Один из наших

Владимир Филенко во время осенних акций оппозиции оказался едва ли не главным пострадавшим. Его чуть не "замочили" прямо в сортире администрации президента, в которую оппозиционеры пришли требовать отставки Леонида Кучмы. Владимир Филиппович снимал весь процесс на пленку, когда к нему подошел заместитель шефа президентской канцелярии и сказал емкую фразу: "Встречу на улице — убью". Наверное, это еще один штрих к пониманию того, почему "НУдисты" склонны так демонизировать главу АП, а социал-демократов считают основными политическими оппонентами. Однако сам Владимир Филиппович, мнению журналистов "Кіевского телеграфа", не относится ни к "ястребам", ни к "голубям" "Нашей Украины".

Он один из немногих представителей "НУ", который занимает достаточно взвешенную позицию в блоке Ющенко. Наверное, это связано с большим политическим багажом Филенко, который начинал свою политическую карьеру с того, что возглавляемое им объединение "Новая Украина" способствовало тому, что Леонид Данилович занял премьерское кресло в 1992 году. Хотя известно и то, что сразу после этого Филенко подал в отставку и отмежевался от дальнейших шагов Леонида Кучмы, став одним из последовательных его оппонентов. Ровно десять лет спустя в составе блока с чуть измененным названием — "Наша Украина" — Владимир Филенко хочет повторить то же самое с Ющенко. Хотя этого он прямо и не сказал.

Владимир Филиппович, как вы прогнозируете проведение третьего этапа акции "Восстань, Украина!"? Он пройдет в формате "тройки" или "четверки"?

— Думаю, это будет формат "три с половиной". Насколько мне известно, "Наша Украина" не готовится к этим акциям так, как могла бы. Я знаю о решении не проявлять гиперактивности: очевидно, "Наша Украина" будет возлагать цветы к памятнику Шевченко как в Киеве, так и в регионах, но каждая партия, входящая в состав "НУ", на местном уровне будет принимать участие в протестных мероприятиях. Например, большая часть ячеек Партии "Реформы и порядок" готовится поддержать акции протеста. Иными словами, нет официального решения о масштабном участии "Нашей Украины", но нет и запрета. То есть никто никого преследовать за поддержку антипрезидентских выступлений не будет. И наоборот.

Означает ли это, что "Наша Украина" окончательно отказалась от идеи досрочных президентских выборов?

— "Наша Украина" не против досрочных президентских выборов. Мы считаем такой вариант правильным и жизненно необходимым для Украины. Но это возможно в результате как уличного давления, так и системной политической деятельности с использованием альтернативной аргументации. Например, путем публичного диалога с властью с объяснением причин, по которым эта власть должна смениться.

Но это ведь неконституционный шаг, поскольку в Основном Законе четко выписан срок полномочий главы государства…

— Проблему можно рассматривать и под другим углом зрения. Например, вариант добровольного сложения Леонидом Кучмой своих полномочий. Это как раз легитимный вариант.

А как тогда вы оцениваете перспективы выдвижения Кучмы на третий срок? Тем более что Виктор Ющенко был инициатором обращения в Конституционный суд для экспертного заключения?

— С юридической точки зрения, тут можно спорить. Есть аргументы как в пользу одного, так и в пользу другого подхода. Иными словами, ответ может дать только Конституционный суд. А вот в этой части я смею прогнозировать, что реальный состав Конституционного суда таков, что он скорее вынесет решение о правомочности третьего срока действующего Президента. Я даже больше скажу: если бы были явные шансы победы Кучмы на выборах-2004 и окружение Леонида Даниловича было уверено в его третьей президентской победе, вердикт Конституционного суда не заставил бы себя ждать.

Так что, будем приступать к политическому реформированию?

— Вроде бы все — за конституционную реформу, но ее суть каждый понимает по-разному. В августе 2002 года Президент объявил старт конституционной реформы. И сегодня, наконец-то, уже есть подтверждение Венецианской комиссии о наличии президентского варианта конституционных изменений, который они, кстати, не смогли прочитать (версия: забыли перевести на английский). Но думаю, что лакмусовой бумажкой искренности желания Президента изменить Конституцию будет закон о пропорциональной системе выборов. Сейчас есть четкая установка фракциям большинства "валить" этот закон. Почему я говорю о пропорциональном законе в контексте смены системы власти? Один из больших грехов — грех соблазна. Поэтому нельзя даже Ющенко с его столь высоким рейтингом и большими шансами соблазнять на победу неограниченными полномочиями, а в перспективе — безответственностью. Я знаю, что Ющенко может пройти это испытание, но мне будет очень грустно, если случится наоборот. Перераспределение баланса власти в треугольнике Кабмин—парламент—Президент необходимо. С инкорпорацией администрации Президента в правительство и превращением ее в канцелярию, с политической ответственностью парламента за формирование правительства. В нынешнем формате власти даже идеальный президент не сможет работать эффективно.

