Военные корреспонденты не должны слишком тесно обниматься с армией

В преддверии кажущейся практически неизбежной "второй иракской войны", дискуссии о роли журналистов в грядущей военной операции становятся все более оживленными. Предлагаем вниманию читателей статью Роберта Фиска, опубликованную в британском издании "The Independent" . Журналист дает читателям несколько полезных советов – как следует относиться к информации с "полей сражений"…

Похоже, война 1991 года повторяется. Американские журналисты уже дерутся зубами и когтями, лишь бы попасть в "команду", быть "прикомандированным" к американской армии, чтобы своими глазами видеть войну – и подвергаться цензуре, разумеется.

11 лет назад они явились в Дхахарам в Саудовской Аравии, уже снабженные шлемами, противогазами, сухим пайком и прищуром глаз, точь-в-точь генерал Монтгомери. Половина желала носить форму, и один молодой телевизионщик с американского Среднего Запада нарядился, как сейчас помню, в камуфляжные ботинки. На них были листья! Все, кто побывал в пустыне – или хотя бы видел ее на картинке – гадали, к чему бы это.

Конечно, дело было в фантазии, в том, что большинство зрителей сейчас принимают за чистую монету, наблюдая за войной "вживую" или за "живыми" мертвецами по телевизору.

Так что за последний месяц стаи американских журналистов слетелись в Кувейт брататься с военными, добиваться вожделенного включения в "команду", примерить военные или морские костюмы и убедиться, что, когда настанет срок, выйдет как раз такое "освещение", о котором мечтает каждый репортер и каждый генерал: несколько фактов, красивые снимки и ничего грязного, чтобы зрителей не стошнило перед экраном.

Я вспоминаю, как в 1991 году только те иракские солдаты, которые благоразумно умерли в романтических позах – руки прикрывают изуродованные лица или лицом вниз, безымянные, как песок – попали на экран.

Солдаты, сгоревшие заживо или разорванные на куски одичавшими собаками – я видел, как тележурналисты это снимали, – не появились в новостях. Это невозможно показывать, конечно – как бы мир не убедился, что никто больше не должен воевать, никогда больше.

Американцы действительно используют слово "прикомандирован". Репортеры должны "быть прикомандированы" к военной части. Центральное командование в городе Тампа (штат Флорида) опасается, что Саддам устроит что-нибудь ужасное – газовую атаку на шиитов или бомбежку иракского населения – и обвинит в этом американцев. "Своих" журналистов срочно привезут, чтобы подтвердить, что это негодяйство – дело рук Багдадского Зверя, а не "побочные потери" – особая награда за бесхребетность полагается всем журналистам, когда-либо употреблявшим это выражение – прекрасных молодых людей, которые стараются уничтожить трехногую "ось зла".

Уже вовсю завязываются "приятельские связи" (как парни из министерства обороны называли это 11 лет назад). Американские войска в Кувейте предлагают курсы противохимической и противобиологической защиты репортерам, которые будут сопровождать солдат "на фронт", вместе с наставлениями о важности поддержки безопасности во время военных действий. СиЭнЭн, конечно, с восторгом поддерживает эти на вид невинные курсы, забыв, что они позволяли пентагоновским "практикантам" участвовать в выпуске своих новостей во время войны 1991 г. (как выяснилось впоследствии, специалисты по психологической войне работали в этой новостной компании в качестве сотрудников – пер.).

Так что вот вам краткая инструкция по распознаванию пропаганды и вранья на ваших экранах, когда начнется Вторая Война в Персидском заливе (или третья, если считать ирано-иракскую). Не доверяйте:

журналистам, которые носят форму английской или американской армии: шлемы, камуфляж, оружие и т.д.;

журналистам, которые говорят "мы", когда речь идет о военной части, к которой они "прикомандированы";

тем, кто говорит "побочные потери" вместо "убитые мирные жители";

тем, кто предваряет ответы на вопросы словами "Разумеется, из соображений военной тайны я не могу раскрыть...";

тем журналистам, которые, передавая из Ирака, называют иракцев только "его (Саддама) народ";

журналистам в Багдаде, которые ссылаются на "то, что американцы называют нарушением Саддамом Хуссейном прав человека" – вместо того, чтобы просто назвать пытки пытками;

Любым журналистам, которые пользуются гнусной фразочкой "официальные лица заявили", вместо точного наименования этих обычно лгущих официальных лиц.

Будьте бдительны.

Перевод Аллы Никоновой,
"Лефт.ру"