Перерыв на год. Новый

Писать в канун Нового года о политике – занятие не самое благодарное. Настроение у большинства (не парламентского) праздничное, все бегают по магазинам в поисках подарков и по елочным базарам в поисках елок. На сайты заходят только для того, чтобы отыскать полезную в эти дни информацию – где и с кем встретить год Черной козы, куда податься в новогоднюю ночь, сколько будет стоить такси от Крещатика до Харьковского. Большой популярностью пользуются эротические и кулинарные интернет-издания, что, в общем-то, понятно. Зато политическая жизнь замирает. Парламент взял тайм-аут, президент подвел итоги года, обрисовав в общих чертах своего преемника, а глава правительства любовно переворачивает страницы текста принятого на 2003 год бюджета, иногда натыкаясь на закладки с портретом Петра Порошенко.

Одно успокаивает: есть жизнь и после праздников. Сколько нужно нормальному человеку, чтобы выпить водки, наесться на весь год вперед салатом "Оливье" и пересмотреть все телевизионные программы от "Телепузиков" до "Голубого огонька"? Дня три, ну пусть пять. А страна отдыхает все восемь. Так что когда вы, одурев от праздничной суеты, врубите комп и зайдете на сайт "Версий", все написанное сегодня будет актуальным. Правда, придется активизировать некоторые участки головного мозга, ответственные за логическое мышление, но накануне выхода на работу это даже полезно. Предлагаем вам для начала простенький тест.

Что общего между Владимиром Литвиным и Виктором Януковичем? На первый взгляд – ничего. Настолько, что стать участниками игры "найдите 10 отличий" с первого раза им не удастся. Первый – кабинетный ученый, невысокий человек со сдержанными манерами и тихим голосом. Второй – бывший хозяин области, громогласный, двухметрового роста мужчина, как говорится, в полном расцвете сил. И все же есть кое-что, сближающее этих людей. И тот, и другой под конец сложного политического года нашли в себе силы порвать "пуповину", связывающую спикера и премьера с родовой "оболочкой" – парламентским большинством. Этому предшествовал сложный эволюционный путь, но все закончилось хорошо. Впрочем, обо всем по порядку.

Прогресс Литвина. Когда Владимир Михайлович пришел в парламент (такое с ним случилось в первый раз, потому что до этого депутаты ходили к нему в администрацию президента), он растерялся. Настолько, что стал сразу проситься назад в АП. Но созданное волевым усилием большинство сыграло жестко и технично: с минимальным перевесом в 226 голосов Владимир Литвин был избран спикером и занял подобающее ему место в президиуме. Долгое время с этим фактом не хотели мириться ни свои, ни чужие. Первые злорадно потирали руки после каждой оплошности главы ВР и не спешили его защищать, когда вторые (то есть оппозиция) в извращенной форме третировали нового спикера. Например, Александр Мороз несколько раз издевательски предлагал Литвину брать уроки спикерского мастерства у более опытных ветеранов президиума. Естественно, не бесплатно. Но Владимир Литвин с негодованием отверг это предложение. Тут на содержание собственной фракции наскрести не получилось…

Однако потом все как-то "устаканилось": мегафракция "За Еду" распалась, сформировались группы по интересам, и всем стало как-то не до главы парламента. Тем более что наметились куда более интересные занятия, чем "ликвидация" спикера сразу после назначения. Народ увлекся более перспективными вещами, как то: формирование устойчивого парламентского большинства, создание коалиционного правительства и утверждение нового премьера. Во время этих сакральных, скажем прямо, действий Владимир Михайлович не играл заметной роли. Но его час пробил, когда в ВР сложились предпосылки для организации новой "бархатной революции". Главными трофеями стали парламентские комитеты (20 штук), "по недоразумению" доставшиеся оппозиции, и пост главы НБУ. Волевым решением "большевики" (232 человека) подписались за перераспределение власти в Верховной Раде. Сергею Тигипко достался Нацбанк, всем остальным – посты в руководстве ВР.

Однако, как выяснилось, оппозиция, которую столь нехитрым способом лишили средств к политическому существованию, была против. "Четверка" (КПУ, СПУ, "Наша Украина" и блок Тимошенко) поставили под сомнение прозрачность голосования и потребовали ревизии результатов. В противном случае угрожали блокировать работу парламента и даже привели угрозу в исполнение. И вот тут Владимир Литвин понял: или сейчас, или никогда. Он сформулировал условия мирного договора, в результате которого НБУ оставался лидеру "трудовиков", а на передел комитетов был объявлен мораторий. В итоге Владимира Михайловича чрезвычайно полюбила оппозиция. Некоторые товарищи, вроде Юрия Кармазина, готовы ради него на многое. На очень многое. Даже интегрироваться в ПБ, если у Владимира Михайловича будут неприятности. А они будут. Все-таки спикер нарушил правила игры – вышел за рамки. Парламентского большинства. Стал ли он теперь менее зависимым от политической воли 232 депутатов? Скорее да, чем нет.

