Министр без портфеля

В правительстве Виктора Януковича появилось новое лицо. Президент своим указом назначил Ивана Ткаленко министром по связям с Верховной Радой. На это место, по словам постоянного представителя главы государства Александра Задорожного, претендовало как минимум три человека (по данным из других источников – свыше 10 страждущих), но в конечном счете повезло бывшему народному депутату (созыв 1998-2002 гг.) Ткаленко. Впрочем, повезло ли?

Для начала напомним краткую историю появления нового министерского поста. 25 марта глава государства завизировал указ "О мерах по совершенствованию взаимодействия органов исполнительной власти с Верховной Радой". Документ предусматривал введение должности "связного министра", а также усиление связи между Кабмином и парламентом по линии государственных секретарей. С этой целью в министерствах вводятся должности первого заместителя госсекретаря по связям с ВР, в других центральных органах исполнительной власти – первого заместителя руководителя по связям с парламентом.

В полном соответствии с вечными законами бюрократии в указе предусмотрены функциональные обязанности министра по связям. Он должен:

* обеспечивать сотрудничество и постоянную связь Кабинета министров с парламентом, комитетами и другими ее органами, должностными лицами, депутатскими фракциями и группами;

* представлять политическую позицию правительства во время обсуждения проектов законов, других вопросов на пленарных заседаниях парламента, его комитетов, а также в отношениях с депутатскими фракциями и группами;

* участвовать в формировании повестки дня, заседаниях парламента в части рассмотрения проектов законов и документов, внесенных правительством Украины, а также информировать Кабинет министров и премьер-министра о ходе и результатах рассмотрения в парламенте проектов законов и других документов.

После выхода в свет президентского указа политическая тусовка стала задумываться над следующим вопросом: кто метит на новый министерский пост? Понятное дело, кадровая интрига сильнее всего тревожит пытливые умы политдеятелей, поскольку от личности связного министра зависит очень и очень многое. Кадры, как известно, решают все. Естественно, в пределах отведенных им функциональных полномочий и после соответствующей аттестации, которую должны провести компетентные в подобных делах товарищи. Стали всплывать совершенно уникальные кандидатуры. В частности, на это место "сватали" восходящую телезвезду объединенных социал-демократов Нестора Шуфрича, который так здорово отличился в деле "Шуфрич vs Петр Порошенко". Нестор Иванович расследовал деятельность Петра Алексеевича на должности главы бюджетного комитета и пришел к неутешительному выводу: деньги куда-то деваются…

Журналисты с подачи некоторых народных избранников зачислили в разряд кандидатов и бывшего главу Фонда государственного имущества Александра Бондаря. В то время он как раз готовился к отставке, и ему как бы подыскивали новое место работы. В ограниченный контингент претендентов попали также представитель фракции "Демократические инициативы" Иван Плющ, экс-премьер Анатолий Кинах и даже постоянный представитель Кабинета министров в парламенте Владимир Рыбак. Последний оказался в списке случайно. Журналисты (да и не только они) никак не могли понять, зачем правительству сразу два представителя – один в виде министра, а второй в форме представителя. Они просто не знают законов развития бюрократического аппарата. Но об этом чуть позже.

Как видим, недостатка в предположениях не было. Все кадровые гипотезы были в той или иной степени обоснованы. Например, фракция "Демократические инициативы" постоянно пролетает при "дерибане" властных кресел. Только-только заключили контракт о сотрудничестве с главой ФГИ Бондарем (слабое утешение), а тут его стали менять на Михаила Чечетова. Причем без всякого согласования с "ДИ". Вот и появилось предположение, что министр по парламентским связям станет компенсацией для фракции "парижских депутатов" (постоянно пролетают как фанера над Парижем).

Но, как почти всегда бывает при кадровых назначениях, многочисленные аналитики оказались посрамлены. Министром-связным стал Иван Ткаленко. Циничные "шакалы пера" начали прикидывать на манер царя Ивана Грозного из комедии "Иван Васильевич меняет профессию": "чей холоп"? Грубо это, даже некультурно, но по сути вопрос ставится верно. Что нам известно о господине министре? Как принято писать в подобных случаях, очень немного. 48 лет, по образованию инженер-строитель, до избрания в 1998 году народным депутатом проживал в городе Белая Церковь (Киевская область) и возглавлял правление открытого акционерного общества "Горстрой". В Верховной Раде сначала вел себя достаточно тихо и незаметно. В 2000 году, после знаменитой "бархатной парламентской революции", завершившейся перераспределением портфелей глав комитетов ВР, стал первым заместителем председателя комитета по социальной политике и труду. Сразу отметим, что должность не очень "шикарная", но хоть что-то.

Особое значение имеет политическое прошлое нового министра. Для бюрократической машины это важно. А вот где вы были во время "бархатной революции" 2000 года? Все нормально: состоял в рядах "большевиков", имею награды (замглавы комитета). Политическая ориентация определяется такой вульгарной константой, как фракционное членство. Иван Ткаленко сначала входил во фракцию, основанную директором-распорядителем парламента Александром Волковым. Называлась она "Возрождение регионов". После заката политической "звезды" директора Ткаленко стал связывать свое будущее с донецким крылом "возрожденцев", которое представляли, в частности, Владимир Рыбак и Ефим Звягилський. Перед парламентскими выборами 2002 года фракция "Возрождение регионов" стала распадаться, и на ее базе была сформирована группировка "Регионы Украины", где главную роль стал играть Рыбак.

