Правительственный проводник

Новый премьер недолго думал, кого же назначить своим постоянным представителем в парламенте. Отец-основатель Партии регионов Украины, экс-мэр Донецка Владимир Рыбак как нельзя лучше подошел на эту роль. Он давно знаком с Виктором Януковичем и является, если так можно выразиться, классическим представителем Донецкого региона. Трудно объяснить, что это такое, но создается впечатление, что Владимир Васильевич интегрировал в себе основные черты донетчан. Во всяком случае, его нельзя спутать с выходцами из других регионов страны. Если выражаться заумно, то Рыбак является носителем менталитета донецкой элиты. О своей новой должности Рыбак рассказал журналистам "Кіевского Телеграфа"…

Владимир Васильевич, каковы функции постоянного представителя Кабмина в Верховной Раде? Это номинальная должность или же "капитанский мостик", с которого координируется работа парламентского большинства и коалиционного правительства?

— Я бы не рассматривал должность постоянного представителя КМ в качестве координатора парламентского большинства. Исхожу из того, что и премьер, и я как его представитель в ВР должны работать не с отдельными парламентскими группами, а со всей Верховной Радой. И если проанализировать процедуру принятия бюджета на 2003 год и некоторых правительственных законов накануне Нового года, то увидим: "за" голосовали 350-380 депутатов. Это говорит о том, что наша позиция правильная и работать надо с каждым депутатом ВР. Необходимо искать точки соприкосновения, в частности, при рассмотрении экономических законов.

Мы уже сегодня готовы предложить программу взаимного сотрудничества тем депутатам, которым близки экономические инициативы нового КМ. Думаю, таких парламентариев немало. Что же касается моих непосредственных функций, то их можно сформулировать следующим образом: правительство должно знать настроения, которые царят в сессионном зале, из первых уст. Поэтому для меня совершенно нет различий, к примеру, между Александром Морозом, лидером собственной фракции, или Виктором Ющенко. Если мы хотим, чтобы ситуация изменилась к лучшему, то работать следует именно таким образом.

А получается ли такое взаимодействие с Юлией Тимошенко, которая пытается играть роль лидера ультрарадикальной оппозиции?

— Если помните, то за ряд правительственных законов голосовали и представители БЮТ. Принципиальную позицию занимают разве что коммунисты, хотя с Петром Симоненко я не раз встречался и предлагал ему найти в проекте бюджета-2003 положительные моменты. Иначе получается, что они вообще не воспринимают ни бюджет, ни деятельность правительства… Но я полагаю, что со временем мы найдем взаимопонимание с фракцией КПУ по целому ряду вопросов.

То есть вы хотите себя позиционировать как главного лоббиста правительственных интересов в ВР, не так ли?

— Честно говоря, не нравится мне слово "лоббист". Оно в Украине имеет негативное значение. Поэтому я, скорее, являюсь сторонником изменения системы отношений между правительством и парламентом. Если, конечно, мы хотим, чтобы предлагаемые КМ законопроекты рассматривались и принимались парламентом. Так что с премьером мы решили следующим образом: должны быть определены замы госсекретарей в министерствах, которые будут нести персональную ответственность за работу с профильным комитетом Верховной Рады. На третью сессию мы подаем в парламент 232 законопроекта, и я хочу знать, кто в Кабмине отвечает за их принятие. Эти люди должны непосредственно "сопровождать" документ и в комитете ВР, и во фракции. Причем работать они должны со всеми депутатами, не разделяя их на "наших" и "ваших".

Означает ли такой подход окончательный крах идеи парламентского большинства?

— Думаю, что когда мы проработаем со всеми фракциями не один закон, то выявятся политические группы и отдельные депутаты, которые настроены на конструктивную работу. То есть те, кто способен свои политические убеждения поставить на второй план и сосредоточить внимание на эффективной деятельности в ВР. А те, кто настроен на жесткое позиционирование: дескать, придерживаюсь определенной линии и не отступлю, — скорее всего, будут разочарованы. Не получится действовать таким образом. По крайней мере, в этом созыве парламента. Нынешний состав ВР — самый сильный из всех предыдущих. Однако расклад сил сегодня таков: 200 на 200 плюс пятьдесят "пограничников". Поэтому сейчас говорить о большинстве (как провластном, так и оппозиционном) преждевременно. Следует разобраться: вокруг чего объединяться?

Почему бы не вокруг премьера?