Владимир Филиппович, вы согласны с заявлением Анатолия Матвиенко о том, что на съезде 1 марта может решиться вопрос о едином оппозиционном кандидате в президенты — Викторе Ющенко? Что это означает: желание "упасть на хвост" самому рейтингоносному кандидату, отказ от президентских амбиций Тимошенко и Мороза или попытка таким образом "спалить" лидера "НУ", а потом занять его место?

— На мой взгляд, должно произойти нечто из ряда вон выходящее, чтобы коммунисты, социалисты, "бютовцы" и члены блока "Наша Украина" смогли договориться по поводу единого кандидата. Куда ближе вариант выдвижения претендента от "тройки". Коммунисты же, скорее всего, предложат собственного кандидата — уже сейчас это чувствуется по их риторике… Тем более в объединении с КПУ есть сложности и идеологического порядка, поскольку придется согласовывать не только кандидата, но и программу. В этом плане меньше всего проблем с Блоком Юлии Тимошенко. С СПУ их чуть больше, но все-таки можно выйти на определенный уровень компромисса.

Но может, Ющенко еще не созрел для того, чтобы стать единым кандидатом от оппозиции? Ведь вполне может быть, что Виктор Андреевич надеется договориться с властью "по-хорошему"?

— Нет, не вызрела общая ситуация. А что касается лидера "Нашей Украины", то, по-моему, он готов к выдвижению. Все-таки у него главный козырь — самый высокий рейтинг. И очевидно, с этой позиции он имеет больше моральных и политических прав претендовать на роль согласованного лидера. Поэтому речь идет о том, когда у Тимошенко, Мороза и их команд созреет такое решение. Большая часть электората Украины ожидает от них простой фразы: "Виктор (не путать с Медведчуком и Януковичем) — ты прав".

Как будет проходить чрезвычайный съезд оппозиции, намеченный на 1 марта? Все-таки Виктор Андреевич намекнул, что его партнеры позаимствовали у "Нашей Украины" эту идею…

— Моя личная точка зрения заключается в том, что на это мероприятие надо бы пойти. И когда я говорю об участии "Нашей Украины" в чрезвычайном съезде, то это следует понимать как полнорегламентное участие, а не просто приветственное слово Ющенко или кого-то еще. Но подчеркиваю: это не решение блока. Я знаю, что есть идея 31 марта, в годовщину парламентских выборов, провести "Форум демократических сил-2". Кстати, это показатель "недозрелости" ситуации, о чем мы говорили выше.

Что сейчас происходит в штабе Ющенко? С чем связаны подвижки в окружении Виктора Андреевича — с предвыборной мобилизацией?

— Можно говорить о том, что перевода на казарменное положение "Нашей Украины" нет. Поэтому определенные ротации в окружении Ющенко связаны, скорее, с вопросами личного порядка. Или идет поиск выработки концепции, потому что причина не только в персоналиях, входящих в окружение Ющенко, а в идеях, которые они предлагают по проведению избирательной кампании. Иными словами, Виктор Андреевич ведет поиск стратегии, политические консультации и в зависимости от них формирует свой взгляд и, соответственно, подбирает кадры. В этой части такой подход обоснован. Однако, на мой взгляд, не совсем правильной является замена четкой штабной вертикали, ассоциируемой с Романом Безсмертным, горизонтальной структурой с весьма расплывчатыми функциями. И, кроме того, на этой горизонтали предполагается создать некое политбюро. С одной стороны, это может быть. Но с другой — такая архитектура необходима в партийном строительстве. Однако выборы — это соревнование, где необходима более четкая организационная работа, при которой политбюро может быть частью штаба, а не его заменой. В данном случае я могу говорить так: кадровые перестановки — это личное дело лидера "Нашей Украины", потому что речь идет о президентских выборах, где ключевую роль играют персоналии. И тут кандидат в президенты имеет больше прав, чем, условно говоря, партийный лидер на парламентских выборах. Хотя, на мой взгляд, Роман Безсмертный — оптимальная кандидатура главы избирательного штаба. Но, при всем уважении к нему, дело не столько в Романе Петровиче, сколько в эффективной структуре. Так же и с Ющенко: дело не столько в том, чтобы он стал президентом, сколько в том, чтобы изменить систему власти и провести эффективные реформы в пользу большинства населения Украины.

А как вы относитесь к "листовочным провокациям" в ряде регионов Украины? Какова конечная цель этих мероприятий, на ваш взгляд?

