Политические неформалы

Крым в мае, как Днепр при тихой погоде – чуден. В парке "Чаир" распускаются розы, цветут магнолии, нагревается море и туристы, а по набережной Ялты неспешно прогуливаются украинский и российский президенты. Скоро эту набережную назовут именем украино-российской дружбы, а Владимир Путин обзаведется еще одной крымской резиденцией. Если, конечно, позволит Леонид Данилович, как пошутил ВВП.

Это, пожалуй, была единственная публичная шутка, которую разрешил себе Владимир Путин за все время крымского визита. Все остальное время российский президент был серьезен, если не сказать озабочен. Ничего удивительного. Он приехал на неофициальный саммит в не лучшее для себя время. Накануне визита в Крым ВВП с глазу на глаз встречался с Тони Блэром, и есть все основания говорить о том, что России пока нечего противопоставить концепции однополярного мира, с которой накануне поездки в Москву выступил британский премьер. А, кроме того, у Путина есть основания для беспокойства и внутри страны. Предметом беспокойства является глава правительства Михаил Касьянов. Ходят слухи, что Вашингтон собирается применить в отношении Путина ту же комбинацию, что в 2000 году в Украине с премьером Ющенко, когда в результате "тихого" переворота место президента занимает премьер-министр.

Запад, если верить российской прессе, устраивает компромиссная позиция Касьянова относительно участия России в послевоенном урегулировании иракского конфликта и количества "полюсов" в новой системе международной безопасности. Вероятно, поэтому и был запущен механизм отставки действующего главы российского правительства – в качестве превентивной меры. Наверное, теперь Владимир Путин куда лучше понимает своего украинского коллегу Леонида Кучму, каждый премьер которого рассматривает себя как будущего президентского сменщика. Согласитесь, наличие общей проблемы сближает, и неформальное общение – как раз та форма визита, которая является оптимальной для обсуждения такого рода "болевых зон". Похоже, соседям понадобилась от официального Киева не только политическая, но и моральная поддержка. Которую украинский президент с готовностью оказал ВВП, подчеркнув, что не видит альтернативы углублению отношений с РФ, как с главным стратегическим партнером Украины, так и в рамках будущего экономического пространства на просторах СНГ.

Это, впрочем, выглядело прогнозируемо: Москва столько раз оказывала Киеву аналогичного рода помощь, что подобный ответный жест со стороны Леонида Кучмы естественен. Разве что ситуация несколько изменилась: теперь не только Украина нуждается в российской поддержке (тарифной, энергетической и пр.), но и Россия ничуть не меньше заинтересована в том, чтобы узы украино-российской дружбы не разорвались в самый неподходящий момент. То есть тогда, когда Россия пытается создать "противовес" концепции монополярности, используя структуры СНГ.

Напомним, что последние месяцы Владимир Путин проводил политику, направленную на интеграцию республик бывшего СССР. В "коллекции" ВВП уже есть не только военно-экономический союз шести постсоветских республик (ЕврАзЭС), но и Договор о коллективной безопасности, подписанный в Душанбе в конце апреля. Фактически можно говорить о том, что окончательно была оформлена организация, чем-то напоминающая НАТО, поскольку ДКБ получил все атрибуты военного блока и нового генсека Николая Бордюжу, который в свое время командовал погранвойсками и президентской администрацией. Таким образом, Россия уже контролирует несколько альянсов в Содружестве, в частности, экономический и военный. На повестке дня – создание и укрепление еще одной структуры: Единого экономического пространства, которое, как заявили оба президента в Крыму, вполне может оформиться к сентябрю текущего года.

По словам Леонида Кучмы, "необходимо принимать больше согласованных решений, во-первых, потому что вступление в ВТО идет не так, как хотелось бы, а во-вторых – экономики Украины и России зависят друг от друга значительно больше, чем, допустим, от экономики Евросоюза". Так что Владимир Путин может рассчитывать на взаимопонимание со стороны лидера СНГ, на котором, кстати, "замыкаются" все связи Содружества независимых государств, все отношения и перспективы. Все-таки, СНГ – это та основа, на которой Россия хочет строить свою базу доказательств союзной силы Европе, США и всему миру. (Кстати, уже есть первая – негативная – реакция ряда западных стран на усиление интеграционных процессов в рамках СНГ, инициированных Россией.) Фактически, это чуть ли не последняя попытка РФ влиять на формирование параметров международной архитектуры безопасности, чего Россия и не скрывает.

Однако любой альянс в рамках Содружества должен быть "благословлен" главой СНГ Леонидом Кучмой. Поэтому российский президент во время встречи в Крыму выдал Украине несколько серьезных политических авансов. Во-первых, Владимир Владимирович лично подтвердил заинтересованность России в завершении проекта совместной разработки самолета АН-70. По словам президента РФ, "Россия уже вложила немало денег в этот проект и не намерена оставлять его без внимания. Главное – определиться с рынками сбыта". Это достаточно оптимистичный сигнал для Украины, особенно если учесть, что еще недавно проект находился на грани срыва: российские военные крайне скептически относились к техническим характеристикам военно-транспортного самолета, а российские экономисты – к перспективам коммерческой востребованности АН-70. Но после крымских обещаний Путина вопрос должен быть закрыт.

