Атипичный ренессанс – деградация

Чертова дюжина, число 13, действительно может стать роковым для некогда самой мощной национально-демократической партии страны – Народного Руха Украины (НРУ). На своем отчетно-выборном съезде под таким порядковым номером Рух фактически стал на финишную прямую самоуничтожения как узнаваемой и оригинальной силы, которая 14 лет назад возглавила увенчавшуюся успехом борьбу украинского народа за свою государственную независимость. Да-да, если несколько последних лет НРУ просто медленно скатывался на маргинес политической жизни, то на упомянутом партфоруме его делегатами с подачи собственного обновившегося руководства был почти единодушно освящен курс на потерю им политико-идеологической идентификации и тактико-стратегической самостоятельности…

И это притом, что одними из самых популярных и часто употребляемых в риторике ораторов, "зажигающих" программные спичи, были слова "ренессанс", "возрождение", "обновление", "возврат былой силы, славы и влияния" и т. д. Четче всего эту мысль высказал зампредседателя НРУ Юрий Ключковский, который заявил, что для Руха "завершается период обороны после гибели Вячеслава Чорновила, и начинается период руховского наступления".

В этих словах, в общем-то, бесспорно только одно – деление истории НРУ: до очень похожей на убийство гибели в автокатастрофе бессменного лидера партии Вячеслава Чорновила в 1999 году и после нее. До 99-го года Рух под руководством авторитетного и известного всему миру Чорновила действительно был "часовым независимости", не позволяя властям хотя бы на словах отходить от курса на построение демократического и независимого государства на основе права украинской нации на самоопределение. Был даже с учетом губительной для любой партии изобретенной все тем же Чорновилом дефиниции "конструктивная оппозиция": мол, поддерживаем те действия власти, которые служат утверждению независимой Украины, и оппонируем всем, с точки зрения Руха, антигосударственным шагам. Чорновилу удавалось сочетать несочетаемое – сближение с властями с оппозицией им. С ним считались во многом: от кадровых назначений в органы власти всех уровней до определения курса развития страны по многим направлениям. Этим Чорновил был неудобен и страшен для многих, и многие хотели бы, чтобы его поездки по стране закончились на бориспольской трассе под "КамАЗом"…

После гибели лидера историю партии лучше всего охарактеризовал его сменщик на протяжении последних четырех лет экс-министр иностранных дел и экс-президент Генассамблеи ООН от Украины Геннадий Удовенко. Он повторил и на этом съезде самое "зажеванное" свое определение роли и собственного места в партии: "Нам удалось достичь главного – Рух мы сохранили". НРУ действительно не сошел с политической арены окончательно: не захотел объединяться со второй частью некогда единой партии – Украинским Народным Рухом (УНР) Юрия Костенко, толкнув того на переименование в Украинскую Народную Партию (УНП) и отобрав, таким образом, у конкурента политический "брэнд" в названии, а на последних парламентских выборах в прошлом году даже вошел в парламент в составе блока Виктора Ющенко "Наша Украина" (НУ). Однако еще один зампредседателя НРУ Лесь Танюк этот процесс сохранения охарактеризовал так: "В Рухе недостаточно Руха, он зациклен на себе, а вся энергия уходит в свисток".

Рух после этого съезда действительно может сойти на нет. Прежде всего, организационно-структурно. Съезд, напомним, был отчетно-выборным: уходил Удовенко, а на его место приходил тоже экс-министр иностранных дел Борис Тарасюк. Один "варяг" сменял другого. С той только разницей, что если Удовенко с большими оговорками, но все-таки можно назвать ортодоксальным руховцем-чорновиловцем, который худо-бедно, но хранил принципы и устои Руха, то Тарасюк – это стопроцентный "НУдак"-ющенковец, призванный окончательно привести Рух в "стойло мессии". И дело не в том, что в Рухе нет своих кадров. Конкурент Тарасюка на выборах главы, лидер Харьковской областной организации НРУ Анатолий Семенченко смотрелся на съезде, если хотите, более руховским. И выступал соответственно: чувствовалось, что ему болят проблемы партии, а не Ющенко. Ему аплодировали, но избрали Тарасюка. С приходом же к руководству второго человека, который, как и Удовенко, вступил в Рух за несколько недель до избрания председателем, партия, похоже, окончательно деградировала кадрово. Что-то сломалось в руховском механизме кадрового обновления: рядовые партийцы в кулуарах, не кроясь, плевались по поводу "варяга" Тарасюка, но в зале они, убаюканные рассказами меньших вождей (по Чорновилу, "підвождиків") о необходимости такого шага, дружно подняли за него свои мандаты: 808 – "за", 10 – "против" при 16 воздержавшихся.

Именно в этом фрагментарном противостоянии Тарасюк–Семенченко четче всего видно разницу между тем, что нужно было Руху как самостоятельной партии, и тем, что от него потребовали новые шефы-хозяева из "Нашей Украины". Руху действительно необходимо было (это актуально и сейчас) всеобъемлющее обновление, а ему предложили роль рядового обозника в свите Ющенко, который хочет быть следующим президентом страны. Сам "мессия" "НУдаков" выступил на съезде тоже и, рассказав руховцам, какие они классные, успокоил их: дескать, не надо волноваться относительно "очередного "варяга", он – "ответ на то, что сложилось в Рухе". Партия действительно деморализована организационно и структурно. Однако, вместо обновления (это пункт Семенченко: "объединяться в НРУ, а не с ним"), ей, уже начиная с мая этого года, предложили ("фишка" Тарасюка) влиться сначала в некое широкое общественно-политическое движение, цель которого – поддержка Ющенко на президентских выборах. Тарасюк так и записал в своих программных тезисах: "Мы должны возродить легендарную мощь Руха, его всенародный характер. Крепкий Рух нужен всем сознательным гражданам, нашему обществу, и, прежде всего, – "Нашей Украине". Да-да, не стране Украине, а блоку Ющенко, тогда как Рух всегда, напомним, стоял на страже государства. После президентских же выборов все поддержавшие "мессию" партии, в том числе и Рух, должны слиться в единую политструктуру. Чтобы, конечно же, победить на парламентских выборах 2006 года.

