Последний премьер

Говорят, о мертвых либо хорошо, либо никак. Когда Павлов, сидя в Москве, проводил свою денежную реформу, я училась в выпускном классе. Хорошо помню, как подорожали колготки и сладкие булочки. Как на сберкнижки добавили по 185 руб., а зарплату повысили на какой-то процент. После этого мы пережили купоны, утрату сбережений, бешеную инфляцию и массу других житейских катаклизмов. В свете которых реформа Павлова кажется чем-то безобидным…

Жизненный и трудовой путь последнего премьера СССР был неспешным и почти банальным. Родился будущий государственный деятель 26 сентября 1937 года в Москве, в семье бывшего беспризорника. Отец Сергей Николаевич Павлов работал извозчиком, затем – шофером, во время Великой Отечественной войны служил минометчиком. Потом долгие годы работал простым водителем. Мама Надежда Ивановна Громова тоже прошла войну, много лет проработала операционной медсестрой в бывшей Екатерининской больнице, где и родился Валик Павлов. Небогатые родители стремились дать своим чадам (у Павлова есть старшая сестра Нина Сергеевна) достойное образование. Нина и Валентин закончили финансово-экономический факультет Московского финансового института по специальности "финансы, денежное обращение, кредит". Сестра работала в системе "Стройбанка" и далее в строительных организациях. Ее муж, сын и дочь – также финансисты.

А Валентин после окончания института был распределен в Калининский райфинотдел Москвы в качестве инспектора государственных доходов. За ним были закреплены разнообразные объекты: артели, промкооперации, крупнейшие заводы союзной промышленности и местного значения, бытовые предприятия и рынки, деятельность которых он анализировал и контролировал как фининспектор. Именно на этих производствах молодой специалист впервые обратил внимание на несуразность ряда сложившихся на практике экономических и финансовых инструментов. В частности, он никак не мог понять, почему в одном случае оптовые цены выше розничных, а в другом ниже. Глубоко изучив технологию производства на подопечных предприятиях, финансовые потоки, Павлов сделал несколько рационализаторских предложений. И каково же было его удивление, когда вскоре раздался звонок из министерства финансов СССР. Заместитель министра Поволоцкий – тогдашний председатель комиссии по рассмотрению рационализаторских предложений, обратил внимание на мысли и идеи, высказанные молодым райфининспектором. Валентин Павлов был приглашен на комиссию министерства. Его внимательно выслушали и обещали дать ход предложениям, считая, что в них есть резон. Кроме того, парню предложили работу в министерстве. Так в 1959 году Павлов занял первую свою должность в системе минфина РСФСР – экономист с окладом 1100 рублей. Разница в окладе –1100 и 825, которые он получал в райфинотделе, – стала важным аргументом на семейном совете, когда принималось решение о переходе на новое место работы. На первую чиновничью зарплату Валентин Сергеевич купил домой чайной колбасы, сыра, фруктов: дабы отметить радостное событие.

Еще через год произошло второе радостное событие в семье Павловых. У Валентина и его жены, которую тоже зовут… Валентина, родился сын Сергей, который через два десятилетия стал финансистом. Надо заметить, что жена Павлова родом из Украины – из Запорожья. Они вместе учились в Московском финансовом институте и поженились в год выпуска. Валентина Петровна работала сначала в Мосгорфинуправлении, затем в системе Главмосавтотранса – организации, которая осуществляла грузовые перевозки и насчитывала без малого 100 тысяч водителей. Последние годы занимала должность заместителя начальника этой организации по экономике. Все 40 лет совместной жизни она поддерживала мужа и была (как ни банально это звучит) его надежной, а порой и единственной опорой. Особенно, во время заключения в "Матросской тишине". Но до этого несчастливого момента в жизни последнего премьера прошли годы ничем не примечательной работы в минфине СССР.

С первых дней аппаратной работы Павлову пришлось столкнуться с крупными проектами. Например, он был занят финансированием строительства автомобильных стратегических колец вокруг Москвы. Потом руководил (с высоты минфина) Минмонтажспецстроем – могущественной, элитной строительной организацией, через которую проходила реализация капитальных вложений. Работал на ключевых должностях в минфине, Госплане, Совете Министров СССР. В общем, типичная биография карьерного бюрократа советских времен. Особыми были, пожалуй, лишь два года (с 1966 по 1968-й), проведенные Павловым на должности начальника Управления финансирования тяжелой промышленности минфина СССР. Шло освоение якутских алмазов, Западно-Сибирских нефтяных и газовых месторождений, легендарного Самотлора, бурное развитие нефтяной, газовой промышленности. Гигантские капиталовложения проходили непосредственно через Валентина Павлова. Именно в те годы впервые потекли экспортные "нефтедоллары". В общем, он стал ключевым человеком той системы, которая в будущем вывела на поверхность "большой политэкономии" Рэма Вяхирева, Виктора Черномырдина и Вагита Алекперова.

В 1968 году Валентин Сергеевич назначается заместителем начальника Бюджетного управления министерства финансов СССР – эту должность он занимает 11 лет. Бюджетное управление было своего рода "Генштабом минфина": здесь разрабатывались и увязывались основные балансы, способы решения наиболее сложных вопросов и соответствующий финансовый инструментарий. Работа, которая выполнялась Павловым в минфине, оказалась востребована Госпланом. В 1979 году он переходит на работу в Госплан СССР сначала в качестве начальника отдела финансов, себестоимости и цен, а затем становится членом Госплана СССР и членом Коллегии Госплана СССР и в этом качестве работает по 1986 год.

