Конец украинского Тауэра

Верховная Рада в четверг запретила СБУ иметь собственные следственные изоляторы для содержания лиц, взятых под арест и задержанных спецслужбой. Теоретически это означает, что элитные апартаменты для перевербовки шпионов отныне прекратили свое существование, а на практике все гораздо проще. Во-первых, шпионов у нас ловят крайне редко. Во-вторых, СИЗО СБУ давно уже перестал быть "апартаментами"…

Следственные изоляторы СБУ за годы своего существования прошли этап от "подвалов на улице Короленко" (аналог Лубянки) до вполне комфортабельных помещений, расположенных там же. В принципе, далеко не все камеры СИЗО СБУ оборудованы импортной сантехникой и кожаной мебелью, но общественное мнение традиционно склоняется к тому, что сидеть в изоляторе СБУ лучше, чем в аналогичном заведении МВД. Только в последнее время эта точка зрения корректируется, а сам изолятор из "элитарного" превращается в филиал Лукьяновки со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Моментом, когда легенда об "элитарной тюрьме" перестала существовать, судя по всему, стало беспрецедентное решение суда Львова от 4 февраля 2001 года по иску Нины Карпачевой к прокуратуре и СБУ. В нем омбудсмен Карпачева просила возместить моральный и материальный ущерб Иванне и Ивану Мозолам – по 50 тысяч каждому из родителей от спецслужб и по 15 тысяч от областной прокуратуры. Напомним, что их 26-летнего сына Юрия ошибочно заподозрили в убийствах, совершенных "серийником" Анатолием Оноприенко, задержали 27 марта 1996 года по ложному, как оказалось, доносу соседки, и замучили насмерть. В конце 2000 года несколько сотрудников следственного изолятора СБУ во Львове были приговорены к различным срокам наказания.

Есть несколько объяснений, почему произошла такая метаморфоза. Основное из них – по причине острого дефицита арестованных шпионов и (наоборот) перегрузки милицейских изоляторов в изоляторе СБУ пришлось держать людей, арестованных за убийства, массовые беспорядки и другие подобные преступления. А не за измену родине по идеологическим мотивам. Соответственно изменился контингент. Один из сотрудников спецслужб, некогда работавший в Москве и стороживший в "Лефортово" американского шпиона, генерала ГРУ Дмитрия Полякова (завербованного в Индии и выданного в 1979 году Хансеном) рассказал "Версиям" интересные вещи. По его словам, с изменением контингента задержанных стало меняться и отношение к ним охраны. Если раньше со всеми обращали суперкорректно, говорили исключительно "вы" и регулярно меняли постельное белье, то в последнее время такая манера обращения распространяется только на "внутренних врагов". Т.е. проштрафившихся спецслужбистов (как правило, бывших), угодивших под следствие.

К чести СБУ количество таких арестантов можно пересчитать по пальцам. Последним подобным узником был в 1999 году бывший начальник Главного управления разведки СБУ генерал Александр Шарков. Генералу инкриминировалось злоупотребление служебным положением и незаконное присвоение государственного имущества. В Киевском КГБ Шарков появился в начале 70-х, по рекомендации Евгения Марчука был назначен руководителем разведки страны.

С этой должности без афишируемого скандала ушел в 95-м году, оставшись офицером действующего резерва. Находясь на посту, а также в запасе, непосредственно курировал деятельность государственного специализированного предприятия "Прогресс", которому государство предоставило право торговать и быть посредником при заключении сделок на рынке торговли оружием. После отставки был тесно связан с частным предприятием "Прогресс ЛТД", а затем стал генеральным директором "Эксиминвест Украина" – наследником "Прогресса ЛТД". Бывшему начальнику ГУР инкриминировали незаконное изменение в пользу родственников учредительных документов ООО "Эксиминвест Украина" и незаконную передачу им офиса предприятия на улице Леонтовича.

Там же, в столичном СИЗО СБУ содержался экс-заместитель председателя НБУ Владимир Бондарь, проходящий по делу о злоупотреблениях с валютными резервами.

Но таких "высокоблагородий", как господин Шарков, в центральном СИЗО СБУ было 0,01%. О региональных и говорить нечего – они полностью загружались уголовным элементом. Порой – фигурантами резонансных дел. Например, в Донецком и Киевского СИЗО СБУ содержали Сергея Денисова – единственного живого участника убийства народного депутата Евгения Щербаня и взрыва на стадионе "Шахтер" в 1995 году, в результате которого погиб президент футбольного клуба "Шахтер" Ахать Брагин.

В одесском СИЗО СБУ весной прошлого года содержались члены известной банды Василия Марьянчука, которых обвиняют в двух десятках убийств. В частности, преступники похищали крупных предпринимателей, получали выкуп за них, а потом убивали. Кстати, расстрел в Одессе полковника СБУ Евгения Задорожного следствие связывало с побегом из СИЗО СБУ бывшего капитана милиции Олега Якименко. По понятным причинам, мы не можем развить эту тему дальше, но читатель, увлекающийся криминальной хроникой, думаю, догадается сам, на что мы намекали.

Помимо "резонансников", изолятор СБУ стал местом пребывания иностранцев и "политических". В обоих случаях решение поместить задержанных на "Владимирку", как правило, зависело от подведомственности расследования. Другими словами, если следствие вела Служба безопасности, то безобразников сажали в "СБУшник", если МВД – на Лукьяновку или на Подол. Скажем, как-то сотрудники СБУ задержали в киевском аэропорту "Борисполь" двух американцев при попытке вывоза в США крупной партии героина в литых подошвах своих ботинок. Куда деть "горе-контрабандистов"? Конечно, в следственный изолятор СБУ. Другой пример – знаменитые УНСОвцы, задержанные 9 марта 2001 года во время беспорядков у памятника Тарасу Шевченко. Тоже одна дорога – в СИЗО СБУ.

Что изменится после принятие ВР изменений к закону, лишающих СБУ собственных "камер-отелей", однозначно сказать трудно. По неофициальной информации, на днях начата великая реформа системы следственных изоляторов: теперь их будут делить не по ведомственности, а по классу содержания и персональному наполнению. Если затея удастся, то урок будут держать отдельно от бизнесменов, пойманных на отмывании грязных денег и неуплате налогов. Что же касается системы ведомственных изоляторов, то, по слухам, они будут перепрофилированы для бывших сотрудников правоохранительных органов, если у таковых возникнут проблемы с законом...