Новый Азаров

Есть назначения, о которых можно с уверенностью сказать – ошеломляющие. Когда Юрий Кравченко стал херсонским губернатором, это не произвело эффекта разорвавшейся бомбы. Но когда час назад через информационные агентства прошла сенсационная новость о назначении бывшего министра внутренних дел на пост главы ГНАУ, целый ряд политиков и журналистов, считающих себя проницательными, вынуждены были признать: они такого не ожидали. Юрий Кравченко еще раз подтвердил репутацию политика, который не оббивает пороги, выпрашивая себе должность, но и без работы не сидит.

Вертикальный взлет

Мастер спорта по плаванию, электрик Кировоградского завода печатных машин, выпускник Горьковской школы МВД и кавалер ордена Белого орла II степени, Юрий Кравченко сделал самую головокружительную карьеру среди милицейских чинов. Начиная с 1978 года, когда он приступил к работе инспектора Светловодского райотдела внутренних дел и заканчивая апрелем 1986 года – назначением на должность начальника отдела по борьбе с наркоманией в управлении угрозыска МВД Украины, Юрий Федорович не засиживался на одной должности больше года-двух. Повышения по службе и в звании сыпались на кировоградского милиционера как из рога изобилия. Притом, что он всегда был слишком независимым и, по словам сослуживцев, никогда не заискивал перед начальством.

Как бы там ни было, некоторые высказывания молодого замминистра внутренних дел и начальника криминальной милиции (с 1992 по 1994 гг.) намного опережали время. 9 ноября 1993 г. на ведомственном брифинге он заявил, что убийства на заказ будут вытеснять бытовые, но, в отличие от последних, их чрезвычайно трудно раскрыть, а потому проценту раскрываемости суждено снижаться. А 26 января 1994 года Кравченко выступил с предложением создать государственную сеть справочно-информационной службы поиска пропавших без вести (с указанием размера черепа и отпечатков пальцев каждого гражданина). Без этого, дальновидно заметил Юрий Кравченко, поиски "людей-невидимок" будут большей частью бесплодными.

Вскоре после этого выступления, 3 июля 1995 года, Юрий Кравченко стал министром. А в небольшом временном промежутке с 22 декабря 1994-го по июль 1995-го он успел постоять у руля таможни, получив на это "добро" 260 народных депутатов. Интересно, что, придя в новое (для себя и для страны) ведомство, милицейский генерал обнаружил там коррупцию и некомпетентность, для борьбы с которой в феврале 1995-го создал подразделение по контролю за деятельностью личного состава. И назвал его службой внутренней безопасности. Есть мнение, что, возглавив налоговую, генерал Кравченко уделит должное внимание таким вопросам, как недобросовестность, некомпетентность или наличие меркантильных интересов, которые изредка встречаются у отдельных сотрудников фискальных органов. Не исключено также, что на новой работе Юрий Федорович задействует свой (без преувеличения) уникальный способ перевоплощаться в простого гражданина и узнавать особенности работы подчиненных на личном опыте.

Как воспитывать подчиненных?

Работая журналистом в ведомственном милицейском издании, я слышала много рассказов о неординарных поступках Юрия Федоровича от тех, кто непосредственно участвовал в его "экспериментах". Почти легендарной стала история с ночным появлением министра в Дебальцевском горотделе милиции. Немного распустив галстук и примяв пиджак от Воронина (где он обычно "обшивается"), Кравченко заявил дежурному, что он пострадавший, и попросил помощи в задержании мифического грабителя. Дежурный то ли "балакав по телефону з кумою", то ли ложился спать, но неизвестного гостя, в котором так и не узнал министра, просто выставил вон (в грубых выражениях). А когда тот стал настаивать на заявлении, попытался огреть дубинкой. Только вовремя вбежавшие замы министра остановили разбушевавшегося милиционера, которого министр немедленно и уволил.

Кроме этого нашумевшего приключения, было еще несколько, по ряду причин не преданных огласке. Например, как-то, по слухам, Юрий Федорович захотел проверить бдительность ГАИ и поехал впереди кортежа на объявленной в розыск краденой иномарке. Естественно, его никто не задержал: одни посты по халатности, другие – за "гонорар". Самое забавное, что ехавшие сзади полковники и генералы тут же отбирали у горе-гаишников "кравченковские десятки" и оформляли протоколы на провинившихся. И такие проверки министр устраивал довольно часто. Последняя из них – внезапное появление президента на ялтинском базаре, когда опешившее городское начальство не успело организовать "потемкинские деревни" и народ всласть пообщался с Леонидом Даниловичем, – тоже дело рук Кравченко.

Превратности политической судьбы

Жизнь полна парадоксов. К моменту отставки Юрий Кравченко стал одним из самых влиятельных и приближенных к первому лицу государственных деятелей. Никто, собственно, и не понял до сих пор, каким образом Юрию Федоровичу удалось так себя зарекомендовать: опровергая утверждение, что незаменимых министров не бывает, он стал, по сути, почти незаменимым. Некоторые знатоки дворцовых тайн утверждают, что все дело в личной симпатии, которую молодой, острый на язык и находчивый министр вызывал у главы государства. Немудрено, что при такой резвости шеф правоохранительного министерства довольно быстро обзавелся надежными недругами.

Что же касается собственно истории отставки непотопляемого министра, то, по официальной версии, причинной стали события 9 марта 2001 года в Киеве, когда милиция побила демонстрантов возле памятника Т. Шевченко, а потом вылавливала студентов-дебоширов на киевском вокзале. Но, с другой стороны, непонятно, почему в таком случае новым министром назначили начальника столичной милиции Юрия Смирнова, под командованием которого и проводилась операция отлова на вокзале, тогда как Юрий Кравченко в каске и с пластиковым щитом стоял в оцеплении и сдерживал разбушевавшихся камнеметателей из оппозиции. И вообще, отставка состоялась во время президентского отпуска, в жаркую летнюю пору, и выглядела столь же неожиданной, как и последовавшее затем назначение в Херсон губернатором: пробыв на этой должности совсем недолго, Юрий Федорович ушел добровольно, поняв, что это "не его".

И вот, после длительного пребывания в тени, он становится руководителем самой мощной государственной структуры с надзорными функциями. Структуры, по влиянию, информированности и значению для жизнедеятельности государства не имеющую себе равных среди органов власти. Даже после подчинения ГНАУ минфину (которое, скорее всего, состоится после внесения соответствующих изменений в систему построения государственного аппарата), она сохранит свою ключевую роль. А, значит, и роль главы ГНАУ останется тоже ключевой, даже если к названию его должности добавится словосочетание "госсекретарь минфина".