Миссия Пискуна

Святослав Пискун – первый влиятельный представитель украинской правоохранительной системы, который приглашен в США для встреч на высоком уровне с момента начала "кассетного скандала". Поездка генерального прокурора, с одной стороны, должна познакомить с ним американскую элиту, с другой – дать ему козырь для начала публичной политической деятельности.

Американцы имеют привычку приглашать к себе всех заметных украинских политиков и государственных деятелей на так называемые “смотрины”. В мае 1994-го по приглашению центра демократии и развития Вашингтон посетил Леонид Кучма, ставший спустя пару месяцев новым главой украинского государства. В октябре 1997-го в США гостил экс-премьер Павел Лазаренко (не как коррупционер, а как "интересный представитель оппозиции"). За полгода до этого американцы рассматривали Юлию Тимошенко в качестве перспективного лидера новой оппозиции. А зимой 1998-го – тогдашнего министра экономики Виктора Суслова, который в случае повторного спикерства Мороза имел шанс занять премьерское кресло. В разгар "кассетного скандала" в США побывал его организатор Александр Мороз. Перед выборами 2002 года с подобным визитом – Виктор Ющенко с товарищами по блоку "Наша Украина": уже тогда было очевидно, что блок получит значительный процент голосов избирателей. Всего за годы независимости "смотрины" прошли десятки наших политиков. Впрочем, насколько успешно "прошли" – это вопрос. Перед парламентскими и президентскими выборами эксперты NDI и IRI старательно выписывали политические портреты претендентов. Однако сказать, что какой-то из них слишком нравился донорам и вызывал желание вкладывать в него деньги, нельзя. Собственно, поэтому Леонид Кучма, вопреки прогнозам, сравнительно легко одержал победу на выборах 1999 года, а его, как считалось, основной соперник Александр Мороз даже не вышел во второй тур.

Целью американского интереса всегда был поиск фигуры идеального для Запада и приемлемого для Украины лидера. По странному совпадению, те, кто не проходил "тест по-вашингтонски", незаметно отступали в политическую тень.

Вместе с тем нельзя путать официальные приглашения на высоком уровне с частными поездками депутатов и "общественников" по приглашению различных американских организаций, которые не влияют на формирование политики Госдепа. Чтобы наведаться в гости к майору Мельниченко Григорий Омельченко и Александр Жир, например, делали себе визы через знакомых западных журналистов.

Приглашение Святослава Пискуна можно было бы назвать типичными “смотринами”, если бы не одно обстоятельство. Кроме представительской цели, у вояжа есть сугубо практическая задача – подписать с руководством республики Антигуа и Барбуда соглашение о возврате $100 млн. из денег Павла Лазаренко и погасить пожар "кольчужного скандала". В случае удачи это принесет генпрокурору колоссальные дивиденды. Во-первых, понятно, что американцы никому не делают авансов и подарков, а, значит, появится смысл говорить о наличии у него определенных связей и влияния за океаном. В нынешней "стремной" ситуации, когда мало кто из представителей официальной украинской власти может похвастаться таким "багажом", Пискун становится обладателем замечательного "эксклюзива". Во-вторых, когда Госдеп принимал политическое решение не любить украинскую власть, он не собирался лишать себя возможности иметь во "враждебном лагере" парламентера. На эту роль Пискун, как человек на политическом Олимпе новый, не имеющий "за спиной" скандалов и пока не "засвеченный" в явной симпатии к одной из политических сил, вполне годится. Тем более что в своих действиях он руководствуется принципом "пусть боится кто-то другой". В этом смысле, Святослава Михайловича нетрудно понять: генпрокурор, пожалуй, единственное должностное лицо, против которого Генеральная прокуратура вряд ли посмеет возбудить уголовное дело. Поэтому ему на самом деле почти нечего бояться…

