2003 – год возможностей и рисков

2003 год для Украины – знаковый. Он определит стартовые площадки кандидатов в президенты. Появятся первые результаты эксперимента по формированию коалиционной системы власти. Эта система пройдет проверку на прочность. Мы сможем оценить промежуточные итоги политических и социально-экономических изменений.

Начнет закладываться основа дальнейшего реформирования в стране. В 2003 году должна четко обозначиться внешнеполитическая стратегия и новая миссия Украины в СНГ и Европе. Украинская дипломатия тоже вынуждена будет действовать по-новому. К этому ее подтолкнут как меняющаяся геополитическая ситуация, так и уже имеющиеся сложности по ряду внешнеполитических направлений.

Таким образом, текущий год – период потенциальных возможностей и время повышенных рисков. Риск первый – угроза ослабления государственной власти. Риск второй – недостаточная эффективность и конфликтность политической системы. Риск третий – опасность замедления темпа социально-экономических преобразований. Риск четвертый – возможное размывание внешнеполитических позиций Украины.

Начнем с первой позиции…

Внутриполитические риски

Риск первый. Декларативно мы сегодня имеем коалиционный Кабинет министров и такое же декларативное парламентское большинство. Реально же коалиционной, то есть прошедшей последовательную процедуру согласования и утверждения, в правительстве является только фигура премьер-министра. Что же касается коалиционности правительства, то тут скорее отрицательный ответ, чем положительный. Причина следующая: правительство, как административная команда есть, но правительства большинства, как политической коалиции нет, потому, что не было выполнено одно из оговоренных "пакетных" условий ее создания: перераспределение комитетов в Верховной Раде. Комитеты были "разменяны" на принятие бюджета-2003. В результате – срыв договоренностей внутри большинства и неудовлетворенность части его участников результатом раздела министерских портфелей. В итоге – фактически нет большинства и, как следствие, нет правительства большинства в полном смысле этого слова.

Вместо парламентского большинства мы сегодня имеем многополярное “псевдобольшинство” с конкурирующими между собой политическим и экономическими группами. Давайте скажем откровенно: по-настоящему работающее большинство трудно было создать изначально. Так называемая, "парламентская коалиция" строилась в условиях отсутствия мощной центристской (или другой: левой, правой) силы, которая стала бы “центром притяжения” для других партий и фракций.

Риск второй. Он связан с проведением конституционно-правовой реформы. Реальных шагов в плане перехода к парламентско-президентской модели пока сделано мало. Кроме того, реформа начинает действовать в условиях отсутствия законодательной базы: она до сих пор не закреплена в Конституции. А с учетом того, что, как уже было упомянуто, сегодня фактически отсутствует парламентское большинство и полноценное, в смысле коалиционности, правительство, непродуманное в деталях проведение реформы может привести к дестабилизации работы институтов власти.

Добавим к этому тот факт, что до сих пор не удалось добиться развития устойчивой и действенной партийной системы. Реальных изменений в этом направлении можно добиться лишь к началу избирательного цикла 2006 года, когда, как предполагается, нижняя палата парламента будет избираться на пропорциональной основе.

Все это создает угрозу для стабильной работы Кабинета министров, Верховной Рады. А значит – угрозу для эффективного функционирования государственной власти в целом.

Учитывая сказанное, зададимся резонным вопросом – как провести реформы не только без неизбежных потерь, но и с гарантированным выигрышем?

Социально-экономические риски

Социально-экономические риски заложены, прежде всего, в государственном бюджете-2003.

Во-первых, “экономическая конституция” на текущий год заведомо не способна финансово обеспечить качественное развитие экономики. Она представляет собой очередное воспроизведение экономики перераспределения.