Может быть, с точки зрения политстратегии и тактики "НУ" в борьбе за власть это, конечно, и правильно, но для Руха как партии это однозначно губительно. Так как вместе со структурным размыванием Руху предложили ревизию его национал-демократической сущности сразу по двум ее основным компонентам – национальному и демократическому.

Рух всегда славился тем, что приоритетно отстаивал национальное возрождение Украины, ее языка, культуры, традиций, духовности. А сейчас Тарасюк предложил делать упор не на национальное, а на патриотическое, с одной стороны. А с другой – приоритетно решать социальные проблемы, поддерживать малый и средний бизнес, реформировать налоговую систему и т. д. Патриотизм же предлагается очень узкий, ибо патриотичным признано только то, что выгодно победе Ющенко на президентских выборах и работает на смену нынешней власти. Любой ценой, на любые деньги. И патриотом может быть, естественно, любой, кто на эти две цели работает. Семенченко же прямо назвал такой подход "угрозой скатывания с национал-патриотических рельс в либерализм" и превращением Руха в "торговую марку". Он предостерег от слияния и блокирования с коммунистами, которые, по Тарасюку, тоже патриоты, ибо борются с властью.

Все меньше и меньше в действиях, планах и призвании Руха и демократичности. И дело даже не в том, что, пребывая в обозе "мессии", руховцы отныне вынуждены будут вслед за Ющенко поддерживать отказ от политического реформирования власти, предложенного президентом Кучмой. Поддерживать отказ только потому, что мнимому победителю президентской гонки Ющенко нужны сильные – нынешние, кучмовские – президентские полномочия. Дело в том, что полномочия необходимы не для укрепления гражданского общества, а совсем для другого – для мщения за сегодняшнее состояние по принципу "до основанья мы разрушим, а затем". Вы бы слышали, с какой ненавистью и страстью лидер Львовской облорганизации НРУ Ярослав Кендзьор сказал: "Мы будем чистить власть. Не нарушая, естественно, закон, но так, как сегодня это делает власть". Следовательно, в чем тогда разница между властью и теми, кто ее хочет сменить и все по-своему переделить: собственность, портфели, сферы влияния? А в том, что "НУдаки"-победители будут не менее жесткими и мстительно беспринципными, чем некоторые нынешние хозяева жизни, сомневаются только очень наивные…

Жутко и стыдно было смотреть и на то, как вожди некогда могучей и действительно хотя бы внутренне демократической организации под влиянием того же Удовенко подавляли любое инакомыслие в зале и отступление от "генеральной линии" на избрание Тарасюка. Смешно говорить, но съезд Руха испугался одного из своих делегатов, председателя Подольской районной организации НРУ Александра Башука. Он сам выдвинул свою кандидатуру на пост главы НРУ и – демократично!!! – хотел высказаться на эту тему. Но ему не дали! Обескураженный незапланированной "наглостью" Удовенко простодушно заявил: "Вы мне ломаете весь сценарий и нарушаете порядок. Вон паровоз уже гудит, многим надо ехать во Львов, на вокзал…" А председатель контрольно-ревизионной комиссии НРУ Александр Черноволенко по этому поводу, как-то глуповато, но злорадно хихикая, заметил Удовенко: "Это же ваш подзащитный, Геннадий Иосифович. Вы же его защищали, когда он захватил здание ЦК КПУ, ходили выручать из тюрьмы, а не надо было защищать". И что тут можно добавить?..

Дальше все произошло точно так же, как на предыдущем съезде НРУ. Сторонники Удовенко тогда не дали высказаться Сергею Коневу, которого исключали из партии "за раскольничество". С той только разницей, что в прошлый раз Удовенко из зала, где расправлялись с его оппонентом, "предусмотрительно" вышел. Благо дело, "подгадали" пресс-конференцию, на которой Удовенко, ничтоже сумняшеся, и заявил, что он бы "слово Коневу дал, но…". А сейчас этот старый и, как оказалось, весьма и весьма авторитарный (чисто по-коммунистически) человек вынужден был юлить перед всеми самостоятельно. Получилось это у него плохо и глупо. Но помогла старая – коммунистическая – школа: чему-чему, а, как говорится, "позычать очи у Сирка" она учила отлично. И сменщик Тарасюк – этому отличное подтверждение. Он, не моргнув глазом, заявил, что, работая в ЦК КПУ, писал… первую программу Руха. Вы представляете, чем, оказывается, занимались в республиканском ЦК правящей в СССР партии! А чем же тогда пробавлялись в мордовских лагерях политзэки, тот же покойный Чорновил? Вот уж действительно: век живи – век учись…

…Вот такой был съезд "руховского ренессанса". Бессменный пресс-секретарь Чорновила (тоже исключенный клевретами Удовенко из партии и тоже за раскольничество) Дмытро Понамарчук по этому поводу сказал: "Ну, что ж – это их грабли". А в это время делегаты, торопясь, покидали зал КПИ. И в спешке, похоже, не замечали, на что они наступают и во что вступают…