— Начнем с того, что я не имею точной информации о том, кто стоит за этими акциями, в том числе за листовками, поэтому можно говорить только о предположениях. Я могу ошибаться, но есть один намек, который наводит на определенные выводы. Знаете, политтехнологи всегда организовывают такие вещи в комплексе: первый шаг, второй, третий. Так вот, через несколько дней после появления листовок возле парламента была антиющенковская демонстрация (та самая с "бутафорскими тыквами"), и там якобы неожиданно появилась камера известного телеканала "1+1", руководство которого считают близким к СДПУ(о). Этот канал был единственным, кто показал демонстрацию. И по-моему, здесь, как в игре "холодно—жарко", потеплело…

По вашему мнению, все эти акции, листовки и т. д. действительно способны изменить отношение населения к Ющенко в Западной Украине?

— Говорят, что если человека много раз назвать свиньей, он захрюкает. Не исключаю, что расчет технологов был на то, чтобы внести сумятицу в умы людей как раз в самом преданном Ющенко регионе. Но поскольку мы не знаем, кто это делает (абсолютно достоверно), то можем только предполагать, какие планы у организаторов кампании по формированию негативного образа лидера "Нашей Украины". Возможно, целью является не собственно дискредитация имени Ющенко, а лишение его одного из каналов общения с электоратом. Или как минимум попытка сделать этот канал неэффективным, чтобы избиратели не могли разобраться, где письма Ющенко, а где фальшивки. Вы же понимаете, что в условиях монополии власти на СМИ, в том числе монополии со стороны СДПУ(о), у Ющенко остаются только поездки, переписка с избирателями и самиздат. Что-то из этого хотят отсечь наши противники.

Кто для "Нашей Украины" основной оппонент — эсдеки? Предпринимаются ли с вашей стороны какие-либо контрмеры для минимизации влияния СДПУ(о) как на всю "НУ", так и на ее отдельные сегменты?

— Без сомнения, у "Нашей Украины" самое острое противостояние с СДПУ(о), хотя это не единственный оппонент. Если же говорить о том, каков будет наш "ответ Чемберлену", то в армии есть такой способ обучения: делай, как я. В отношениях с СДПУ(о) мы придерживаемся обратного принципа — не делать, как они.

В связи с этим логичный вопрос: столько говорилось о создании медиахолдинга "Нашей Украины", почему же его нет до сих пор?

— Я думаю, что ошибкой (в том числе и Виктора Андреевича) было говорить о планах создания медиа-холдинга до того, как что-либо удалось. С другой стороны, реальной возможности создать мощный медиа-холдинг у "Нашей Украины" нет. Даже если бы были предложены сумасшедшие деньги за тот же "Интер" или "1+1" и за ряд раскрученных изданий (таких, как "Факты и комментарии" или "Кіевскій телеграфъ"), их бы не продали.

Даже если это было бы выгодно с экономической точки зрения. Не разрешили бы. И мы знаем кто.

Ваше отношение к процессам, которые происходят в Рухах: превращение УНР в УНП и готовящаяся замена Удовенко Тарасюком, в чем, по слухам, есть "рука СДПУ(о)". Якобы для того, чтобы растянуть национально-демократические силы перед президентскими выборами…

— Мне искренне жаль, что Рухи не объединились. Я думаю, что это было бы минимальным успехом, но в то же время недостаточным ответом на те проблемы, которые стоят перед обществом. На мой взгляд, Ющенко должен более активно формировать широкое общественное движение и вести поиск сторонников вне "Нашей Украины". Причем таким образом, чтобы на основе этого объединения появилась единая партия. Эта самый правильный подход. Я это утверждаю на основе собственного политического опыта. Как вы помните, я был первым председателем "Новой Украины", а потом с Анатолием Матвиенко использовал "двухходовку": сначала мы реанимировали "Новую Украину", расширили ее состав, сконцентрировали более широкую политическую среду и на базе этого создали Народно-демократическую партию. Причем я считаю тот проект успешным — Народно-демократическая партия в короткий срок вышла на выборы 1998 года с довольно приличным результатом. То, что произошло потом с партией, — это уже другой вопрос. Мы сейчас говорим о технологии, и именно такая технология была бы приемлемой для Ющенко… Нельзя забывать о выборах 2006 года, иначе сложится ситуация, аналогичная нынешней: Ющенко будет вынужден воевать с парламентом. Поэтому для эффективных реформ идеально, чтобы президент (читай — Ющенко), Верховная Рада и Кабинет министров были политически однородными. Мне мудрый политик Иван Сергеевич Плющ как-то в пылу дискуссии говорил: "Володю, влада — вона ж одна. То тільки гілки у неї різні". Лишь политически однородная власть способна осуществлять эффективные реформы в интересах большинства населения и пользоваться его поддержкой. И только в таком варианте возможно взаимопонимание (консенсус) власти и народа.

