Ходок в ВТО

Назначение Валерия Хорошковского министром экономики и европейской интеграции — не только результат создания коалиционного большинства, но и пример прихода предпринимателей во власть. Бизнес стремится влиять на формирование экономической ситуации, устанавливать свои правила игры и лоббировать личные интересы. Что касается самого Хорошсковского, то возглавляемое им министерство, по словам первого вице-премьера Николая Азарова, должно стать штабом не только экономической, но и многих других реформ. Что, безусловно, обязывает Хорошковского эти штабы достойно возглавлять.

Вы уже подвели первые итоги уходящего года. Действительно ли страна заканчивает год с дефицитом бюджета, или же секвестр, проведенный Минфином летом, сгладил ситуацию?

— Одно из основных достижений правительства в этом году является то, что на протяжении всего года отмечался растущий профицит бюджета. По оперативным данным, за 11 месяцев профицит составил 2,9 млрд. грн. Но в четвертом квартале профицит, скорее всего, будет незначительным, потому что в текущем году правительство увеличило социальные выплаты, например, пострадавшим вследствие Чернобыльской катастрофы и другим категориям населения.

То есть дефицита нет, несмотря на то, что даже с поправками закон о госбюджете-02 предусматривается дефицит в размере более 4 млрд. грн.?

— Действительно, законом о госбюджете на 2002 год даже с учетом изменений, внесенных 28 ноября, признан дефицит в размере 4,1 млрд. грн. И все же в этом году мы планируем получить профицит порядка 1 млрд. грн. И это, несмотря на то, что доходная часть бюджета в этом году постоянно не выполнялась. По итогам 11 месяцев недовыполнение составило 1,15 млрд. грн. В частности получено только 10% запланированной на год суммы от приватизации госимущества. Кроме того, для финансирования бюджета предусматривалось получить порядка 3 млрд. грн. внешних кредитов, но Украина этой суммы не получила. Ситуация осложнялась и тем, что одновременно необходимо аккумулировать деньги для выполнения обязательств по госдолгу. За 10 месяцев мы уже потратили на эти цели около 12 млрд. грн. бюджетных денег. При таких условиях приходится считать каждую копейку в государственной казне. Поэтому секвестр расходной части бюджета, который был применен в текущем году Минфином, является адекватным решением в этой ситуации.

Насколько оправданным инструментом является сокращение расходной части бюджета? Есть ли иные способы выполнения бюджета будущего года? Изменится ли подход министерства к выполнению бюджетного задания? В частности, будут ли заложены в доходную часть бюджета и как будут реализованы средства от приватизационных продаж?

— На мой взгляд, копейку можно беречь и другим способом. Необходимо сменить структуру бюджетных расходов. Государственный бюджет должен финансировать конкретные цели и программы, а не учреждения. И в этой связи работа правительства заключается в том, чтобы уделить внимание расходной части бюджета — на что расходуются деньги, которые собираются с налогоплательщиков. С другой стороны, необходимо обеспечить соответствующие поступления в бюджет. И тут мы уже переходим в плоскость налоговой реформы. Назову несколько фактов. Среднемесячный прирост налогового долга в текущем году составляет около 800 млн. грн., из которых почти 600 млн. грн. приходится на топливно-энергетический комплекс. Только за первое полугодие 2002 года льготы в налогообложении были предоставлены каждому шестому (!) плательщику налогов. Более 40% предприятий работали убыточно. Поэтому одно из самых важных заданий Минэкономики будет заключаться в том, чтобы научить граждан платить налоги. Но это не означает, что налогоплательщик станет "дойной коровой". За те деньги, которые граждане выплачивают в казну, они должны получить от государства адекватные услуги, знать, на что тратятся бюджетные средства. Если это произойдет, я уверен, что у налогоплательщиков не будет возникать желание уклоняться от налогов.

Что касается приватизационных поступлений, то я считаю, что расходная часть бюджета должна базироваться на сдержанном прогнозе доходов. Поступления от приватизации как таковые относятся к рискованным статьям дохода. А в мировой практике бюджетные расходы никогда не планировались с учетом рискованных поступлений. Мы должны знать, на что тратим приватизационные средства, когда они поступают, но мы не можем на их основе планировать необходимые траты. В этом заключается наш базовый подход к формированию и выполнению государственного бюджета на 2003 год.

Кстати, о ТЭК. В 2002 году Украина превратилась из импортера в экспортера нефтепродуктов. Валерий Иванович, намерены ли вы стимулировать развитие экспорта украинской продукции?