В конце 80-х Павлов уже был тем должностным лицом, которому обязаны многие влиятельные лица. Одновременно с этим он был чиновником-теоретиком, никогда не занимавшимся практическим производством. Как экономист он видел проблемы советской экономики, но как теоретик искал выход из них в книжных "рекомендациях" типа проведения денежной реформы.

Тут надо заметить, что после 1986 года ситуация ухудшалась быстрыми темпами. Закупочные цены в 1990-м году выросли примерно на 38% по сравнению с 1985 годом, но дотации должны были расти гораздо быстрее, чтобы покрывать весь стоимостной объем прироста реализации. По некоторым оценкам, в 1990 году государственные дотации к розничным ценам достигли 100 млрд. руб. (четверть доходов бюджета, более 10% ВВП).

Павлов понимал, что страна находится на таком этапе, когда денежная система в целом и ее инструменты существенно оторвались от элементов материального производства и потребления. Они стали неадекватны. Этот разрыв начал серьезно тормозить само производство. Более того, вел к его деградации, а отсюда, к разрушению самой денежной системы, и дальше – к всеобщему кризису. В 1984-1985 годах он пишет на эту тему аналитические записки в ЦК КПСС, где в качестве главного обосновал вывод: не позднее 1988 года необходимо провести кардинальную реформу цен, денег, оплаты труда. Таким образом, денежная реформа стала для него чем-то средним между навязчивой идеей и глобальным "проектом всей жизни", который ему удалось осуществить после назначения премьер-министром в 1991 году.

До этого, в 1986 году Павлова назначают первым заместителем министра финансов СССР, прозрачно намекая: "Записки писал? Вот давай их и реализуй". Одним из первых его действий в новом качестве стало совещание всех руководителей Госзнака, результатом которого должна была стать программа технического перевооружения этого предприятия, печатавшего деньги. В том же году В.С.Павлов назначается председателем Государственного комитета СССР по ценам. Госкомцен под его руководством разработал различные варианты реформы ценообразования и изменения стоимостной структуры общественного продукта, включая цены на хлеб, мясо, молоко и постепенно на все виды ресурсов, товаров. В результате цены росли бесконтрольно, но возглавляемое Валентином Сергеевичем ведомство билось вокруг методики подхода к вышеупомянутому явлению. В 1989 году он становится министром финансов СССР и начинает подготовку к осуществлению своей главной мечты – проведению денежной реформы.

14 января 1991 года, после ухода правительства Рыжкова в отставку, Павлов становится премьер-министром СССР и вскоре назначается председателем Государственного совета по экономической реформе, членом Совета Безопасности. В этом качестве он проработал до августа 1991 года и сумел осуществить печально известный обмен 100 и 50-рублевых купюр. К тому времени герой нашего повествования уже перешел из разряда экономистов-новаторов в консерваторы. С ним спорили "американист" Арбатов, молодой, но ранний Гайдар, маститый Абалкин, авторы программы "500 дней" Шаталин и Явлинский. Но Павлов стоит на своем: панацею от неумолимо надвигающегося экономического кризиса он видит в денежной реформе и повышении цен. Но "павловская" реформа розничных цен 1991 года происходила в условиях, близких к финансовой катастрофе, и ничего не могла изменить. Интересно другое. "Органом" проведения этой реформы был "Сбербанк". Именно он был субъектом "обменного процесса", который так и не стал ассоциироваться у народа с правительством и его решениями, но зато значительно утратил приобретенное за 70 лет доверие. Те, кто поумнее, начали забирать деньги из "Сбербанка" и покупать на них товары. Очень скоро товаров не стало, а инфляция, несмотря на государственное регулирование, взвинтила уровень цен почти в три раза.

В этот короткий промежуток времени произошло много событий. Павлов позволил республиканским конторам "Стройпромбанка" и "Агробанка" выделяться в отдельные банковское структуры. Так появились АПБ "Украина" и "Проминвестбанк". Во время его недолгого правления началась первая бессрочная забастовка шахтеров, произошел переход под российскую юрисдикцию крупнейших заводов, верховенство республиканских законов, появилась так называемая одноканальная система платежей в союзный бюджет и многое другое. За полгода до путча, в феврале 1991 он робко попросил у Верховного Совета дополнительных полномочий, но так и не получил их. С повторной просьбой правительство обратилось в июне 1991 года. Но и тогда Верховный Совет СССР дал ему от ворот поворот.

А потом произошел путч. Говорят, что когда путчистов пришли арестовывать, кто-то (например, министр внутренних дел Пуго) – застрелился, кто-то чувствовал себя готовым для дальнейшей борьбы. А Павлов спокойно дрых на диване. Как человек, чей главный жизненный проект (денежная реформа) уже завершен. После этого безобидный толстяк на полтора года оказался в "Матросской тишине". После выхода оттуда встретился с людьми, которые, вероятно, были ему обязаны в "прошлой жизни". Так он стал вице-президентом Вольного экономического общества России, возглавил Институт исследований и содействия развитию регионов и отраслей при Международном Союзе экономистов. Стал вице-президентом Международной Академии менеджмента и председателем ее ученого совета. И умер в мире и согласии с самим собой.