Но вопрос, что будет делать Владимир Михайлович дальше, остается актуальным. Во-первых, ему необходимо подумать, о взаимоотношениях с большинством вообще, и фракцией эсдеков в частности. СДПУ(о), как известно, не слишком довольна предновогодним распределением ролей и даже собирает подписи за отставку главы ВР. Во-вторых, нужно вновь вернуть доверие президента, который уверен в том, что "Вольдемар" не тем подносит патроны. А, кроме того, вы читали об основных приметах будущего сменщика Кучмы? К Литвину это описание явно не подходит, поскольку включает черты типичного представителя партии власти. Таких уже на сегодняшний день насчитывается штуки три-четыре.

Владимир Михайлович отступил от шаблона: он несколько дистанциировался от "большевиков" и частично вторгается в электоральную зону оппозиции. Иными словами, во время предвыборной кампании у Литвина будет больший арсенал, чем у других, поскольку он получает возможность использовать не только традиционное административное оружие, но и нетрадиционные (оппозиционные) приемы. Я не говорю, что оппозиция сделает Литвина своим знаменем, но на роль "отрядного флажка" он подходит хоть сейчас. Однако, сближение с "меньшевиками" (в парламентских рамках) имеет и свои недостатки. Участие оппозиции в регулярной парламентской жизни уже сегодня демонстрирует конституционный потенциал ВР. Что это значит? Только то, что пора выходить на высший уровень и вносить изменения в Конституцию, рекомендованные президентом еще 24 августа сего года. Без этого никак.

Ловушка Януковича. Виктор Федорович трудится в Кабмине совсем недавно. Его приход стал возможным после напряженных переговоров с оппозицией (в частности, с фракцией "Наша Украина"), которая отказала донецкому губернатору. После этого Виктору Федоровичу дали понять: никуда он не денется от конструктивного сотрудничества с парламентским большинством, которое, собственно, и помогло Януковичу приобрести премьерский статус. Возникла "парламентская зависимость" нового премьера. Конечно, это не так страшно, как алкогольная, но нечто похожее все равно есть. По части неприятных ощущений.

Первым таким ощущением для кабинета Януковича стало непринятие закона об отмывании "грязных денег" в разгар квазиреволюции в ВР. В результате решительных действий "меньшевиков", продиктованных отчаянием от потери комитетов, правительство получило первый чувствительный удар: перспективу введения международных санкций против Украины. Следующим вопросом в повестке дня значился бюджет-03. В новой, правительственной редакции, после отмены второго бюджетного чтения пакетным голосованием ПБ.

Напомним, что суть проблемы состоит в том, что бюджетный пункт был включен в комплекс мер, с помощью которых предполагалось удерживать ПБ в рабочем состоянии. Иными словами, во время "бархатной революции-2" "большевики" не только утвердили Тигипко главой НБУ, перераспределили комитеты, но и отказались от парламентского варианта бюджета, фактически уже принятого. Теперь надо все начинать сначала, а как это сделать, если далеко не все представители ПБ согласны с правительственным вариантом распределения финансовых потоков? Собственно говоря, принятие бюджета до нового года – это дань традиции, не больше.

Например, Павел Лазаренко прекрасно обходился без таких тонкостей. Виктор Федорович тоже мог бы обойтись, но, как говорится, "положение обязывает". Тем более что периодически необходимо обеспечивать поддержку ВР некоторым инициативам правительства. Опять же программа Кабмина, которая, если правильно с ней обращаться, дает гарантии годичной неприкосновенности премьера. Поэтому Виктор Янукович расширил сферу своего влияния на парламент: после предшествующей утверждению бюджета ночи они с Петром Порошенко (опять глава бюджетного комитета) поняли друг друга. Процесс договоренностей был скрыт от посторонних глаз, но некоторые товарищи утверждают, что, кроме фразы "Ты меня уважаешь?", из-за двери доносились реплика типа "Побойся бога, Петр, я же все-таки премьер" и "Виктор Федорович, вы можете на меня рассчитывать".

Иными словами, после принятия бюджета можно говорить о формировании пропремьерской коалиции в извращенной форме: почти весь состав парламента, за исключением коммунистов и объединенных социал-демократов. Прочность этого объединения Виктору Януковичу предстоит испытать в феврале, когда будет вынесена программа деятельности правительства. Поддержат ее все те же 350 депутатов, или…? А то будет очень странно видеть, как Виктор Ющенко своими руками кует президентское счастье премьеру Виктору Януковичу…

В общем, есть над чем задуматься сильным мира сего после новогодних празднеств. Как быть? С кем дружить? Против кого? Когда наступит 2004 год – по календарю или, может быть, раньше? И что для этого надо сделать? Ответы на эти вопросы не стоит искать в гороскопах, которых перед Новым годом публикуют все, кому не лень. В том числе и мы, потому что являемся чрезвычайно трудолюбивыми и преданными своему делу. Одна только убедительная просьба: если под прогнозом на 2003-й год будет стоять подпись "Андрей Явецкий" или, что еще хуже, "Виктор Дмытрык", срочно перегрузите компьютер. А то и вовсе найдите себе другую страницу. Честное слово, так будет лучше. Для всех.