Во-вторых, несколько более четкими стали перспективы создания газового консорциума. Напомним, что трехсторонние заседания экспертов Украины, России и Германии по вопросу функционирования консорциума несколько раз откладывались по вине российской стороны. Москва была горячим противником того, чтобы за стол переговоров о разделе по-братски "газовой трубы" садился кто-то лишний. Россия вообще планировала отказаться от участия немецких экспертов и решить газовый вопрос, так сказать, тет-а-тет. Однако во время визита в Крым Путин сообщил, что встреча с представителями "Рургаза" прошла успешно, российские эксперты проинформировали немцев о результатах проделанной работы, и все остались довольно. А 7 мая "тройка" вновь попробует обсудить газовый вопрос – перед тем, как выносить его на трехстороннюю встречу на высшем уровне, которая пройдет в конце мая в Киеве. Конечно, пока сложно судить, насколько оптимистичными будут перспективы таких встреч, особенно если учесть, что Украина не может самостоятельно выбирать инвестора для нашего газопровода. Но формально признание РФ необходимости участия в переговорах третьей стороны уже является видимой уступкой в пользу украинской самостоятельности.

В-третьих, российский президент высказался за тесную кооперацию двух стран в военно-технической области. "Оборонные комплексы России и Украины настолько тесно связаны, что развитие одного без другого возможно только с большими издержками и расходами", – подчеркнул ВВП. Поэтому, "чтобы мы развивали нашу обороноспособность, рабочие места и технологии в оборонном комплексе, нам нужна тесная кооперация", добавил он. Правда, это заявление следует расценивать не столько как уступку, сколько как желание России тесней "привязать" к себе Украину, пообещав помощь в реанимации военной сферы. Это новый фактор воздействия, поскольку раньше в качестве главного аргумента, сдерживающего "европейские" порывы Украины, выступали российские поставки топлива. Впрочем, он и сейчас действует: президент РФ пообещал "расширить взаимодействие по использованию Украины в качестве транзитной зоны не только для российского газа, но и для нефти". А также активизировать сотрудничество в области энергетики.

Однако на сегодня этих "мессиджей" уже недостаточно для того, чтобы заручиться лояльностью украинской стороны, хотя бы учитывая тот факт, что Украина занимает более выигрышную, по сравнению в РФ, позицию в вопросе урегулирования иракского конфликта, а наш РХБ-батальон все еще находится в Кувейте. Кроме того, по словам Леонида Кучмы, "Украина будет принимать участие там, где будет полезна". Иными словами, наша страна продолжает надеяться (и не без оснований), что американский контроль над запасами иракской нефти поможет снизить степень энергетической зависимости Украины от РФ. Понимает это и Россия. Поэтому в качестве главного аргумента уже и используется не обещание "помочь нефтью и газом", а предложение посильно поучаствовать в реформировании армии.

В общем, Украина получает неплохие экономические бонусы. А политические? Они тоже есть и, может быть, даже "весят" куда больше финансовых и технических авансов. Курс на приоритет сотрудничества (почти безальтернативного) с Россией важен для президента Кучмы, которому осталось управлять Украиной до осени-2004, как гарантия политической безопасности. По сути, глава украинского государства, временно отказавшийся от самостоятельного похода в Европу ("Наше движение в ВТО идет не так, как хотелось. А, кроме того, не совсем продуманные решения в отношении Евросоюза могут больно ударить по экономике одной из сторон и вынудить ее создавать дополнительные барьеры. А нам этого не хочется") и поддержавший Россию в ее стремлении сделать из СНГ центр мирового политического влияния, в очередной раз показал себя дальновидным стратегом, умело использовавшим противостояние между Россией и Вашингтоном в собственных целях. Поскольку чем крепче и влиятельней будет выглядеть альянс Украины с РФ в рамках Содружества, тем вероятнее, что политический "наследник" Леонида Кучмы станет ориентироваться на поддержку Кремля, а не на помощь Белого Дома. А значит, будет ручным и доверчивым не только во время избирательной кампании, но и после.

Таким образом, нанесен серьезный удар по планам и амбициям самого рейтингоносного политика Украины – Виктора Ющенко, у которого отношения с Россией не складываются. Достаточно вспомнить прошлогодний московский блиц-визит лидера "Нашей Украины" в российскую столицу, закончившийся полным провалом штаба "НУ", чтобы понять, насколько далеки они друг от друга. Зато есть люди, которых в Кремле встречают более приветливо. Но это уже другая история, за рамками крымского неформального саммита.