Жадина Нацбанк

Все тайное рано или поздно становится явным. И мотивы внезапной отставки с поста председателя Совета НБУ советника президента по экономическим вопросам Анатолия Гальчинского тоже начали проясняться. Собственное расследование "Версий" показало, что главным двигателем ротации было не столько желание освободить кресло для Владимира Стельмаха, сколько подписанный Гальчинским документ, который мы можем продемонстрировать нашим читателям…

Теоретическое отступление

Прежде чем перейти к проанонсированному выше документу, необходимо пояснить, в чем суть проблемы. Не секрет, что Нацбанк всегда был самым богатым государственным учреждением страны. "Кошторис" в миллиард гривен – для него обычное дело. А ситуация с доходами традиционно покрыта мраком неизвестности, поскольку Нацбанк, согласно профильному закону, не является налогоплательщиком и не подлежит проверкам со стороны ГНАУ. В том же, что у главного банка страны доходы, по меньшей мере, заслуживают внимания, сомневается только наивный.

Основные доходы НБУ зиждутся на процентах по операциям с ценными бумагами, валютой, с предоставленными коммерческим банкам кредитами. А также комиссионными от инкассаторской службы, предоставления услуг национальной платежной системы, расчетно-кассового обслуживания, торговых операций, продажи банковской продукции, управления кредитными линиями и печатания денег.

Кстати, о деньгах. Сотрудники Счетной палаты уже давно пытаются подсчитать, например, прибыль от выпуска денег, продажи юбилейных монет (в среднем ежегодно только по международным контрактам их реализуется на $100 тыс.), изготовления голограмм и так далее. Но закон "О государственной тайне" (ст.6 п.2) не допускает такого любопытства.

Вместе с тем, по мнению специалистов, с 1994 года, когда была введена в действие Банкнотная фабрика НБУ, а затем создан Банкнотно-монетный двор (БМД), банк заработал колоссальные деньги на (простите за тавтологию) печатании денег. Дело в том, что сеньоральный доход, то есть разница между стоимостью изготовления денег и реальной ценностью, приобретаемой за номинал (с учетом изъятия из оборотов ветхих купюр и за вычетом инкассаторских расходов), составляет по разным подсчетам около 200-300 млн. грн. в год. И эти доходы остаются Нацбанку, а не переходят в бюджет, в то время как во многих странах монетные дворы находятся в распоряжении минфина либо правительства и платят налоги. Но это еще не все.

По 23 тыс. на душу

Изучать перечень расходов Нацбанка на будущий год нужно с калькулятором в руках: так гораздо интереснее. Например, берем одну из самых затратных статей – "Содержание персонала" – и видим цифру 230 млн. грн. Делим ее на приблизительное количество работающих в системе НБУ (плюс-минус 10000), и получаем ежегодный доход каждого 23 000 грн. Доход, конечно, средний как пресловутая температура по больнице. Тем не менее, даже, если предположить, что местные "низы" получают по 10 000 грн. в год, это резко контрастирует с общим уровнем зарплат не только госслужащих, но и по стране в целом.

Надо сказать, Владимир Стельмах не кривил душой, когда доказывал, что персонал НБУ крепко затягивает на себе пояса: в 2002 году административные расходы на каждого сотрудника достигают 37 тыс. грн. ($6,8 тыс.). Не хило, ребята. Причем, заметьте, что все эти расходы ВЫПОЛНЯЮТСЯ. Это вам не помощь матерям-одиночкам по 5 грн. в месяц, которая не выплачивается годами. Тут люди с деньгами работают.

К слову, если вы думаете, что беды бюджета и доходы Нацбанка – это абсолютно разные вещи, то смею с вами поспорить. Например, в текущем году наибольшие доходы НБУ получает в виде процентов. А знаете, кто ему платит самые большие суммы процентов? Государство в лице минфина. Например, около 1,5 млрд. грн. (75% всех доходов) в качестве платежей по гособлигациям. И когда минфин не вовремя платит, Нацбанк очень возмущается.

Хотя, с другой стороны, можно было бы повозмущаться на тему такой статьи расходов НБУ, как создание резервов под выданные кредиты комбанкам и прочим организациям. Проще говоря, "невозвращенки". В основном это кредиты, выданные банкам, которых или уже нет, или очень скоро не будет. Львиная доля таких кредитов приходится на банк "Украина", и у журналистов не раз возникал нескромный вопрос: ведь кредиты "Украине" были обеспечены зданиями этого банка? Не так ли? Почему бы тогда Нацбанку не продать здания, оформленные в залог?

