Суд да дело

На фоне резко стартанувшей "премьериады" проблемы, связанные с выбором нового председателя Верховного Суда, кажутся незначительной мелочью. Как говорится, при чем тут борщ, когда такие дела на кухне? Действительно, пост премьера – это открывающаяся дорога к президентским выборам, поэтому основные политические игроки сосредоточены исключительно на том, как не пролететь мимо кресла, пока находящегося в пользовании Анатолия Кинаха. И только очень немногие понимают, что кресло креслом, а для ведения полномасштабной кампании необходимо получить контроль над третьей ветвью власти – судебной.

Это, можно сказать, одна из главных составляющих успеха будущего претендента, поскольку ВС является достаточно серьезным оружием в борьбе с любыми инициативами оппонентов. Все-таки от Верховного Суда непосредственно зависит предотвращение уголовных преследований против политических деятелей.

И тот факт, что основной претендент на место Виталия Бойко – судья Маляренко – внезапно вышел из игры, только подтверждает: пост главы ВС обладает не меньшим, а может даже большим магнетическим воздействием. Напомним, что 28 октября заместитель председателя Верховного Суда, глава судебной палаты по криминальным делам Василий Маляренко заявил, что больше не претендует на то, чтобы стать "наследником" Бойко. Такое решение его вынудили принять прямые угрозы физической расправы. Кандидату звонили по телефону и "очень конкретно" намекали, что Василий Маляренко и члены его семьи могут сильно пострадать.

Угрозы были настолько реальными, что Генпрокуратура возбудила на этом основании уголовное дело и даже выдала претенденту личную охрану. Сейчас ведомство Святослава Пискуна рассматривает две версии: профессиональная деятельность Маляренко (все-таки человек "сидит" на криминальных делах) и его участие в борьбе за главное судейское кресло. Собственно говоря, "цена" поста председателя ВС так выросла во многом благодаря личности последнего шефа – Виталия Бойко, которого небезосновательно "упрекали" в связях с оппозицией. Верховный Суд сыграл ключевую роль в "деле Тимошенко", вернее в разрешении спора между Юлией Владимировной и Генпрокуратурой. В сложный для экс-вице-премьера "лукьяновский период" Верховный Суд отказался рассматривать протест ГПУ против освобождения Юлии Тимошенко из-под ареста. И фактически реабилитировал леди Ю, признав безосновательными все выдвинутые против нее обвинения. Кстати, этот козырь лидер "БЮТи" чрезвычайно эффектно использовала во время последних предвыборных теледебатов с Инной Богословской и Натальей Витренко. Показателем успеха, в частности, может, служить тот факт, что Тимошенко получила мандат народного избранника, а ее оппонентки – нет. Правда, с майором Мельниченко нехорошо получилось. Даже ВС ничего не смог сделать, чтобы помочь бывшему президентскому охраннику стать народным депутатом по списку СПУ. Но это, скорей, исключение, только подтверждающее правило…

Кроме того, напоследок ВС отличился в уголовном деле, возбужденном судьей Апелляционного суда против президента Украины. Того самого суда, который выносит решения в пользу Тимошенко, периодически конфликтующей с Генпрокуратурой. 15 октября Апелляционный суд продолжил сценарий, заданный во время акций протеста "Восстань, Украина!", организованной оппозицией. На митинге было принято решение о возбуждении уголовного дела против президента Украины, а ровно через месяц оно получило соответствующее правовое оформление. Представление было направлено в Генпрокуратуру, которая опротестовала его в суде высшей инстанции – Верховном. Однако, вопреки ожиданиям, ВС не закрыл президентское дело, а вернул его в Апелляционный суд. Таким образом, "криминальный эпизод", в котором фигурирует имя главы государства, потенциально может иметь развитие. Понятно, что оставлять это дело без присмотра нельзя. Соответственно, напрашивается мысль: необходимо иметь на посту главы ВС доверенное лицо, обладающее стойким иммунитетом по отношению к оппозиции.

В результате наметилась интрига, связанная с борьбой за кресло главного судьи. В роли основного претендента фигурировал судья с тридцатилетним стажем Василий Маляренко, считающийся негласной креатурой одной мощной политической группировки. Кроме того, Маляренко активно лоббировали на эту должность представители генеральной прокуратуры. Это вполне естественное стремление, если учесть, что ВС в течение последнего времени был основным "прокурорским раздражителем": не будет слишком большим преувеличением сказать, что пока Бойко был на посту, ни одному генпрокурору не удавалось чувствовать себя относительно спокойно. Более того, не без помощи Верховного Суда один экс-прокурор перешел на более спокойную работу в парламент. Понятное дело, новый шеф ГПУ Святослав Пискун хочет избежать повторения ошибок и намерен заранее заручиться поддержкой человека, с которым ему придется работать в трудный период, связанный непосредственно с президентскими выборами.

Одновременно выяснилось, что существует достаточное количество желающих, способных испортить "праздник торжества правосудия". И не факт, что этими людьми являются представители оппозиции. В общем, на основании "криминального эпизода", в котором по иронии судьбы фигурирует главный специалист по уголовным расследованиям, можно спрогнозировать возможные сценарии развития событий.

Первый. Предположим, что место, зарезервированное за Маляренко, занимает другой претендент. Все-таки компетентных судей в ВС достаточно. Например, Владимир Стефанюк – временно исполняющий обязанности главы ВС. Считается, что он является не только по должности, но и по духу "наследником" Виталия Бойко. Это означает, что у лоббистов Маляренко возникнут определенные трудности, поскольку данный кандидат – фигура из лагеря, противоположного тому, который "двигал" на пост главного судьи главу палаты уголовных дел. Во-первых, после этого сложно будет спрогнозировать судьбу "антипрезидентского дела". Пока оно находится в подвешенном состоянии. Во-вторых, Генпрокуратура вынуждена будет продолжать тактику осады, а не нападения. А этот стиль, скажем так, не слишком близок Святославу Пискуну, зарекомендовавшему себя активным игроком. Порой даже чересчур активным. В случае же, если шефом ВС становится человек, не слишком близкий к Святославу Михайловичу, его деятельность в отношении потенциальных подозреваемых будет несколько ограничена. Это немаловажно, если учесть, что в скором времени парламенту придется определяться по таким вопросам, как избрание нового премьера или внесение изменений в Конституцию.

В-третьих, у оппозиции появляется гипотетическая возможность продолжать судебное преследование главы государства и раскручивать тему досрочных президентских выборов.

Второй. Допустим, Генпрокуратуре в рекордные сроки удается найти и разоблачить телефонных террористов, угрожавших Маляренко. Скорей всего, какие-то "отморозки" из тех, что звонят в милицию насчет минирования школ. Все-таки звонившие не выдвигали Маляренко никаких требований, в том числе и главного – отказаться от участия в судейском кастинге. Вполне возможно, что под давлением столь неопровержимых доказательств Маляренко согласится вновь стать активным игроком. После случившегося у него даже появляются определенные преимущества. Например, возможность при грамотной пиар-поддержке реализовать план "мужественный судья, несмотря на угрозы, продолжает борьбу".