Какова ваша оценка того, что апологеты оппозиционной борьбы Мельниченко, Жир и Омельченко так некрасиво, публично переругались, поставив под вопрос все, что было первоосновой их выступлений: убийство журналиста Гонгадзе и возможная причастность к ней власти.

— Общество слишком многого не знает: кто стоял за Мельниченко, с чего начались эти записи, потому не в состоянии понять причины многих "подвижек". Конфликт между разными участниками "кассетного скандала", это как закипевший чайник, когда из-под крышки уже вырывается пар. Очевидно, ситуация вышла из-под их контроля, и я не исключаю, что мы с вами будем узнавать все больше и больше. Взаимные обвинения сторон заставят тех, кто больше знает, все-таки говорить. В споре рождается истина.

Не кажется ли вам, что публичная грызня между Омельченко и Жиром — это борьба разных ветвей оппозиции за право использовать в "кассетном скандале" еще нереализованные материалы? По нашей оперативной информации, есть еще несколько не обнародованных дисков с записями, касающимися выборов 1999 года, которые могут очень пригодиться в 2004 году. И столкновения между участниками "тэйпгейта" — это попытка получить "золотой фонд" как со стороны "Нашей Украины", к которой относится Жир, так и со стороны Блока Тимошенко, к которому принадлежит Омельченко?

— Ни опровергнуть, ни подтвердить этого не могу, но вполне допускаю, что значительная часть записей еще не обнародована. И я не исключаю, что эти записи находятся и не у Жира, и не у Мельниченко. Когда начался "кассетный скандал", я был рядом с Жиром и на том этапе обладал большим массивом информации. Сейчас я знаю меньше. Но допускаю, что "Наша Украина", в том числе и ее руководство, узнает все только из СМИ. Я склонен думать, что многие поступки Александр Жир сегодня совершает самостоятельно.

Хочу задать вопрос, касающийся вашего участия в акциях оппозиции 16 сентября и не очень приятного общения на эту тему с одним замглавой администрации Президента. Вы тогда написали обращение в прокуратуру. Чем закончилась тяжба?

— По конфликту, который у меня был с замглавой администрации Президента Ищенко, со стороны Генпрокуратуры была формальная отписка (якобы никакой угрозы нет, живите спокойно), которую подписал зампрокурора Киева. Меня один раз вызывали для беседы, я дал показания и назвал свидетелей инцидента — депутатов Саса и Зубова, но их даже не удосужились опросить. Больше никаких контактов с представителями прокуратуры не было. Хотя когда звучит фраза: "Встречу на улице — прибью" — это не смешно, особенно учитывая определенное количество прибитых на улице политиков.

Так значит, вы поддержите отставку Пискуна, если что?

— Что касается возможной отставки Пискуна, то единого решения "Нашей Украины" нет. Если говорить обо мне, то, несмотря на личные мотивы, я не уверен, что голосовал бы за отставку нынешнего Генпрокурора. Не потому, что у меня нет к нему претензий, просто "чтобы хуже не было".

А будет лучше или хуже, если "Наша Украина" проголосует за закон о гарантиях президенту, о чем уже говорил Ющенко?

— Я считаю, что всем президентам, какими бы они ни были, нужно обеспечивать охрану (все-таки они знают государственные тайны), нормальное существование, в общем, чтоб хватало "на хлеб и молоко". Но на фоне бедности населения это не должен быть закон о роскоши. Поэтому за нормальный взвешенный закон я бы проголосовал…

Как бы вы охарактеризовали свое политическое и жизненное кредо? Кто такой Филенко? Человек, который помог Леониду Кучме стать премьером в 1992 году и о котором Леонид Данилович очень тепло вспоминал в своей книге в 1999 году?

— Если хотите, расскажу, как все было на самом деле. Да, так получилось, я был политическим шефом нынешнего Президента, когда возглавлял "Новую Украину" (был председателем и объединения, и фракции, а он — Леонид Данилович — рядовым членом). И "Новая Украина" тогда способствовала Леониду Даниловичу в успешной попытке возглавить Кабмин. Но через неделю после назначения на эту должность, на первой пресс-конференции на вопрос: "Как в своей работе вы будете руководствоваться программными положениями "Новой Украины?" — Леонид Данилович ответил дословно так: "Как было бы хорошо, если бы все эти партии взяли отпуск на полгода и не мешали работать". После этого мы разошлись. И я в тот же день написал заявление об отставке с поста лидера "Новой Украины", хотя меня и просили этого не делать. Через месяц я созвал съезд, где председателем объединения был избран Владимир Гринев. И уже, к счастью, к президентству и дальнейшей деятельности Леонида Кучмы я не имел никакого отношения.

А что касается моего кредо... Нужен нормальный и спокойный баланс государственных, командных и личных интересов. Тогда всем будет хорошо.

Ирина Гаврилова, Галина Моисеева, Владимир Скачко, Александр Юрчук