— Последние несколько дней мы с Виктором Федоровичем обсуждаем процедуру рассмотрения программы деятельности правительства. Я не хочу, чтобы в марте мои коллеги-депутаты заявили: а мы не знакомы с программой, — и проигнорировали бы на этом основании ее утверждение. Сегодня нам ничего не мешает совместно с правительством работать над программой КМ. Правительство определяет стратегию развития, а депутаты приходят и высказывают свои предложения и замечания, поскольку мы подписали соглашение о солидарной ответственности. Потом программу должны вынести в парламент, утвердить и дать тем самым правительству возможность нормально работать. Чтобы не получилось, как в конце 2002 года: Кабмин сформировали, а парламент недееспособен, законы не принимаются…

Другими словами, вы рассчитываете, что Верховная Рада утвердит правительственную программу? Имеет ли значение тот факт, что после благополучного завершения этой процедуры парламент в течение года не имеет права "снять" премьера?

— Виктор Федорович — это человек, который не работает только по текущим вопросам. Он всегда подходит к проблеме комплексно. Например, когда Янукович работал губернатором Донецкой области, он выступал за утверждение комплексной программы развития региона. Он отправил соответствующий проект на места, советовался с депутатами, привлекал научную элиту. Иными словами, предлагал эту программу для обсуждения, не опасаясь принципиальной критики. И с приходом Виктора Януковича на правительственный уровень, уверен, ничего не изменится: проект программы деятельности Кабмина будет разослан в регионы. Чем скорее мы поймем, что "источник" наших проблем находится не в Киеве, а на местах, тем скорее сможем исправить ситуацию. И только после этого правительственный документ представят на обсуждение во фракции парламента, а уж затем начнется утверждение. При таком подходе, убежден, программа Кабмина имеет все шансы быть принятой Верховной Радой.

Не секрет, что в Украине фактически началась подготовка к президентской кампании-2004. Как будет в таких условиях вести себя правительство: убеждать всех, что премьер останется работать до конца президентских полномочий Леонида Кучмы, начнет готовить преемника или же формировать базу для единого кандидата от власти?

— Отвечу вам так: Виктор Янукович никогда не устраивается на временную работу. По крайней мере, я такого не помню. Поэтому создается очень серьезная база, изучаются кадровые вопросы. Что касается президентских выборов… На мой взгляд, Янукович пришел на срок, совпадающий с окончанием полномочий главы государства. По крайней мере, когда Президент вносил предложение о премьерской кандидатуре, то оно совпало и с позицией нашей фракции, и с пожеланиями региона, из которого пришел Виктор Федорович. Я считаю, что если начать говорить о преемнике и о президентской гонке, то можно вообще забыть, для чего и кто пришел в Кабмин. Хотя думаю, что уже нынешней осенью начнутся предметные разговоры относительно избирательной кампании и обозначатся претенденты, большинство из которых уже известно. Но не исключаю, что и новые люди могут появиться...

Владимир Васильевич, мы пока говорили о выстраивании новой системы взаимоотношений между правительством и парламентом. А как вы намерены строить работу с администрацией Президента? Может быть, перейдете на работу главой президентской администрации? По крайней мере, слухи о том, что донецкие собираются после Кабмина "взять" и АП, сегодня активно обсуждаются...

— Мы точно не собираемся никого теснить: ни Медведчука, ни кого-то другого. Я думаю, что это авантюра, запущенная с определенной целью.

И вы знаете, кому это выгодно?

— Я считаю, что подобные вещи делаются с целью породить подозрения между главой АП и премьер-министром. Это явная провокация. Очевидно, что кому-то интересно столкнуть в парламенте фракцию Регионов Украины и фракцию СДПУ(о). Знаете, в моей жизни было очень много таких моментов, и я научился абстрагироваться.

А вы планируете как-то объясниться с Виктором Медведчуком?

— Не собираюсь комментировать подобные слухи, а тем более оправдываться, куда-то ходить. Я считаю Виктора Владимировича одним из самых сильных политиков. Это высокообразованный человек, профессиональный законодатель. Он выше этих слухов. Тем более что и Медведчук, и я понимаем: это политика, а в политике еще и не такое бывает. Мы партнеры, две дружеские фракции, которые вместе работают для выполнения обязательств перед избирателями.

Вам не кажется, что подобные "яблоки раздора" специально вбрасываются определенными силами в сессионный зал с целью снизить эффективность работы ВР?

— Я этого не исключаю. Однако конкретные фамилии назвать не могу, даже если у меня и есть какие-то предположения на этот счет.

Как вы оцениваете выражение, что с приходом Януковича в Кабмин, "Украина станет интегрироваться в Донбасс"?