К чему мы все это ведем? К тому, что, согласно закону, в бюджет перечисляется сумма превышения доходов НБУ над расходами. Скажем, в текущем году НБУ должен перечислить в госбюджет 200 млн. грн., которые будут направлены на техническое переоснащение угледобывающих шахт (160 млн. грн.), санаторно-курортное оздоровление инвалидов (5 млн. грн.) и обеспечение их протезно-ортопедическими изделиями (35 млн. грн.). Что же касается будущего года, то в проекте бюджета на 2003 год содержатся требования к Национальному банку перечислить в казну 700 млн. грн.

Как только появилась эта цифра (еще в первом чтении), Владимир Стельмах созвал пресс-конференцию и заявил, что выполнение записанного является абсолютно нереалистичным в связи с отсутствием у его ведомства прибыли в нынешнем году. "Я не могу заплатить, коль у нас этого нет, даже если это предусмотрено в проекте госбюджета", – с надрывом в голосе сказал Владимир Семенович.

Замечу, что в проекте госбюджета-2003 средства от НБУ должны быть переданы для выплат в счет компенсации вкладов в "Ощадбанке" (500 млн. грн.) и пострадавшим от Чернобыльской катастрофы (200 млн. грн.). Если Нацбанк не даст денег, то вкладчики "Ощадбанка" (те самые дедушки и бабушки, выстаивающие сутками под дверями "сберкасс") получат "шиш".

Но по причине неосведомленности в вопросе "Кто виноват?" будут поносить президента и правительство. А правительство этого не хочет. В особенности новый министр финансов, первый вице-премьер Николай Азаров, ответственный за наполнение государственной казны. Вот и пошел Николай Янович к президенту, прихватив с собой этот документ…

Апофеоз жадности

В соответствии со ст. 9 Закона "О Национальном банке" смету доходов-расходов НБУ утверждает Совет Национального банка, всего лишь информируя Верховную Раду о сальдо доходов-расходов для включения соответствующей суммы в проект Госбюджета. Решение Совета НБУ, утверждающее "кошторис", подписывает его председатель (единолично). После чего оно становится документом, с которым трудно поспорить даже Конституционному Суду. Решение Совета НБУ от 10 сентября 2002 года № 14 (смотри приложение) содержит два ключевых пункта: первый и последний.

В первом сказано: "Утвердить смету доходов и расходов Национального банка Украины в 2003 году по доходам в сумме 1 281 800 тыс. грн. и по расходам – 1 281 800 тыс. грн.".

В последнем, шестом отрезюмировано: "Информировать Верховную Раду Украины и Кабинет министров Украины о том, что согласно смете доходов и расходов Национального банка Украины на 2003 год сальдо сметы является нулевым, что исключает возможность участия Национального банка Украины в формировании Государственного бюджета Украины на следующий год". То есть денег нет и не будет. И подпись Анатолия Гальчинского.

Говорят, о решении своего советника сыграть на стороне Стельмаха в политическом спектакле "не дадим бюджету не копейки" Леонид Данилович узнал от Николая Яновича – во время разговора перед назначением главного налоговика на должность первого зама Януковича. Узнал, и воспринял, по меньшей мере, как предательство интересов государства. Да тут и Янович, опять же, по конфиденциальной информации, подлил масла в огонь и показал сделанные спецами налоговой подсчеты. Которые практически утвердили первое лицо государства во мнении, что лишние деньги у Нацбанка имеются. Но он их умышленно тратит на себя, чтобы не делиться с минфином. А Гальчинский, поставленный для контроля за подобными вещами, вместо того, чтобы доложить о происходящем в кабинете на четвертом этаже Банковой, безвозмездно (или небезвозмездно) подмахивает решение, позволяющее НБУ жировать за счет остальных.

Таким образом, подпись Гальчинского на решении Совета НБУ № 14 фактически приравнялась к подписи на заявлении "по собственному желанию", последовавшем незамедлительно. А у Азарова появился шанс немного полечить главный банк страны от жадности. Судя по всему, лечение будет болезненным. Для обеих сторон.

Решение Совета НБУ № 14