Немного о пигмеях

Во время недавних новогодне-рождественских каникул попалась мне на глаза заметка о леденящей душу истории. В джунглях Конго мятежники, оказывается, поедают ни в чем не повинных пигмеев. Поедают, с одной стороны, от голода, а с другой – для острастки. Сначала посылают малышей-пигмеев на охоту (поскольку самим пропитание добывать недосуг), а тех, которые ничего не приносят, жрут. Без соли. Потом страшная новость как-то забылась, а теперь вот вспомнилась. Наверное, начало новых трудовых будней навеяло. И подумалось мне, что злая судьбина пигмеев – яркая иллюстрация того, как уже много лет действует на незрелые африканские умы полученная от европейцев независимость…

Для начала еще немного о пигмеях. Все мы со школьных времен помним, что этот маленький (от силы метр двадцать с головным убором), но гордый народ живет себе где-то в джунглях, к благам цивилизации совершенно не приобщенный. Пропитание себе добывает охотой, страшно радуется при виде пустой жестянки от кока-колы и стеклянных бус. В общем и целом, простые и приятные ребята эти пигмеи. Но сейчас им приходится совсем плохо. Уже четыре года в Конго идет война между проправительственными войсками и несколькими группировками мятежников. Дела повстанцев идут явно не слишком хорошо, а крайними оказались низкорослые охотники. Злые бунтовщики берут пигмеев в плен (наверняка пользуясь превосходством в росте и силе), чтобы те охотились и искали какие-нибудь полезные ископаемые. Но тех, кто приходит назад с пустыми руками, убивают и съедают. Рискну предположить, что иной раз съедают и тех, кто возвращается с руками полными.

В этом смысле страна Конго вообще очень показательна. Именно здесь быстрее всего стерся тоненький слой цивилизации, нанесенный на простые умы африканцев теми, кого в советских учебниках истории с негодованием называли колонизаторами. Но вот ведь какая странная вещь: пока Конго (и другие африканские страны) управлялись европейцами, на континенте наблюдался относительный порядок. Возможно, наблюдался он в первые годы после того, как "колонизаторы" покинули Африку – по инерции. Но постепенно все вернулось к естественному порядку вещей. И теперь командиры повстанцев "майи-майи" поедают половые органы пигмеев, полагая, что это придаст им силы, и носят на себе части тел своих руандийских врагов, считая, что это сделает их неуязвимыми.

Иногда, впрочем, остатки привнесенной цивилизованности принимают совершенно гротескные формы. В том же достославном Конго за кражу пирожных на одном из городских рынков была арестована и приговорена к шести месяцам тюремного заключения утка – обыкновенная, с крыльями и клювом. И был суд, и птицу на полном серьезе посадили в общую камеру, где она через несколько дней умерла. Сокамерники утки попросили тюремное начальство разрешить им почившую птичку приготовить и съесть. Вот тут почему-то странно проявилось то самое чувство гуманизма, которое европейцы пытались вдолбить в африканские головы – тюремщики зэкам отказали, и утку скромно похоронили на близлежащем кладбище.

Ничуть не лучше обстоят дела и в других странах континента. Достаточно вспомнить одиозную фигуру Мугабе, уничтожающего немногих оставшихся в Зимбабве белых фермеров. Или конфликт между племенами тутси и хуту в Центральной Африке в 50-е годы, когда Бельгия утратила контроль над этим регионом. А в 1994 году межэтнические столкновения в Руанде привели к истреблению по меньшей мере 500 тысяч тутси. Многие, наверное, помнят, жуткие кадры, которые показывало телевидение: изрубленные мачете (или как там оно в Африке называется) трупы женщин и детей. Или постоянные убийства на религиозной почве в Алжире. Да много чего можно вспомнить.

Как мне кажется, в свое время европейские колонизаторы поступили крайне опрометчиво. Не тогда, когда захватывали Африку, а тогда, когда из нее уходили. Потому что после их ухода на континенте начался процесс, очень напоминающий обратное превращение Шарикова в Шарика. Самое смешное, что сейчас весь мир, в особенности развитые страны, пожинают плоды своего неправильного решения. Им постоянно приходится помогать постоянно голодающим африканцам деньгами, продуктами и медикаментами, которые все равно не попадают к тем, кому они нужны. Эта история повторяется из года в год и будет повторяться еще очень долго. Пока жители Африки не поймут, что кушать соседа, даже если очень хочется есть, нельзя. И рубить топорами женщин из другого племени тоже нельзя. Беда лишь в том, что сами они поймут это очень не скоро.

В заключение еще чуть о пигмеях. Несколько месяцев назад в Бельгии устроили шоу: группа, состоящая из десяти маленьких африканцев, жила и выступала в парке-заповеднике. Они демонстрировали всем желающим образ жизни своего племени, показывали видеоматериалы, играли на музыкальных инструментах и танцевали. Таким образом устроители дела пытались собрать пожертвования для камерунских пигмеев, чтобы вырыть колодцы и построить школы и больницы. Но тут вмешались правозащитники и африканские иммигранты, назвавшие проект "расистским и унизительным". Шоу прикрыли. И кому, скажите, от этого стало лучше? Кстати, сами пигмейские участники действа вовсе не считали себя жертвами расизма – им в Бельгии очень нравилось.