— Экономическое развитие страны и наполнение государственного бюджета в нынешних условиях в значительной мере зависит от уровня государственной поддержки экспортно-ориентированных отраслей производства. Это, прежде всего, создание благоприятного торгового режима украинским экспортерам, проведение мониторинга договорно-правовой базы. Учитывая, что отечественное экономическое законодательство находится в состоянии адаптации с законодательством Европейского Союза и согласования с нормами ГАТТ/ВТО, в частности Договором о субсидиях и компенсационных способах, главной составляющей стимулирования экспорта является реформирование финансовой поддержки экспорта путем постепенного прекращения субсидирования отдельных отраслей экономики Украины. Первый и основной шаг — принятие Верховной Радой законопроекта "О государственной поддержке страхования и кредитования экспорта", который предусматривает применение современных, признанных ВТО и ЕС финансово-кредитных технологий внешней торговли и позволит экспортировать отечественную продукцию на условиях товарного кредитования под государственные гарантии правительств стран-импортеров.

Но в экспортной политике государства имеется и ряд других проблем. Например, проблема возмещения НДС. В России эту проблему сделали менее острой за счет снижения таможенных ставок. Целесообразно ли для Украины перенять такой опыт?

— Действительно, обеспечение своевременного и полного возмещения НДС — особенно острая проблема. Несвоевременное бюджетное возвращение налога его плательщикам отвлекает оборотные средства предприятий-экспортеров. Только с начала этого года не возвращенная сумма налога с просроченным сроком возврата выросла почти на 17%. Правительство работает над усовершенствованием действующего механизма взимания и возврата налога. Уже разработан и внесен в Верховную Раду соответствующий законопроект. Предложенный правительством механизм в первую очередь обеспечит финансовый источник возмещения путем улучшения порядка поступления НДС в бюджет и упреждения уклонения плательщиков от выплаты этого налога. Что касается российского опыта смягчения проблемы за счет снижения таможенных ставок, то такой подход не будет эффективным для Украины. Размеры таможенных ставок не являются существенной причиной появления бюджетной задолженности по возмещению НДС экспортерам.

Не совсем согласен, ведь от размера таможенных ввозных ставок зависит и величина статьи, из которой возмещается НДС. Или, например, если НДС при экспорте не взимается, то его и не надо возвращать…

— Величина ввозной пошлины действительно влияет на сумму НДС, которая принимает участие в формировании бюджетного возмещения НДС, потому что налог при импорте насчитывается на таможенную стоимость товаров с учетом ввозной пошлины. Но давайте вспомним, что со значительной части импортных товаров налог не взимается из-за действующих режимов свободной торговли и установленных льгот для отдельных отраслей и территорий. Только нефть и газ, которые ввозятся в Украину без уплаты таможенной пошлины, в структуре импорта сегодня составляют порядка 40%. Отсюда наибольшими составляющими, по которым у экспортеров возникают требования к бюджету, составляют суммы НДС, которые уплачены за приобретенные энергоносители.

Кстати, ВТО, куда Украина так стремится вступить, требует снижения ставок ввозной пошлины. Готова ли к этому украинская экономика с точки зрения конкурентной способности отечественных товаров?

— Украина уже их снизила. Ныне большинство ставок ввозной пошлины не превышают 25%. Но вступление в ВТО несет стране ряд преимуществ, на двух из которых следует остановиться более подробно. Во-первых, мировой опыт показывает, что вступление в ВТО играет исключительно позитивную роль в развитии экономики стран, помогая притоку иностранных инвестиций. Например, Эстония стала членом ВТО в 1999 году, после чего в 2000-2001 годах ВВП страны вырос соответственно на 10 и 14%, а объемы иностранных инвестиций — на 50 и 41%. В Болгарии в следующий после вступления в ВТО год объем иностранных инвестиций вырос почти в 4 раза, в Словении — в 2 раза. Во-вторых, либерализация доступа к внешним рынкам помогает уменьшению тарифных и нетарифных ограничений прихода украинских товаров практически на все важнейшие товарные рынки развитых стран мира, а также увеличению валютных поступлений от экспорта отечественной продукции. Безусловно, вступление Украины в ВТО само по себе не решит проблемы антидемпинговых мер к украинской продукции, но как страна — член ВТО Украина сможет эффективнее отстаивать свои права и в случае необходимости использовать возможности предусмотренных ВТО механизмов решения торговых споров. Кроме того, Украина получит режим наибольшего благоприятствования в торговом пространстве стран — членов ВТО, на долю которых приходится более 96% мировой торговли.

Беседовал Олег Гавриш