Во-вторых, бюджет-2003 при нынешней законодательной базе, в первую очередь, налоговой, не "потянет" двухэтапного повышения минимальной зарплаты без ущерба для других бюджетных выплат. Тем более что закон о повышении минимальной зарплаты до 185 гривен, а с июля этого года до 237 гривен Верховная Рада утвердила уже по завершении бюджетного процесса. Выполнение этого закона потребует дополнительных миллиардов гривен, которых, в силу многих причин и, в том числе, вследствие необходимости выплат по внешнему госдолгу (7,5 млрд. грн.), в нынешнем бюджете нет. Упомянутые миллиарды – "стартовая сумма", которая может значительно возрасти. Ведь начнется цепная реакция: появятся претензии со стороны студентов, пенсионеров, чернобыльцев, малообеспеченных, инвалидов и др. на повышение размера "своих" бюджетных выплат. Отсутствие средств на пропорциональное увеличение оплаты труда приведет к росту социальной напряженности по поводу "зарплатной уравниловки" для бюджетников. Это будет достаточным поводом для активизации деятельности стачкомов медиков, работников образования, напряженности других социальных групп.

Таким образом, правительство сегодня стоит перед необходимостью кардинальных шагов в реализации системных экономических реформ, но готов ли их поддержать украинский парламент и какие шаги следует предпринять в первую очередь?

Легализация теневых капиталов – одна из мер и прекрасный шанс изменить экономическую ситуацию в лучшую сторону. Но реализуемо ли это в условиях действия санкций FATF?

Введение достаточно низкого подоходного налога с граждан – тоже неплохая возможность для усиления позитивной динамики бюджетных поступлений. Но успеем ли его ввести в ближайшее время? К сожалению, в октябре-ноябре прошлого года возможность для этого была упущена…

Чтобы избежать социально-экономических рисков, правительству сегодня надо задать такую динамику реформам, которой до сих пор не было. Надо буквально "спрессовать" реформы в двух-трехмесячный срок.

В общем, возможности поправить положение есть. Но тут мы снова упираемся в главную внутриполитическую проблему: отсутствие конструктивного, действенного парламентского большинства и отсутствие реальной коалиционности правительства.

Внешнеполитические риски

Связаны они, прежде всего, с адаптацией к новой роли Украины в рамках СНГ. В данном случае, речь идет об избрании Леонида Кучмы председателем Совета глав государств Содружества. Внешнеполитические риски также связаны со сложностями в ходе дальнейшей реализации Европейского выбора Украины.

Украине предстоит доказать на деле, что обе вышеперечисленные задачи являются взаимодополняемыми и не противоречат одна другой. Риск тут состоит в том, что чем больше мы будем это доказывать, тем больше будет усиливаться внешнее давление на Украину. Сегодня Украине искусственно, как извне, так и внутри страны, навязывают иллюзию жесткой дилеммы – либо мы интегрируемся в Европейский Союз, либо развиваем сотрудничество в рамках СНГ. Вместе с тем, существуют варианты взвешенного и продуктивного сотрудничества в обоих направлениях: ЕС и СНГ. Есть также возможности проведения политики "по периметру границ": развития отношений со всеми странами, с которыми граничит Украина. Кроме того, можно разграничить направления внешней дипломатии – гуманитарное, экономическое и собственно политическое.

Новый межгосударственный региональный статус Украины, ее позиции в Содружестве и перспективы европейской интеграции зависят от того, удастся ли решить ряд проблем и избежать ряда угроз:

– замедление положительной динамики во взаимоотношениях с евроатлантическими (НАТО, ЕС) и глобальными (Всемирная Торговая Организация, Всемирный банк) структурами;

– "накопление санкций" в отношении Украины, которые могут не только повредить интеграционным и внешнеэкономическим перспективам нашего государства, но и разладить работу национальных компаний, работающих на внешних рынках;

– навязывание общественному мнению мысли о том, что вместо европейского выбора за Украину сделали "какой-то другой" выбор;

– обострение противоречий внутри СНГ и замедление процесса образования Зоны свободной торговли в рамках Содружества; – дальнейшее деление стран СНГ на "клубы по национальным интересам";

– появление конкуренции между Москвой и Киевом за доминирование в политике Содружества.

Для того, чтобы избежать этих и многих других угроз, в текущем году украинская дипломатия должна продемонстрировать не просто умение сводить сложные "геополитические балансы", но и способность к нестандартному мышлению. Дипломатия обязана проявить умение сочетать национальные интересы государства с корпоративными интересами Содружества и требованиями глобального сообщества.

Риски – обратная сторона возможностей и плата за прогресс. Поэтому эффективность украинского государства должна оставаться высокой и стабильной. Вне зависимости от политического контекста и сферы интересов.