянских.