Посттеррористический синдром

Синдромы бывают разные. Есть, к примеру, "стокгольмский синдром", когда захватчики (например, террористы) и захваченные после некоторого совместно проведенного времени в душном прокуренном помещении начинают чувствовать себя единым целым. Кроме того, существует синдром открытого пространства (акрофобия), которое хорошо просматривается в оптический прицел снайперской винтовки. Например, в прошлом месяце половина американского населения обнаружила у себя признаки этой самой акрофобии и перестала пускать своих детей в школу.

В результате титанических усилий тамошних спецслужб снайпер-маньяк, естественно, оказавшийся фанатиком "Аль-Кайеды", был задержан в момент, когда собирался подстрелить очередного беззащитного ребенка, а, может быть, его родителей, мирно направляющихся в ближайший супермаркет. Но вот что странно: после того, как полиция сообщила, что можно больше не бояться и выходить на улицу без бронежилета, все и закончилось. То есть ЦРУ и прочие структуры не стали вдруг пачками отлавливать мужчин с типичной внешностью янки и выявлять у них отдельные фрагменты к "Remington-700". Более того, в подвалах вашингтонских домов не обнаружились внезапно небольшие арсеналы, заготовленные потенциальными боевиками "на всякий случай".

То ли дело в России. Они там сейчас переживают настоящий посттеррористический синдром. Не все поголовно, конечно, а только отдельная часть населения, которая по долгу службы отвечает за то, чтобы поход на концерт не превращался в газовую атаку. В результате повышенной бдительности спецслужб в России сегодня настоящий бум. То на Казанском вокзале милиция остановит мужчину, а у него оказываются полные карманы тротила. То парочку складов оружия обнаружат чуть ли не в центре столицы… Кстати, в Украине тоже было нечто похожее в разгар президентских выборов-99. После того, как одного из кандидатов в президенты Наталью Витренко ранило осколками самодельной гранаты, выяснилось, что это не пиар-трюк, а самое настоящее покушение. И подобное могло случиться с каждым кандидатом, поскольку чуть ли не каждый второй украинский избиратель держит дома парочку гранат "Ф-5" и прочих пиротехнических приспособлений.

Что можно сказать? После потрясений такого рода все становятся чрезвычайно бдительными. Правда, у россиян эта бдительность стала носить какой-то антиукраинский характер. И гражданин с самодельным взрывным устройством, шляющийся по Казанскому вокзалу, оказался родом из Николаева, и информационные чеченские центры, все как на подбор, сосредоточились в Одессе или Крыму. Наверное, это просто адекватный ответ на разворачиваемую в Украине антироссийскую кампанию. Это неважно, что там говорит по данному поводу генерал Евгений Марчук, у которого, как известно, совершенно особое отношение к Интернету, через который боевики собственно и распространяют информацию. Гораздо важнее, что по этому поводу думают некоторые украинские политики из числа тех, чьи партии являются придатком к рейтингу лидера национально-демократического блока. Давно замечено: терроризм во всех его проявлениях является самым лучшим, действенным "возбудителем" маргинальных движений. Например, стоило боевикам Бараева оккупировать ДК на Дубровке, как тут же возник лидер УНА Андрей Шкиль с предложением о проведении сепаратных переговоров с захватчиками. Потом выдающийся дипломат Геннадий Удовенко предложил парламенту не называть людей Бараева террористами – до выяснения всех обстоятельств. Действительно, может, они таким образом за независимость Ичкерии борются, а мы их сразу в террористы записываем. Ну и, наконец, в Одессе обнаружились листовки, содержание которых явно не имеет ничего общего с мировой антитеррористической кампанией, подписанные лидерами местной организации Руха. Чувствуется, что структуры, которые, казалось бы, давно и надежно "лежат" придавленные рейтингами главного "НУдиста", начали шевелиться. Как всегда отличился Тарас Чорновил, который заявил о возрождении в Украине на легальном основании украинских чеченских информационных центров – в ответ на ноту протеста МИД РФ с требованием "закрыть" все информационные точки чеченских боевиков. Одновременно, боевой отряд Андрея Шкиля сообщил о создании общества "Украина–Чечня", которое для начала займется пикетированием российских дипломатических представительства в Киеве и Львове. Ай, молодца!

Но главная мишень – это Крым, который угрожает национальной целостности Украины. Надо разобраться, что там вообще происходит в плане безопасности и на это время "отделить" АРК. Очень ценное предложение, способное превратить относительно стабильный полуостров в зону военных действий. Просто "вторая Чечня", и ехать никуда не надо. Судя по всему, наоборот, некоторые чеченские друзья унсовцев придут на подмогу, так сказать, в порядке обмена. Надо сказать, УНА всегда отличалась повышенной склонностью к ведению боевых действий. Это является составной частью ее политической философии, как, впрочем, и эпатажные политические "зарисовки". Если верить Шкилю, то сегодня главная задача Украины – укрепление дружбы с независимой Ичкерией. Он даже указал возможное место дислокации "борцов за независимость": юг Украины. В общем, те, кому не хватило места в Панкисском ущелье, сосредоточились в Крыму. Отличная "наводка" для российских спецслужб. Отличный способ политической реанимации для полузабытых структур.

Они хотят как лучше. Рейтинг власти после "успешно проведенной спецоперации" стал расти. Это правда. Мы не будем сейчас рассматривать, из чего в большей мере состоит это явление – из патриотизма или пропаганды. Суть в другом. В том, что украинские политические маргиналы видят во всем этом только конечный результат: повышение политического рейтинга, доверия, узнаваемости. Оказывается, есть чрезвычайно простой эффективный и даже не слишком затратный (по электоральным меркам) путь выбиться в национальные герои, в лидеры, которых узнают не по списку блока "Наша Украина", а просто на улице. Они видят в терроризме иллюзию политического бессмертия.