Запоздалые похороны

Еще неделю назад, 4 марта, в интервью "Немецкой волне" Леся Гонгадзе заявила, что тело, найденное в Тараще в ноябре 2000 года, принадлежит ее сыну Георгию. По ее словам, к такому выводу пришли эксперты швейцарской лаборатории в Лозанне, которые проводили очередную экспертизу "таращанского тела". Сегодня эту же информацию озвучил и заместитель генерального прокурора Виктор Шокин.

Теперь Леся Гонгадзе, которая заявляла, что останки, найденные в Тараще, не будут похоронены до завершения швейцарской экспертизы, получила исчерпывающий ответ на вопрос, чье же тело было обнаружено в Киевской области в ноябре 2000 года. В общем-то, мало кто сомневался в результатах более ранних экспертиз, давших тот же результат, что и исследования останков, проведенные в Лозанне. То есть можно говорить о том, что последняя (хочется в это верить) экспертиза найденных в Тараще останков была проведена исключительно для того, чтобы Леся Гонгадзе наконец согласилась похоронить тело своего сына. Похоже, что так оно и будет: сегодня, 11 марта, Леся Гонгадзе заявила журналистам о своей готовности похоронить "таращанское тело". "Я должна провести похороны, и я исполню свой христианский долг", – сказала мама Георгия Гонгадзе.

Заместитель генерального прокурора Виктор Шокин, официально огласивший сегодня результат экспертизы, проведенной в Швейцарии, сообщил, что расследование дела Гонгадзе не прекращается. По его словам, в настоящее время ведется проверка причастности к убийству журналиста сотрудников МВД. Кроме того, Шокин поделился с общественностью своими соображениями по поводу того, почему Леся Гонгадзе так настаивала на проведении швейцарской экспертизы. По мнению замгенпрокурора, мама Георгия попросту не верила членам предыдущей следственной комиссии, работавшей при экс-генпрокуроре Потебенько, так как у этих правоохранителей "не сложились отношения" с Лесей Гонгадзе. Если верить этому высказыванию, получается, что из-за личной неприязни (или еще каких-то сугубо личностных мотивов) сыщики не смогли убедить потерпевшую в том, что тело, найденное в яме за городом, действительно принадлежит ее сыну. Согласитесь, это не самая лестная характеристика для сотрудников следственной группы, в которую, как уверяет бывший генеральный прокурор Михаил Потебенько, вошли лучшие сотрудники. То есть можно говорить о том, что, хотя после недавнего обострения отношений между Потебенько и Пискуном между ними заключено подобие перемирия, это больше похоже на вооруженный до зубов нейтралитет. В случае очередного противостояния Пискуна с Потебенько ставить на бывшего, а не нынешнего генпрокурора было бы опрометчивым поступком: по состоянию на сегодняшний день явное преимущество на стороне Пискуна. Сегодня генеральный секретарь "Репортеров без границ" Робер Менар заявил, что данная правозащитная организация не имеет никаких претензий к нынешней группе ГПУ, которая занимается расследованием убийства Гонгадзе.

Но главное – это, конечно, то, что останки Георгия Гонгадзе в конце концов, более чем через два года после обнаружения, будут преданы земле. И еще: очень хотелось бы, чтобы церемония похорон не превратилась в обыкновенное политическое шоу, когда собравшиеся на мероприятии люди отвлекутся от главного или вообще забудут, ради чего они собрались, а по окончании похорон отправятся громить витрины.