"Columbia" – жертва "кибертеррора"?

Независимую межведомственную комиссию по расследованию обстоятельств катастрофы 1 февраля 2003 года многоразового транспортного космического корабля ("космического челнока") "Columbia" (кстати, первого в серии "Space Shuttle") возглавит Гарольд Геман – контр-адмирал в отставке. Первое заседание комиссии должно состояться уже 3 февраля. В прошлом Геман возглавлял независимую комиссию, проводившую расследование теракта против ракетного эсминца Флота США "Cole", совершенного в порту Аден (Йеменская Арабская Республика) в октябре 2000 г. И это совпадение вряд ли случайно…

Как уже подмечено СМИ, в трагедии "Columbia" действительно очень много "элементов", которые при первом впечатлении заставляют вспомнить о мистике и символизме.

Мало того, что гибель космического корабля, являющегося частью двух самых амбициозных американских космических программ (собственно "Space Shuttle" и Международной Космической Станции – МКС, реализацию которой также контролируют США) произошла накануне новой войны на Среднем Востоке и сама по себе была воспринята антиамерикански настроенной частью мировой общественности как зловещее предзнаменование для "лидера свободного мира". Тем более что и без всякого толкования знамений произошедшая трагедия вполне объективно является сильнейшим ударом по национальному престижу США. К тому же катастрофа произошла словно в соответствии с законами остросюжетной трагедии: при снижении в атмосфере, "на глазах" у многочисленных телекамер, когда (чисто инстинктивно) неприятностей уже никто не ждет (не в пример моменту старта космолетов). В результате – драматический эффект был максимален (зрелищность + психологическая неожиданность трагедии сделали свое дело).

Однако Судьбе и этого, видимо, показалось мало. Потерпел катастрофу "челнок" над родным штатом действующего президента США – Техасом. А точнее – разрушение "Колумбии" с первым израильским космонавтом (кстати, героем арабо-израильской войны 1973 года и операции "Вавилон" – воздушного удара израильтян по ядерному центру в Ираке, нанесенного в 1981 году) произошло над техасским городишком под названием Палестина. Трагедия дала пищу для умозаключений и поклонникам символизма: отправившийся 16 января в 16-дневную экспедицию шаттл развалился в воздухе за 16 минут до посадки.

Включение в состав экипажа "Колумбии" полковника ВВС Израиля Илана Рамона вызвало беспрецедентное усиление мер безопасности при подготовке запуска корабля. Уже исходя из этого и на основании предварительных данных о трагедии, NASA "считает крайне маловероятной" версию теракта. Тем не менее, в Израиле первой версией случившегося стала именно эта. Причем уверенность в таком варианте была лишь усилена сообщениями СМИ о том, что семья полковника Рамона была срочно перевезена представителями ФБР в "надежное убежище" сразу по получении известий о катастрофе.

Наиболее вероятными причинами трагедии считаются технические: потеря шаттлом части теплозащиты в результате изношенности летавшего уже более 21 года корабля или повреждения этого покрытия в результате удара по левому крылу "челнока" куском обшивки топливного бака на взлете. Как вариант рассматривается также ошибка автоматики из-за неверных показаний датчиков на том же левом крыле, которые могли пострадать непосредственно от инцидента на взлете или "задурить" от перегрева (лишенные "положенной" теплозащиты).

Версия же "злого умысла" исключается на тех основаниях, что сбить шаттл, летящий со скоростью 2,7км/сек. и на высоте 64 км, можно только с помощью стратегического противоракетного комплекса, нелегальный ввоз которого в Техас из России (а другие страны, даже США, неядерных систем такого назначения просто не имеют) с последующим незаметным развертыванием, незапеленгованным включением и бесследным исчезновением – представляется, мягко говоря, довольно фантастической, если не сказать – бредовой идеей. Что же касается взрывного устройства на борту – такую гипотезу назвал, в частности, известный советский космонавт и конструктор космических систем г-н Феоктистов, – то, во-первых, незаметно пронести на борт 100-тонного космолета заряд, достаточно мощный, чтобы разорвать его на куски – дело в высшей степени маловероятное.

Во-вторых, "Columbia" сначала развалилась на две части, потом начали отделяться мелкие куски и только потом – взорвалась, если вообще услышанный очевидцами звук был взрывом, а не акустическим эффектом от разрушения летательного аппарата на скорости в восемь раз выше звуковой. При срабатывании бомбы на борту космического корабля, где всегда имеется большое количество взрывоопасных веществ, наблюдаемая последовательность была бы прямо противоположной. Наконец, террористы не стали бы устанавливать таймер на срок за несколько минут до приземления. Ведь в практике многоразовых космических кораблей часто бывают случаи, когда посадка (в связи с метеоусловиями) происходит не только позже, но и раньше первоначально намеченного графика.

