Москва деньгам не верит

Словосочетание "борьба с отмыванием денег" снова актуально для украинского истеблишмента. Скоро к нам пожалуют инспекторы FATF, чтобы решить: исключать нас из "черного списка" или оставить там. А пока для "разогрева" проведена презентация финансовой разведки и приглашены дорогие гости: генпрокурор Латвии и шеф российского финмониторинга. Правда, вопрос, когда наши "отмывщики" получат техническую помощь мирового сообщества, и не заберут ли наши денежки россияне, так и остается открытым…

Меньше надзора – больше порядка

Успехи России в демонстрации своих "антимотмывочных" достижений, действительно, поражают. За два года нашим соседям удалось пройти путь от страны, где сомнительные капиталы "моются" чуть ли не ежедневно и в огромных количествах, до лидера в борьбе с этим нехорошим явлением. Вроде бы недавно (до октября 2002-го) Москва соседствовала с Киевом в "черном списке", а уже речь идет о сроках вступления в FATF и о дивидендах от участия в "финансовом интерполе" – группе "Эгмонт", которые заключаются в аресте активов некоторых нелояльных олигархов за пределами матушки-России.

В принципе, россияне сразу смекнули, какую пользу можно извлечь из борьбы с преступными капиталами, в том числе материальную. На первых порах они взяли деньги от американцев и собственно FATF, теперь подключились к новому донору – Совету Европы. В понедельник, 14 апреля, глава Комитета по финансовому мониторингу (КФМ) Виктор Зубков презентовал специальный проект Совета Европы по борьбе с отмыванием денег в России.

СЕ через региональную программу сотрудничества ТАСИС выделяет России €2,5 млн. на поддержку борьбы с легализацией преступных доходов. Европейские деньги пойдут на подготовку учебных материалов, стажировку сотрудников службы за рубежом, совершенствование их аналитических возможностей и приобретение программных продуктов. Повысив таким образом к 2005 году квалификацию, российские финансовые разведчики, по-видимому, начнут еще более эффективно выявлять финансовых нарушителей.

Между тем в ожидании денег КФМ заметно активизировал свою работу, особенно в области сотрудничества с финансовыми разведками других стран: на днях комитет направит в суды 6-7 уголовных дел, связанных с отмыванием "грязных" денег. Не густо, учитывая, что в 2002 году в комитет поступило 350 тыс. сообщений о подозрительных сделках, из них около 10% требуют самой тщательной проверки. Плюс – КФМ передал в правоохранительные органы около 60 материалов по компаниям и лицам, в отношении которых поступила информация о возможной легализации преступных доходов. А после судьбоносного вступления РФ в FATF, которое может произойти на очередном пленарном заседании организации 16-18 июня 2003 года в Берлине, КФМ станет своего рода "старшим по СНГ" в сфере антиотмывочной борьбы. Кроме того, российские банки смогут на совершенно другом уровне взаимодействовать с зарубежными, открываются новые инвестиционные перспективы и проводится очередная волна либерализации налогового законодательства. И это не единственное, что сделал для своей страны и ее делового люда КФМ.

Вопреки пессимистическим ожиданиям, борьба с отмыванием стала стимулом для фактической отмены налоговой слежки за бизнесменами. Налоговое ведомство России перестало быть пугалом для миллионеров. Глава КФМ Виктор Зубков сумел убедить президента Владимира Путина, которого он давно и тесно знает еще с совместной работы в Петербурге, что грязные деньги он отсекает "на корню", а чистые должны быть выведены из-под контроля государства. Чтобы богатые люди не боялись и вкладывали их в строительство роскошных особняков в Подмосковье, а не Швейцарии. Или покупали бриллианты в Петербурге, а не в Амстердаме.

В результате 10 апреля правительство РФ одобрило и решило внести в Госдуму законопроект "О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса", предусматривающий полную отмену налогового контроля за крупными расходами физлиц. К ним относятся расходы на приобретение недвижимости, машин, предметов роскоши и ценных бумаг. Так вот, правительство считает, что в настоящее время механизм государственного налогового контроля за расходами физлиц фактически не работает, что обусловлено рядом причин (например, использование инвентаризационной стоимости имущества при регистрации сделок купли-продажи недвижимости). Отмена же контроля за расходами должна оказать стимулирующее воздействие на жилищное строительство и ипотечное кредитование в России. Единственным видом контроля остается финансовый мониторинг за операциями с денежными средствами и имуществом как юридических, так и физических лиц. А эксклюзивным "государевым оком" – КФМ Зубкова.

В поиске отличий

Украинская финансовая разведка, в отличие от российской, не приобрела такого колоссального веса в глазах общества вообще и главы государства в частности, чтобы затмевать налоговую службу. Наоборот, у нас возникло трогательное взаимодействие между департаментом финансового мониторинга и ГНАУ. Возможно, потому, что личный состав департамента – это сплошь выходцы из налоговой. Поэтому департамент существует как своего рода аналитическая "контора", которая рассылает органам власти рекомендации, как бороться с отмыванием денег в вверенной им сфере. А ГНАУ, точнее – налоговая полиция, действует как боевой отряд, отлавливающий злоумышленников.

Результат, на первый взгляд, грандиозный: с начала года возбуждено около 120 уголовных дел по отмыванию. Сравнить с 6-7 делами, которые возбудил КФМ – и чувствуешь гордость за наших "ищеек". Правда, при ближайшем рассмотрении оказывается, что почти все дела – типичная неуплата налогов и финансовое мошенничество. А как такового мониторинга, в смысле отслеживания сделок и транзакций, департамент не производит, поскольку не имеет необходимого технического обеспечения. Да и необходимого эксклюзива в поиске "прачечных" Департамент не имеет: этим же пытается заниматься Национальный банк, СБУ и даже МВД (в лице УБЭПа). И каждый пытается узреть в отмывании близкое и понятное ему преступление: обналичку, минимизацию налогов, теневое предпринимательство.

Суть семинара, который проходит в Киеве и в котором участвует Виктор Зубков, как раз и заключается в том, чтобы научить наших спецов отличать неуплату налогов от легализации преступных капиталов. Лозунг европейских борцов с отмыванием, который перенял и КФМ– "Главное – это не посадить, а предупредить". И одновременно уменьшить оборот преступных капиталов в экономике. Например, результатом работы своего ведомства Виктор Зубков называет сокращение оборота "грязных" денег минимум на 7% (год назад их объем оценивался в 40-50% от общего количества). Отдельное направление деятельности КФМ, которое советуют перенять нам, составление списка компаний и лиц, в отношении которых есть подозрения в причастности к финансированию террористической деятельности. На этой теме сейчас, между прочим, тоже можно будет заработать: американцы не щадят средств на поиск счетов бин Ладена и Хусейна.

Впрочем, миссию FATF, которую россияне будут ждать с 21 по 30 апреля, а мы либо позже, либо раньше, будет интересовать не это. В Россию миссия прибудет с проверкой прогресса в области противодействия отмыванию преступных доходов, к нам – дабы убедиться, что мы начали шевелиться в этой сфере. У них "ревизоры" будут знакомиться с работой межрегионального управления КФМ России по Сибирскому федеральному округу в Новосибирске (по потоку предоставляемой информации в КФМ Сибирский федеральный округ занимает 5-е место среди семи округов, при этом наибольшую активность проявляют Новосибирская, Омская, Кемеровская области и Красноярский край). Мы сможем показать им 120 упомянутых уголовных дел, несколько комнат в здании минфина на Межигорской и программу борьбы с "грязными" деньгами, принятую Кабмином.