Проваленная явка

Президент Югославии Воислав Коштуница чувствует себя обманутым. Несмотря на двукратное преимущество в голосах, после второго тура выборов ему так и не удалось стать президентом Сербии. А виноваты в этом рядовые граждане, не пожелавшие явиться на избирательные участки в количестве, достаточном для признания выборов состоявшимися. Зато соперник Коштуницы Миролюб Лабус должен быть доволен: его такой поворот событий вполне устраивает…

По сербским законам, необходимый порог явки должен составить 50%. В минувшее воскресенье на избирательные участки пришло 45,5% человек (2,99 млн.). Согласно данным белградского Центра свободных выборов и демократии, проводившего опрос избирателей на выходе их с избирательных участков, Коштуница получил 66,7% голосов, а его соперник, вице-премьер правительства Сербии Лабус – 31,3%. Впрочем, теперь это уже не важно, поскольку избирательную кампанию обоим претендентам придется начинать заново.

Пока объявлено о том, что повторные выборы состоятся 5 декабря, но в сербском законодательстве нет никаких четких норм о сроках проведения очередного голосования в случае провала выборов. Мандат нынешнего президента Сербии Милана Милутиновича истекает 5 января 2003 года, но нет никакой гарантии в том, что повторные выборы действительно пройдут до этого срока. Если именно так и случится, не исключено, что исполнять обязанности президента Сербии будет спикер национального парламента Наташа Мичич. В этом случае одним из полномочий Мичич станет объявление президентских выборов в течение шести месяцев со дня ее прихода на эту должность.

А пока президент Югославии очень разозлился на Зорана Джинджича, обвинив его в провале второго тура выборов. В общем-то, Коштуница и Джинджич – давние и непримиримые политические противники. Премьер-министр Сербии, сосредоточивший в своих руках большую часть властных полномочий, пытается реализовать программу жестких экономических реформ. Временами он принимает далеко не однозначные решения – такие как выдача бывшего президента Югославии Слободана Милошевича Трибуналу ООН в Гааге. Подобные действия приводят в ярость Коштуницу, юриста, который в ходе этой избирательной кампании подчеркивал необходимость соблюдения и – в случае необходимости – изменения действующего законодательства. При этом премьер-министра президент обвиняет в пренебрежении существующими законами.

Вполне возможно, что обвинения Коштуницы в срыве выборов имеют под собой определенные основания. Отсутствие альтернатив в избирательном законодательстве чрезвычайно выгодно Джинджичу и его стороннику Миролюбу Лабусу. В сложившейся ситуации сербский премьер получит возможность остаться у власти, лишив реального влияния Коштуницу, чье положение и без того уже нельзя назвать устойчивым, поскольку депутаты Демократической партии Сербии, которую возглавляет Коштуница, уже лишены своих мандатов в парламенте благодаря Джинджичу.

Избирательный штаб Коштуницы уже заявил, что оспорит данные о явке граждан. Сомнения сторонников югославского президента вызывает тот факт, что буквально в последние часы перед окончанием голосования на избирательные участки хлынул поток людей. За небольшой отрезок времени явка выросла с 32% до 45%. В лагере Лабуса пообещали сообщить о своих ближайших намерениях через несколько дней.

Фактическое полугодовое безвластие грозит Сербии серьезными проблемами. Несмотря на то, что правительство продолжает работать, с провалом президентских выборов под вопросом оказалось принятие Конституционной хартии союза Сербии и Черногории, которая должна быть утверждена до 7 ноября. Если документ не будет принят в срок, Югославия может попрощаться с надеждой вступить в Совет Европы в этом году.