— Ну зачем же так сразу... Конечно, Донбасс сегодня "подтягивается" до общенационального уровня, а не наоборот. Просто многие стали забывать о том, что выходцы из нашего региона работали в структурах власти еще со времен Владимира Щербицкого. Это люди, подготовленные для работы на республиканском уровне. Был период, когда донетчане сдали свои позиции. Наверное, потому, что экономическая ситуация была непростой: забастовки, шахтерские походы на Киев. Я вспоминаю 89-90-й годы: у нас было очень неспокойно, происходил серьезный социальный конфликт между шахтерами и работодателями. Но с 1995 года удалось этот кризис ликвидировать, стали создавать рабочие места, многие нашли себя в рыночных условиях, начали идти инвестиции. Естественно, что без поддержки Виктора Федоровича сами бы мы ничего не сделали. Он встречался с Президентом, с министрами правительства, объясняя ситуацию. В результате к концу ХХ века Донбасс выглядел не хуже других — и по социально-экономическим показателям, и в вопросах культуры, спорта. Мы реализовали все принятые у нас программы. На мой взгляд, нет ничего страшного в том, что представители донецкого региона пришли в правительство. Это не означает, что руководящие должности будут теперь занимать исключительно выходцы из Донбасса. Главный критерий отбора для нас — профессионализм. Хотя, конечно, определенные должности уже заняты.

Владимир Васильевич, вы не чувствуете ревности со стороны днепропетровской или киевской финансово-политической группы?

— Для этого у нас есть Президент, который может остудить тех, кто сильно забегает вперед. Леонид Кучма — это гарант Конституции. А что касается ревности к чужим успехам, так она и пять лет назад была. Есть и сейчас. Главное, чтобы это чувство было здоровым.

Скажите, а в правительстве заметна работа созданной Президентом системы сдержек и противовесов?

— Да, наверное, должны быть какие-то противовесы. Президент же не новичок. Он человек мудрый, прекрасно разбирается в кадрах. Кроме того, и информации у него куда больше… Так что следить за тем, чтобы не было "перекосов" ни в одной из ветвей власти, — это право главы государства. Что касается Азарова, то я хорошо знаю и Николая Яновича, и Виктора Федоровича. И скажу вам, что эта пара очень сильная. И она способна решить многие назревшие проблемы.

Выходит, никаких противоречий между первым вице-премьером и премьером нет?

— Мне бы хотелось, чтобы их и не было.

Слаженная работа этого тандема оправдает еще одно высказывание — о том, что Донбасс "делает президента"?

— Это вопрос очень философский. И у нас он нигде не обсуждается. Сегодня надо сосредоточить внимание на стратегии действий правительства — чтобы его шаги были понятны и руководителям предприятий, и пенсионерам.

А какие шаги планирует сделать правительство? Янукович выплатит всем зарплаты и пенсии, как Ющенко в свое время?

— Нужно пережить зиму. Обеспечить страну газом, население — теплом. Естественно, и о социальных выплатах забывать нельзя.

Судя по вашей концепции, предполагающей работу со всем парламентом, вырисовывается прообраз премьерского большинства в ВР, обеспечивающего работу КМ…

— Нет, скорее, я назвал бы это работой премьера и разумного центристского большинства. Не хотел бы сегодня делить парламент на большинство Владимира Литвина или большинство Виктора Януковича. Это неправильный подход, который как раз и порождает различные авантюрные слухи.

Кстати, а какие отношения складываются между спикером и премьер-министром?

— Председатель ВР и глава правительства не раз встречались, например, когда шло обсуждение и принятие бюджета-2003. Они находили разрешение спорных вопросов, которые периодически возникают в парламенте. Думаю, что показателем их совместной деятельности и является принятие госбюджета страны. Они вдвоем не раз бывали у Президента, общались с ним. Это показатель единства ветвей власти, и, на мой взгляд, Литвин и Янукович понимают всю важность такой демонстрации.

Как же так произошло, что бюджету, принятому в таких сложных условиях, буквально через пару недель угрожает секвестр в размере 3,7 миллиарда гривен? Как премьер будет выходить из этой ситуации?

— Минимальная зарплата на первое полугодие установлена в размере 185 гривен, а со второго полугодия она должна увеличиться до 237 гривен. Президент подписал бюджетный закон и обратился к депутатам, правительству с просьбой обеспечить достижение этих показателей. Цифра 185 не вызывает сомнений — для этого деньги в бюджете есть, и те 1 млрд. 600 млн., предусмотренные для нужд местного самоуправления, как раз пойдут на эти цели. Что же касается увеличения минимальной зарплаты, то впереди первый квартал, нужно проанализировать социально-экономическую ситуацию, изучить имеющиеся возможности и только потом делать выводы. Может быть, экономический прогноз будет настолько благоприятным, что эта планка увеличится и до 250 гривен... Поэтому говорить о какой-то социальной или бюджетной трагедии не стоит. Правительство понимает всю серьезность этого вопроса и отступать не намерено.

