Пикник на обочине

Оказывается, от иракской войны можно получать удовольствие. Если, конечно, не принимать в ней участия. Корреспондент итальянской газеты "Corriere della Sera" Паоло Конти сообщает, что иранцы, живущие неподалеку от иракской границы, приезжают на кордон целыми семьями, с чадами и домочадцами, чтобы полюбоваться на горящие нефтяные скважины и взрывы бомб и снарядов. Похоже, жители Ирана никак не могут забыть войну 1980-1988 годов…

В Абадане и Хорремшехре, иранских городах, которые побывали под оккупацией Саддама в 1980 году, иранцы целыми семьями выезжают в район границы с Ираком и наблюдают в бинокли за тем, что происходит у соседей.

Детям, живущим на юге Ирана, эта война кажется игрой, за которой можно наблюдать в бинокль: "Смотри, смотри, иракцы". Вслед за ними за тем, что происходит по ту сторону границы, начинают следить и взрослые, включая мам и бабушек. Объект их наблюдения находится в пятистах метрах за излучиной реки Карун, впадающей в Персидский залив. И вот они, иракцы, их можно различить невооруженным глазом на противоположном берегу. Они тоже смотрят на темные воды реки, но рядом с ними нет жен и детей. Они в военной форме и с оружием. Они следят за рекой.

"Они не хотят, чтобы кто-нибудь убежал, они готовы стрелять", – говорит отец, только что отобравший у плачущего сына бинокль советского производства. Новое развлечение иранцев – наблюдение за войной издалека – становится модным и на этом маленьком острове Минушахр, расположенном неподалеку от Хорремшехра – города, который в 1980 году Саддам Хусейн в ходе войны с Ираном захватил на несколько месяцев. Это кусочек иранской земли, ближе всего расположенный к Басре. С первых дней войны этот город сотрясается от бомб, которые взрываются в паре километров отсюда. В воздухе дым от горящих иракских нефтяных скважин, а горизонт приобрел цвет смолы.

Война в полукилометре отсюда, но Иран празднует день Sizdeh Bedaer, 13-й день персидского нового года. Оставаться дома в этот день нельзя – это может принести несчастье. Отсюда и традиция пикников в поле, и все это напоминает итальянцу атмосферу празднования Пасхи где-то полвека назад: ковры на подсохших лугах, пшеничные лепешки с помидорами и сыром, непременный кебаб из цыпленка. Естественно, никакого алкоголя, но обилие Persi-Cola – иранского варианта самого известного в мире напитка.

Люди расположились даже у Музея сопротивления Ираку. Эта бывшая казарма –мемориал, посвященный восьмилетней войне, "навязанной" Ирану в 1980 году режимом Саддама Хуссейна. Ни один иранец не может забыть этих лет, особенно живущие здесь, на юге страны, где проходит шоссе, связывающее Ахваз с Хорремшехром и Абаданом – двумя портами, расположенными в непосредственной близости к Ираку. Рядом с казармой стоят подбитые иракские танки, превращенные в ржавеющие памятники, которые сегодня вполне подходят для того, чтобы сфотографироваться на их фоне вместе с детьми.

Жители Абадана тоже захватили с собой бинокли и по очереди смотрят на иракскую территорию. Здесь нет солдат, здесь лишь бедные иракские рыбаки, которые продолжают закидывать невод, избегая любых контактов с бывшими противниками. Они даже не приветствуют своих "коллег" из Абадана, продающих камбалу и рыбу-меч, выловленные в Персидском заливе, на рынке, где фотографии футболиста Тотти соседствуют с портретами Имама Хусейна – главной фигуры шиитского ислама.

Между Абаданом и Хорремшехром все напоминает о войне с Ираком: разрушенные дома, стены, глядя на которые, прекрасно понимаешь, что такое пулеметная очередь, снесенные крыши, обугленные пальмы. Здесь не поддерживают ни Саддама, ни американцев, но испытывают глубокое сочувствие к "бедному иракскому народу". Ни в каком другом месте не проявляется так очевидно отношение Ирана к этой войне.

Вот одно из подтверждений. На полпути между Хорремшехром и Ахвазом вас ждет небольшой сюрприз. Вы можете подумать, что это блокпост пасдаран – бойцов Корпуса стражей исламской революции (КСИР), но это всего лишь пикник, организованный этими бойцами. На зеленом транспаранте надпись "Зайди, поешь супа и выпей чаю". Под сводами военной палатки разместился музей войны 1980-1988 гг. – снимки окопов, предметы, принадлежавшие жертвам войны, погибшим солдатам. Вам протягивают пакетик с сахаром – и тут вы обращаете внимание на то, что вокруг простираются огромные плантации сахарного тростника. На пакетике написано "Сахар мучеников". В каком смысле? Молодой боец КСИР смеется: "Здесь вокруг похоронены тысячи погибших во время навязанной войны. Скоро вся эта земля превратится в плантацию. Это будет сахар мучеников". Вот почему Иран не может – действительно не может – забыть врага, которого зовут Саддам Хуссейн.

Перевод – Inopressa.ru