При ближайшем рассмотрении не выдерживает критики и версия о том, что во всем виновато повреждение теплозащиты. В этом случае от корабля сначала начали бы отлетать обломки (прежде всего – предположительно поврежденного крыла), а уж потом он стал бы разваливаться. Но в реальности все было как раз наоборот! Да и датчики, конечно, могли выйти из строя от перегрева – но ведь не только же на одном крыле они расположены! Трудно предположить, что система управления шаттлами настолько несовершенна, что не предусматривает возможности отказа части сенсоров. Скорее – опубликованные технические сведения о кораблях этого типа указывают на многократное резервирование всего, что связано с управлением и передачей данных на "космических челноках".

Впрочем, "Columbia" имела приличный возраст. Но это тоже как посмотреть: с одной стороны – более 20 лет эксплуатации, а с другой – космолет успел отлетать чуть больше половины проектного ресурса (составляет 50 полетов). Отпадает и "человеческий фактор" – при таких скоростях и температурных режимах, как в момент катастрофы, управление полностью лежит на автоматике. Сколь угодно опытный летчик-космонавт не может справиться с ним даже чисто теоретически.

Вообще, внешняя картина катастрофы делает наиболее реальной версию о том, что в своем последнем полете "Columbia" входила в атмосферу со слишком большим углом атаки, от чего просто переломилась как соломинка (на гиперзвуковой скорости это неизбежное следствие подобной ошибки). Но тогда почему до самого последнего момента ничего подобного не замечал экипаж и получающие телеметрическую информацию на земле специалисты NASA? Такое возможно только в случае, если информация экипажу и земле от бортовой электроники шла одна, а реально отдаваемые ею органом управления сигналы имели несколько другие параметры. Но при спонтанном сбое системы управления (эта версия тоже выдвигается) столь "детективное" поведение автоматики тоже нереально…

Соответственно, напрашивается вывод об умышленной деформации программного обеспечения корабля. Однако, компьютерная безопасность полетов – вещь не менее серьезная, чем их безопасность физическая. И относятся к ней соответственно. Поэтому возможность "электронного саботажа" в отношении шаттла перед стартом – событие не менее маловероятное, чем пронос на корабль мины замедленного действия. И тут самое время вспомнить, что роковой полет был ознаменован проведением весьма любопытного (и широко разрекламированного) эксперимента…

Во время последней миссии "Columbia" часть общения Центра управления полетами и "челнока" осуществлялось с помощью Интернета. Подобные эксперименты ставились и ранее. В 2001 г. NASA впервые создало интернет-сервер на спутнике, а в 2000-м – был осуществлен опыт по передаче данных (с той же "Columbia") на Землю с помощью интернет-соединения. Главное отличие последнего полета состояло в том, что для "Columbia" использовался специальный интернет-протокол ОМNI ("экипаж на орбите как узел интернета"), благодаря которому космолет получил свой адрес в Сети и стал ее "полноправным узлом". Ранее этот протокол испытывался "в реале" только с помощью патрульного корабля Федеральной береговой охраны США и в космосе применялся впервые.

Конечно, компьютерная система космического корабля – не "персоналка" на столе у секретарши. Однако следует помнить, что концепция "корабль – интернет-узел" апробировалась фактически впервые. Поэтому можно "не глядя" констатировать, что брешей в системе безопасности не могло не быть. Ведь четвертьвековой опыт существования "Всемирной паутины" доказывает: программ, особенно новых, без дыр в протоколе безопасности не существует в природе.

* * * Все изложенное – не более чем гипотеза. Однако, помимо умозрительных, у нее есть по крайней мере одно веское (хотя и косвенное) фактическое доказательство. Официальные лица в США, формально не отказываясь даже от почти фантастической версии о "классической" диверсии, публично совершенно игнорируют вариант, при котором гибель корабля является следствием "кибертерроризма"! Резонный вопрос – почему? В такой сценарий абсолютно никто не верит или… он настолько реален, что об этом просто не решаются сказать вслух? Тем более что причины молчания в таком случае весьма очевидны.

Против гипотезы о "террористической природе" катастрофы "Columbia", конечно, можно выдвинуть еще и тот аргумент, что никто не приписал себе "лавры" организатора. Однако не следует забывать, что и после 11 сентября 2001 года "авторы" терактов в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании предпочитали сохранять анонимность. Более того, и по сию пору фактически неясно – была ли возглавляемая полоумным миллиардером-банкротом "Аль-Кайеда" непосредственным организатором акций в США, или она играла лишь роль финансового и кадрового "резервуара" (а также – "громоотвода" в случае акции возмездия) для той организации, которая была действительным устроителем Американской трагедии-2001?

P.S. Последний диалог экипажа "Columbia" с Центром управления полетами:
NASA: "Columbia", это Хьюстон, мы следим за показаниями давления в ваших покрышках, мы не поняли вашего последнего сообщения".
"Columbia": "Понято, э..." (связь обрывается).