А правительство понимает, что своими указаниями Президент взял премьера, скажем так, "на крючок"? Ведь если не удастся выйти на заданные параметры, то отвечать будет премьер, и отвечать своим рейтингом, а то и креслом...

— Я бы не делал таких выводов, потому что когда закон находился у Президента на рассмотрении, то никто не мешал правительству высказать свою точку зрения, привести аргументы о невозможности выполнения некоторых социальных показателей. Решение принято, закон подписан, и его надо выполнять. Опять же резервы в стране есть, и они, если что, будут использованы.

Почему Партию регионов до сих пор возглавляли люди, несколько чуждые Донбассу? Например, сегодня у руля партии стоит харьковчанин Владимир Семиноженко, имеющий весьма номинальное отношение к ПРУ.

— Позволю себе немного напомнить историю создания Партии регионов. Она "рождена" в 1997 году, и до 2000 года ее возглавлял я. Мне же принадлежит инициатива начать объединение и укрепление партии путем объединения в коалицию пяти партийных структур. Это был первый пример партийной консолидации в Украине, попытка отойти от традиций создания партий-клонов. Процесс объединения был очень болезненным, поскольку пять лидеров видели себя вождями новой коалиции. Но мы прошли этот путь. Тогда же я понял: в Донбассе меня уже знают, но не знают в Украине. Поэтому выступил с инициативой передать партию человеку, которого знают в стране. Новым лидером стал Николай Азаров, кандидатуру которого одобрили главы всех пяти структур. Это был первый шаг по созданию центристской партии.

Но однозначно назвать Азарова донецким сложно: он половину жизни прожил в Донецке, а вторую половину — в Киеве. Родственников у него в регионе нет. А что касается Семиноженко... Сегодня вопрос о его замене на политсовете партии не обсуждался. Но в кулуарах партии ходят разные слухи. Но, тем не менее, в марте будет проведен партийный съезд, где все и решится. На ближайшие два года будем ставить перед собой серьезные задачи.

Какова будет роль партий на выборах-2004? Не увидим ли мы снова состязание личностей, а не партий?

— Пока нет закона о партийных выборах в ВР, следовательно, и президентская кампания будет еще ориентирована на харизматических лидеров. Кроме того, отсутствует партия, которая могла бы взять на себя ответственность за происходящее в стране. Хотя со временем мы придем к этому, предварительно "пережив" процесс укрупнения партий.

Вы исключаете, что если Виктор Янукович вступит в партию, то у нас появится партия нового типа?

— Это вопрос дискуссионный. Одни счита ют, что Виктор Федорович должен сегодня возглавить ПРУ. Это мотивируется тем, что все предыдущие премьеры имели политическую силу в качестве опоры. Другие, напротив, говорят, что премьер-министр должен уметь работать со всеми политическими силами, не ограничиваясь определенным партийным набором. То есть расширить люфт для маневра.

Нас не поймут, если мы не спросим о Ринате Ахметове. Кем является Ахметов в Донбассе?

— В Донбассе Ринат Леонидович является одним из крупнейших предпринимателей. Этот 36-летний человек имеет очень светлую голову. Так, как он организовал бизнес, не под силу людям и с большим опытом. Сегодня Ахметов миллионы долларов вкладывает в ФК "Шахтер" и организации, относящиеся к футбольному клубу.

В одном издании, благожелательно настроенном по отношению к Ахметову, было сказано, что он выглядит как человек, у которого есть миллиард. Вот вы много раз встречались с Ринатом Леонидовичем — это заметно?

— Я думаю, что миллиарда Ахметов точно не держал в руках. Но человек он не бедный.

Что вы вкладываете в понятие "донецкий патриотизм"? Есть он вообще, или это миф?

— Есть. Я вам скажу почему: та тяжелая промышленность, которая сосредоточена в Донбассе, работа на шахтах — все это накладывает свой отпечаток на человека. Ты должен в экстремальных ситуациях уметь принимать решения. И то, что мы пережили с 1989 года, — ни одна область через такое не проходила. Меня, например, снимали с работы, а потом через три месяца на выборах большинством опять избирали... И таких моментов в моей жизни было немало. Так что люди из Донецка не склонны к интригам или провокациям — этого в крови нет. А сложность работы в Киеве заключается в том, что следует быть готовым к любым поворотам.

Вы готовы?

— Да.

Беседовали Ирина Гаврилова, Владимир Скачко, Александр Юрчук