Кстати, не присущая украинским чиновникам смелость является той чертой Пискуна, которая так нравится американцам. Кроме политической пыли, во взаимоотношении двух стран есть и вполне обыденные моменты. Спецслужбы США хотят знать об активности в Украине транснациональных криминальных групп, об их участии в приватизации нашей госсобственности, о контактах с исламскими террористами. Довольно значительное число уроженцев "неньки України", иммигрировавших в США и занимающихся там преступным бизнесом, пряча свои деньги от всевидящего глаза "финансового Интерпола" Egmont group, пытаются, как ни странно, пристроить их в Украине. Любознательные "янки" хотят знать о своих героях все, но получить информацию ни по каналам МВД и СБУ, ни в департаменте финансового мониторинга минфина не могут, поскольку им ничего не дают: либо из-за секретности, либо из-за того, что сбором такой информации у нас никто всерьез не занимается. Наконец, они устали от нашей коррупции, которая не позволяет западным корпорациям развернуться здесь так, как они хотят, и чувствовать себя уютно. С коррупцией тоже никто не борется, а Святослав Пискун вполне мог бы этим заняться всерьез: должностное положение коррупционеров не вызывает у него благоговейной дрожи, как у некоторых других людей в погонах.

И тут идея генерального прокурора создать министерство экономической безопасности (внезапная "утечка" оригинала его письма к президенту на данную тему явно была неслучайной) сможет получить неожиданную поддержку боссов американских спецслужб. А после того, как первые лица ГНАУ – Николай Азаров и Виктор Жвалюк – раскритиковали инициативу бывшего коллеги, у Пискуна появился аргумент предлагать на пост руководителя такого ведомства (если оно будет создано, например, в виде государственного комитета) своего человека. Такого же решительного и смелого, готового устроить образцово-показательный процесс над парочкой высокопоставленных взяточников. Если учитывать, что народ любит, когда чиновников наказывают, борьба с коррупцией может стать первым шагом в блестящей политической карьере генерального…

В принципе, такой процесс необходим еще и в свете возможных санкций FATF: без него западные борцы с отмыванием денег не поверят в серьезность наших намерений. В первую очередь, не поверит в это человек, протекция которого гостеприимно открыла Пискуну двери в Америку. Речь идет о Теодоре (Теде) Гринберге, который 26 лет работал спецпрокурором США по делам коррупции, шпионажа и терроризма, является идеологом создания в 1989 году международной организации Financial Action Task Force (FATF) и остается одним из наиболее влиятельных фигур в американском правоохранительном истеблишменте.

Последняя встреча Гринберга и Пискуна в Киеве в июле этого года, по слухам, была посвящена не только теме борьбы с отмыванием доходов, полученных преступным путем. Но и перспективам организационного обеспечения совместных действий в конкретных уголовных делах, расследуемых в Украине и США. В переводе с дипломатического языка на обычный это означает, что два прокурора договорились помогать друг другу для достижения успехов. Грубо говоря, Гринберг помогает договориться с американской стороной о помощи в возвращении в Украину денег Лазаренко (а в перспективе – и его самого), а Пискун решает волнующие американцев проблемы, о которых сказано выше.

Впрочем, активность майора Мельниченко, а также использование его минюстом США в новом качестве внесли некоторые коррективы в цель визита героя нашего повествования. Фактически он впервые испытает свои способности в роли политического парламентера и (по конфиденциальной информации) попробует убедить американцев создать совместную экспертную группу по исследованию записей Мельниченко. Дескать, один и тот же эпизод украинские специалисты назвали смонтированным, а заокеанские – аутентичным. Обе стороны в свете их нынешних отношений заинтересованы каждый в своем выводе экспертов. Но если они будут работать вместе, из их выводов уйдет политический налет. Говорят, что для обоснования подобной инициативы Украине понадобилось дополнительное время, и именно это обстоятельство задержало приезд Святослава Михайловича в США на три дня. Не знаю, соответствует ли такая информация действительности. Также не могу предсказать, насколько удачной будет миссия Пискуна как для него самого, так и для государства в целом: об этом мы узнаем через пару недель, когда будут подведены первые итоги…