Неизвестный герой

Александра Ельяшкевича уже стали понемногу забывать в Украине. Что, в принципе, неудивительно: страна готовится к конституционной реформе, Виктор Ющенко к президентским выборам, а его оппозиционные коллеги – к досрочному прекращению полномочий Леонида Кучмы. Дел невпроворот. До Ельяшкевича ли тут? Да, был такой человек с депутатским значком. Сам Александр Сергеевич утверждал, что причастен к созданию партии "Громада" (1997 год), альтернативного центризбиркома и теневого правительства. Кстати, в подпольном Кабмине Ельяшкевичу, кажется, отводилась роль одного из силовых министров. Однако настоящая слава пришла к Александру Сергеевичу неожиданно…

Накануне прошлой президентской кампании, прогуливаясь в районе гостиницы "Москва" (сейчас "Украина"), депутат получил в глаз от неизвестного. Поскольку было темно, а очки оппозиционера разбились при столкновении, это дало ему возможность утверждать, что нападавший был похож на действующего президента. После этого общаться с членом партии "Батьківщина" стало чрезвычайно проблематично: Александр Сергеевич, завидев журналиста, норовил отвести его в сторонку и рассказать, с какими трудностями он сталкивается в процессе поиска доказательств причастности главы государства к зверскому нападению. Закончилось все тем, что Ельяшкевича стали избегать не только "шакалы пера", но и товарищи по оружию. Использовать его по назначению (борьба с режимом) стало чрезвычайно сложно, поскольку у Ельяшкевича постепенно развилась самая настоящая мания величия. Его информация перестала пользоваться доверием, но совершенно случайно репутацию А.Е. спас майор Мельниченко. На его пленках отыскался фрагмент разговора, в котором заказчик и исполнитель якобы обсуждают технологию нейтрализации депутата. Статус одного из фигурантов "кассетного скандала" придал новый импульс деятельности Ельяшкевича, который зациклился на образе человека, пострадавшего непосредственно от руки президента.

С помощью записей Мельниченко была предпринята попытка отработать нехитрый сценарий "президент заказывает покушение на народного депутата". Простенько и со вкусом. А, кроме того, непосредственный исполнитель сценария с помощью этой технологии рассчитывал попасть в новый состав парламента, чтобы продолжить борьбу с антинародным режимом. Естественно, ничего не получилось, и Александр Сергеевич оказался за бортом ВР-2002. Поняв, насколько это состояние некомфортно, Александр Сергеевич перебрался в Штаты. Побудительный мотив такого шага – вывести борьбу с президентом на международный уровень. Его основной задачей стал сбор материалов, которые могут стать основанием для создания правовой базы антипрезидентских обвинений оппозиции. Однако, возникли непреодолимые сложности. Во-первых, пока Ельяшкевич трудился "лойером" на общественных началах, у него на родине произошли некоторые изменения. В частности, выяснилось, что Мельниченко, на пленках которого строилась вся обвинительная база, не является монополистом аудиопродукции со знаком "президентский мастер-класс". Орудия записи и оригиналы пленок хранятся в другом месте и у другого человека. Этого человека знает Александр Жир, который перманентно конфликтует с официальным следователем по делу Гонгадзе – Григорием Омельченко, шефом специальной парламентской комиссии. Все, наверное, закончится банальными разборками в стиле "А ты кто такой?", а основными пострадавшими окажутся Госдеп, ФБР, посольство США в Украине и еще некоторые уважаемые люди, поверившие записям бывшего охранника президента Кучмы.

Во-вторых, естественным конкурентом Ельяшкевича выступает Мирослава Гонгадзе. Изначально планировалось, что супруга и бывший депутат возьмут на себя миссию (не путать с "мессией!") по подготовке судебных исков против украинского президента в Америке и Европе. Планировалось использовать уже примененную во время оружейного скандала технологию: Минюст США признает подлинным фрагмент записей майора Мельниченко, где речь идет о заказе на убийство журналиста. Таким образом легализуется правовая сторона обвинений и дело направляется в международный суд. Однако, тандем Мирослава Гонгадзе – Александр Ельяшкевич также не выдержал испытание временем.

