А вот и не подерутся?

У председателя Национального банка Сергея Тигипко и председателя Совета Национального банка Анатолия Гальчинского появился повод для публичной дискуссии. Генеральный прокурор Святослав Пискун в интервью газете "Зеркало недели" заявил, что хочет ввести в Совет НБУ представителей силовых структур вместо депутатов Верховной Рады: заместителей генерального прокурора или председателя Службы безопасности Украины, что будет способствовать борьбе с отмыванием "грязных" денег через банки. Тигипко – за, Гальчинский – против. Один должен уступить…

Если сугубо формально подходить к сути вопроса, то и предмета для дискуссии между двумя шефами Центробанка нет: членов Совета назначает президент и выбирает Верховная Рада. Как верно заметил Сергей Тигипко, он готов сотрудничать с представителями силовых министерств в Совете НБУ, если их туда введет президент Леонид Кучма (но парламенту он не сказал ничего).

"Если президент захочет, чтобы был представитель прокуратуры в Совете НБУ, то ему нужно будет кого-то вывести из Совета и ввести представителя прокуратуры. Это решение президента, и мы его воспримем и будем сотрудничать с любым членом совета, какое бы учреждение он ни представлял", – сказал Сергей Леонидович. При этом Тигипко отметил, что Нацбанк значительно усилил свою работу по борьбе с теневыми схемами оттока капитала. "Последнее время Национальный банк работает по схемам оттока капитала не хуже чем прокуратура", – с гордостью сказал председатель НБУ.

Анатолий Гальчинский с его мнением не согласился. Он заявил, что выступает против включения в Совет НБУ представителей силовых ведомств. Поскольку Совет НБУ не является органом административного контроля за деятельностью коммерческих банков, а разрабатывает основные принципы денежно-кредитной политики и осуществляет контроль за ее проведением.

"Для реализации этой функции в Совет должны входить не профессионалы-криминалисты, а лица, имеющие высокую профессиональную подготовку в вопросах монетарной политики, которые знают хотя бы то, чем отличаются друг то друга монетарные агрегаты М1 и М2", – отмечается в официальном заявлении председателя Совета НБУ. Гальчинский также напомнил, что срок полномочий Совета НБУ – семь лет, на сегодняшний день его состав полностью сформирован, и никто из членов Совета не подавал заявление об отставке.

Тут надо заметить, что внешний конфликт на этом эпизоде исчерпывается, и начинается кулуарная возня. Дело в том, что в Нацбанке давно муссируется вопрос возможной отставки Анатолия Гальчинского с поста председателя Совета НБУ. Тому есть целый ряд причин, которые постепенно меняются. Сначала говорили о необходимости трудоустроить экс-главу Нацбанка Владимира Стельмаха, потом об определенном отдалении экономического советника президента от президента (связанном со сменой руководства АП), наконец, о том, что у Тигипко есть желание самому возглавить Совет НБУ. Есть еще один видимый камень преткновения: Гальчинский в последнее время "спелся" со Стельмахом в вопросе, который является прерогативой Совета Нацбанка – утверждения сметы расходов и доходов, составляющей колоссальную цифру в 1 281 800 тыс. грн.

В соответствии со ст. 9 Закона "О Национальном банке" смету доходов-расходов НБУ утверждает Совет Национального банка, всего лишь информируя Верховную Раду о сальдо доходов-расходов для включения соответствующей суммы в проект Госбюджета. Решение Совета НБУ, утверждающее "кошторис", подписывает его председатель (единолично). После чего оно становится документом, с которым трудно поспорить даже Конституционному Суду. Решение Совета НБУ от 10 сентября 2002 года № 14 содержит два ключевых пункта: первый и последний.

В первом сказано: "Утвердить смету доходов и расходов Национального банка Украины в 2003 году по доходам в сумме 1 281 800 тыс. грн. и по расходам – 1 281 800 тыс. грн.". В последнем, шестом отрезюмировано: "Информировать Верховную Раду Украины и Кабинет министров Украины о том, что согласно смете доходов и расходов Национального банка Украины на 2003 год сальдо сметы является нулевым, что исключает возможность участия Национального банка Украины в формировании Государственного бюджета Украины на следующий год". То есть денег нет и не будет. И подпись Анатолия Гальчинского.

Говорят, о решении своего советника сыграть на стороне Стельмаха в политическом спектакле "не дадим бюджету ни копейки" Леонид Данилович узнал от Николая Яновича – во время разговора перед назначением главного налоговика на должность первого зама Януковича. Узнал и воспринял, по меньшей мере, как предательство интересов государства. Да тут и Янович, опять же, по конфиденциальной информации, подлил масла в огонь и показал сделанные спецами налоговой подсчеты. Которые практически утвердили первое лицо государства во мнении, что лишние деньги у Нацбанка имеются. Но он их умышленно тратит на себя, чтобы не делиться с минфином. А Гальчинский, поставленный для контроля за подобными вещами, вместо того, чтобы доложить о происходящем в кабинете на четвертом этаже Банковой, безвозмездно (или небезвозмездно) подмахивает решение, позволяющее НБУ жировать за счет остальных.

Таким образом, подпись Гальчинского на решении Совета НБУ № 14 фактически приравнялась к подписи на заявлении "по собственному желанию", последовавшем незамедлительно. Правда, Леонид Данилович человек отходчивый, и скандал поутих. К тому же мудрые люди подсказали, что за молодым и слишком энергичным Тигипко нужен глаз да глаз, и предложили оставить пока в качестве "глаза" господина Гальчинского. Но, судя по всему, обеим сторонам такая рокировка не нравится, и публичная дискуссия – лишь выражение непубличной неприязни.