Таким образом, беглое исследование политического прошлого Ивана Ткаленко свидетельствует о том, что, он: а) состоял во фракции донецкой группировки, действовавшей в прошлом созыве ВР; б) нынешний представитель донецкого премьера Владимир Рыбак не так давно был, скажем так, фракционным "гуру" Ткаленко.

Во время парламентских выборов 2002 года Иван Ткаленко баллотировался в Верховную Раду по одному из мажоритарных округов Киевской области, но проиграл. И вот теперь он "всплыл" в ранге министра по связям с парламентом. Таким образом, политическая ориентация нового государственного чиновника приблизительно известна. "Диагноз" следующий: скорее донецкий, чем недонецкий.

Теперь ответим на следующий вопрос: зачем вообще нужна была новая должность? Объяснение типа "для улучшения взаимодействия парламента и правительства" не удовлетворяет. Куда же дальше улучшать отношения КМ и ВР, если:

А) девять фракций парламентского большинства (ПБ) сформировали коалиционный состав правительства Виктора Януковича;

Б) лидеры ПБ и премьер подписали договор о солидарной ответственности;

В) в Верховной Раде работает постоянным представителем Кабмина друг Януковича – Владимир Рыбак;

Г) существует координатор парламентского большинства (Анатолий Толстоухов), который, в том числе, отвечает и за сотрудничество с центральными органами власти;

Д) лидеры крупнейших фракционных группировок – Сергей Тигипко, Виктор Медведчук – органично вписаны в систему власти (соответственно, глава НБУ и глава президентской администрации). Кроме того, на координационном совете ПБ часто присутствуют вице-премьеры, министры Кабинета министров. О каком еще, более глубоком уровне сотрудничества, может идти речь? Вот сидит министр юстиции – вставай (садись), задавай ему вопрос, отводи в угол, решай проблемы. Никаких препятствий, полный доступ к "телу".

Версия о том, что новый министр будет конкурировать с Владимиром Рыбаком, урезая его полномочия, также не совсем корректна. Да, сферы их деятельности будут пересекаться, но до критического столкновения дело вряд ли дойдет.

Не работает и версия о том, что назначение Ткаленко должно усилить позиции правительства накануне рассмотрения программы действий Кабмина в Верховной Раде. Обсуждение программного документа намечено на 17 апреля. Что может сделать министр меньше чем за две недели до дня Х? Да ничего. Кроме того, он же должен действовать по законам бюрократической системы, то есть априори неэффективно. Для начала Ткаленко должен добиться выделения кабинета, средств связи, машины. Затем должно быть утверждено положение о новом министерстве. Возникнут проблемы. Например, должно ли в новое связное министерство входить юридическое управление? Если да, то что делать с уже существующими кабминовскими юристами? Переподчинять их Ткаленко? А как на это все посмотрит государственный секретарь Владимир Яцуба? После утверждения положения должно быть составлено штатное расписание, выделены бюджетные средства, определены функциональные обязанности новых сотрудников, которым, помимо прочего, необходимо присвоить ранги. Затем начнутся хозяйственные "заморочки" (оргтехника, карандаши), вхождение в курс дела, налаживание связей, отчет о проделанной работе, совещание о перспективном плане деятельности нового министерства вплоть до 2006 года. Чувствуете, что организация начинает жить своей, отдельной жизнью? Наверное, да. Тогда еще раз зададим вопрос: зачем?

Ответ можно найти, если руководствоваться не обычной, а бюрократической логикой. У нее свои, особые законы, хорошо известные работникам аппарата. Это отдельная порода людей, обладающая, как правило, абсолютной психикой. Абсолютной в том смысле, что нормальный человек просто не сможет работать в таких условиях. У него крыша не просто поедет, а улетит в неизвестном направлении. Так вот, если руководствоваться бюрократической логикой, то все становится на свои места. Поставлена задача: оптимизировать отношения правительства и парламента, чтобы законопроекты, которые разрабатываются Кабмином, принимались с ходу. Что делают в таком случае нормальные политики? Пытаются работать со всей ВР, комбинировать, искать точки соприкосновения. Что делают чиновники? Они создают специальную структуру, призванную решить появившуюся проблему. Главное в этом деле – переложить ответственность на конкретную структуру, которая создается специально для этих целей. И жить сразу станет веселей! Кто представляет позицию правительства "во время обсуждения проектов законов, других вопросов на пленарных заседаниях парламента"? Министр по связям (см.текст распоряжения президента). Если закон не принимается, то кто виноват? Министр по связям, который должен "обеспечивать сотрудничество и постоянные связи Кабинета министров с парламентом, комитетами и другими ее органами, должностными лицами, депутатскими фракциями и группами". Значит, не обеспечил, не сумел довести позицию правительства. Виновный в провале, как говорится, налицо. Его и искать не надо. Сказанное касается и заместителей государственных секретарей, которые также отвечают за связи с парламентом. Появляется целая каста правительственных чиновников, главная функция которой – канализация ответственности за возможный провал работы с Верховной Радой.

Данная версия, конечно, спорная, но имеет право на существование. Ведь почему, например, не развалилось парламентское большинство? Потому что не определен главный виновный в его распаде. Во всяком случае, объединенным социал-демократам пока удается отвертеться от ответственности. Этот груз в скором времени может лечь на покатые плечи Анатолия Толстоухова. Законы бюрократии суровы и действуют независимо от субъективных устремлений отдельных личностей.