Супруга журналиста заявила, что сама будет решать вопрос формы и времени судебного иска. Более того, назвала некорректными предположения майора Мельниченко о том, что задержка вещественных доказательств народным депутатом Александром Жиром является главным препятствием в оформлении ее иска в американском суде в деле похищения и убийства Георгия Гонгадзе. Иными словами, супруга Георгия будет действовать самостоятельно в судебном плане. Не случайно же буквально сегодня активизировалась первая часть кассетного скандала – та, где речь идет об убийстве журналиста. Стали известны результаты независимой швейцарской экспертизы, подтвердившей, что останки, найденные в Тараще, действительно принадлежат Георгию. Таким образом, постепенно легализируется информация о подготовке заказа убийства журналиста. Однако, майор Мельниченко в этом участия не принимает. У Александра Ельяшкевича же теперь возникает необходимость "перебить" волну.

В-третьих, выяснилось что судить украинского президента – достаточно сложное в плане правовой реализации дело. Хотя бы потому, что необходимо провести правительственную экспертизу записей Мельниченко в США, а как это сделать, если майор сам по себе, а записи и диктофон – у другого? Кроме того, неясно, кто будет выступать в качестве основного свидетеля: бывший охранник, бывший глава следственной комиссии, инициатор "Иракгейта" или кто-то третий? Но это, так сказать, технические сложности. А есть еще и проблемы юридического характера. Для выдвижения обвинений против "заказчиков" журналиста необходима правовая "фиксация" присутствия высшего руководства Украины в деле Гонгадзе. В качестве доказательств должны фигурировать банковские счета или недвижимость. Понятно, что таких козырей у легализаторов нет. Как нет и договора между Украиной и США о выдаче "политических преступников". Даже если предположить, что оппозиции удастся доказать причастность украинского руководства к кассетному скандалу, а американское правосудие признает подлинность аудио и прочих доказательств, все равно непонятно, каким будет следующий шаг внешних партнеров украинской оппозиции.

Таким образом, громкое заявление Александра Ельяшкевича пока больше похоже на пиар-ход с целью напомнить о себе и о том, что он недаром ест хлеб честных американских налогоплательщиков. В результате появилась информация о том, что Александр Сергеевич предъявил иск в американский суд на президента Леонида Кучму. Эту информацию озвучил один из членов "Нашей Украины" Тарас Чорновил. Кстати, Тарас Вячеславович в последнее время играет несколько странную роль в команде Виктора Ющенко. То собирается покинуть "НУ" и вывести за собой три десятка нудистов. То уже никуда не идет, но зато становится опосредованным фигурантом кассетного дела. По крайней мере, именно Чорновил-младший намерен уже на следующей неделе выступить в США вместе с группой депутатов, которые входят в парламентскую следственную комиссию по расследованию дела об убийстве Георгия Гонгадзе. А также выяснить кое-какие технические детали, связанные с "пленками Мельниченко". На самом деле, именно от этого расследования зависит раскрутка "дела Ельяшкевича" и его перспективы. Пока же можно сделать некоторые предположения относительно планов людей, так или иначе связанных с этими делами.

Первое: сразу следует отметить, что, пожалуй, впервые внешний и внутренний векторы действий украинской оппозиции не были синхронизированы. В минувшие выходные стартовал третий этап протестной акции "Восстань, Украина", а внешний сигнал (начало международного суда над руководством Украины) прозвучал только пару дней спустя. Видимо, американцы стали более настороженно относится ко всему, что связано с именем беглого майора.

Второе: Александр Ельяшкевич принадлежит к одной группе поддержки действий антипрезидентских сил, а Мирослава Гонгадзе – к другой. Первый раскручивает эпизод "покушение президента на жизнь депутата", вторая "покушение президента на жизнь журналиста". Сейчас между ними идет жесткая внутренняя борьба за лидерство в кассетной теме. Кто победит, тот и сможет диктовать свои правила игры на внутриполитическом рынке, используя в качестве силового аргумента пленки майора.

Третье: неожиданная засветка в "деле Ельяшкевича" одного из ярких представителей блока Ющенко. Тарас Чорновил заявляет о перспективности юридической реализации плана Ельяшкевича и намерен доказать это в США. Таким образом, вольно или невольно провоцируется углубление внутреннего кризиса в "НУ". Пока Виктор Андреевич старается держаться подальше от "тэйпгейта" и его участников, оставаясь верным сторонником глубочайшего консенсуса. Если Тарасу Вячеславовичу удастся совместно с Ельяшкевичем что-то "накопать", то лидеру "Нашей Украины" не позавидуешь: Ющенко должен будет либо подписаться под "кассетными обвинениями", либо отмежеваться.